Медуза попыталась установить заказчиков «политического» ролика Алисы Вокс, о котором здесь рассказывалось в понедельник. Ничего особенно сенсационного выяснить не удалось, зато опубликовали очень дельный комментарий эксперта, объясняющий два разных механизма финансирования провластных политических акций, во всём диапазоне от НОДовско-СЕРБовского насилия до анонимных роликов про «Навального-фашиста» в YouTube.

Механизмы эти — в точности такие же, как при производстве телевизионных сериалов. Часть их снимается сразу на деньги конкретного телеканала, по его предварительному заказу, а другая часть — на собственные средства продюсерской компании, планирующей впоследствии продать готовый продукт потенциальному прокатчику.

Это же происходит и с провластными акциями, в Интернете и реале. Часть этой деятельности осуществляется по предварительному заказу, в соответствии с утверждённой сметой. Другая часть никем не заказывалась, но совершается в расчёте на то, что её заметят, одобрят и задним числом оплатят. Глядя со стороны, не так уж просто разобраться, какая из акций изначально проводилась по начальственному указанию, а какая — лишь в надежде на последующее начальственное одобрение. Тем более, что одни и те же конторы могут в одном случае работать на Кремль, а в другом — на себя, пытаясь вымутить себе новые заказы.
...
Последний вариант — самый изящный и очень распространённый среди клептократов: сперва у государства берутся деньги под один политический проект, на эти деньги потом создаётся другой, и на него снова цыганят госфинансирование. Ярким примером такого может служить политическая карьера нижнетагильца Игоря Холманских. На глаза Кремлю этот неприметный топтун с «Уралвагонзавода» попался после обращения к Путину, в котором он от имени уральских пролетариев предлагал приехать в Москву, чтобы разогнать протестные выступления белоленточников, если полиция с задачей не справляется. Сразу после этого яркого выступления Холманских начали приглашать в Москву на эфиры федеральных телеканалов, а 5 лет назад скромный труженик УВЗ был и вовсе назначен полпредом Путина по Уральскому федеральному округу. Вся эта история может показаться сказкой про Золушку, но только если не знать, что весь конферанс для «потомственного рабочего с Урала» изначально писался политтехнологами в Москве, на деньги, выделенные В.Ю. Сурковым, а попадание Холманских в эфир телемоста с Владимиром Путиным было результатом довольно хлопотных согласований, репетиций и долгого предварительного кастинга среди нижнетагильских ряженых пролетариев.

Довольно значительная часть провластных акций совершается безо всяких руководящих указаний, именно в надежде на то, чтобы в дальнейшем получить госзаказ на их продолжение за деньги. Помимо Холманских, можно тут вспомнить Вована с Лексусом, чьи первые шаги были просто телефонным хулиганством двух великовозрастных дебилов. Уместно вспомнить и правило, подмеченное Навальным при открытии региональных штабов президентской кампании: чем ниже рейтинг правящего единоросса в субъекте федерации, тем нахрапистей действует тамошняя гопота, пытаясь сорвать мероприятия оппозиции. Дело не в том, что Кириенко лично обзванивает губернаторов и велит заслать казачков к тому или иному штабу, а в том, что для местных властей это уличное насилие — понятный способ выслужиться перед Кремлём, доказать свою лояльность и эффективность. Хотя вектор у гопоты явно прокремлёвский, заказчики нападений выступают по отношению друг к другу не как соратники, а как соперники. Победителем явно окажется тот руководитель региона, который вообще не допустит открытия в его городе штаба кампании Навального, но пока что это не удалось даже владивостокским клептократам, задействовавшим беспрецедентный силовой и технический ресурс в связке с местным ФСБ.

В качестве наглядного примера никем не заказанной, но очевидно корыстной, провластной провокации стоит упомянуть сегодняшнюю выходку пресловутых «русских хакеров», создавших в Твиттере фейковый аккаунт от имени свеженазначенного министра культуры Франции Франсуазы Ниссен, чтобы сообщить в нём о смерти писательницы Светланы Алексиевич, про которую, как и про Навального, заранее понятно, что в Кремле её не любят, а Нобелевку считают себе пощёчиной. Легко догадаться, что за этой выходкой в Твитере стоит одна из тех команд, которые до 7 мая финансировалась из бюджетов на избрание Марин Ле Пен президентом Франции, а нынче осталась не у дел, зато с кучей бесполезных знаний и наработок во французском медиапространстве. Сообщение о смерти Алексиевич — это их отчаянная попытка продемонстрировать потенциальному заказчику свои навыки и возможности по манипуляции общественным мнением и вбросу дезы в европейские СМИ через соцсети.

Другой вопрос, что, судя по топорности исполнения задумки, вбросом занималась не целая контора, работавшая по французскому направлению, а какой-то её сокращённый отдел, или оставшийся без заказов подрядчик. Мало того, что аккаунт был создан за сутки до вброса, так в нём ещё и таймстемпы проставлялись по московскому, а не европейскому времени. На разоблачение фальшивки наблюдательным читателям Твиттера с головой хватило 20 минут. Та же провокация силами конторы осуществлялась бы с куда более серьёзным инструментарием: аккаунт взяли бы старый, прокачанный, с длинной историей и миллионами ботов в подписчиках, снабдили бы запись хэштегами и вывели их в топ, а комментаторов, разоблачивших фейк, оперативно банили бы, не давая им возможности отображаться в ленте комментариев. Весь этот протокол давно освоен политтехнологическими конторами, которые работают с соцсетями, но отдельный сотрудник, следуя инструкциям своего бывшего нанимателя, не имеет доступа к его ресурсам. Поэтому провокация и выглядит такой дешёвой и топорной. При съёмках ролика Алисы Вокс ресурс был задействован посолидней — но даже при двукратной переплате артистам массовки за съёмочный день львиная доля бюджета оказалась распилена между продюсером певички и чиновником, обеспечившим госзаказ. Представляю себе, как теперь кусает себе локти звезда «Лабутенов», догадавшись, что на этой политической халтуре, на самом деле, было освоено в пять раз больше средств, чем ей рассказывал посредник...

PS. Читатель вправе задать вопрос, почему я тут говорю только о провластных публичных акциях, и ничего не упоминаю про оппозиционные. Ответ лежит на поверхности. Когда знаменитого американского бандита спросили, почему он грабил банки, он объяснил: because that’s where the money is. Достаточно вспомнить, как обставлен любой запутинский митинг или курултай, и сравнить с тем, как проходят в Москве протестные акции, чтобы догадаться: у оппозиции в России банально нет денег на прокорм всей той своры кургинянов, шевченок, фёдоровых и хирургов, которые за последнее пятилетие наели себе такое сытое лицо с доходов от политических акций. В тех редких случаях, когда деньги у оппозиции всё же появляются (как, например, у Навального, который в 2013 году собрал на свою мэрскую кампанию вдвое больше совокупного оборота крупнейших краудфандинговых платформ России), то тратятся они на реальную деятельность, видимую невооружённым глазом, а не на её имитацию, вроде того «съезда чернобыльцев», на котором спалился единоросский пассионарий и экс-депутат Максим Мищенко, изначальный автор идеи поставить уличное насилие на службу Кремлю. Сейчас он, кстати, совмещает нахождение в тульском СИЗО с фиктивной службой в рядах вооружённых сил. Не Бог весть, конечно, какие деньги, порядка 270 тыр к этому дню, но птичка, как известно, по зёрнышку клюёт, и странно было бы требовать от единоросса, чтобы он добровольно отказался от казённых денег... Что же касается эпичного путинского наброса про 654 российских НКО, якобы получивших из-за рубежа миллиард долларов за 4 месяца, то следа этих денег по-прежнему не могут найти все силовые ведомства великой страны. Так что если и впрямь из-за границы с января по апрель 2013 года поступил тот самый миллиард, то поискать его стоит на панамских счетах Ролдугина, в квартире полковника Захарченко и за высокими заборами медведевских фамильных владений. Которые, как мы помним, профинансированы как раз деньгами некоммерческих организаций, в том числе — и переводами из офшоров острова Кипр, где структуры вице-президента «Газпромбанка» хапнули 11-миллиардный кредит у его же никосийского филиала.


источник - dolboebdolboeb 
[42 ссылок 97 комментариев 4439 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями