Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
Комментарии
2011-10-17 в 18:33 

2053 слова. "Без слов"

Барнаби не мог сказать точно, когда он полюбил Котетсу. Может, это случилось когда он впервые назвал старика по имени, или когда тот заслонил его от удара Лунатика и тем самым спас ему жизнь, может быть тогда, когда Котетсу вдруг вспомнил про его день рождения и подарил ему эту дурацкую игрушку и пару сотен очков опыта, а возможно, это случилось еще в их первую встречу, когда начинающий герой Барнаби Брукс-младший спас непутевого Дикого Тигра.
Барнаби не знал, когда это случилось, зато он точно знал, когда впервые решил облачить свои мысли в слова.
Это произошло через полгода после той истории с Джейком. Было обыкновенное утро обыкновенного рабочего дня, который начинался так же, как и все предыдущие. Барнаби стоял перед раковиной в своей ванной и умывался. Очки лежали на полке у зеркала, и Брукс плохо видел все, что было вокруг. В зеркале светлым пятном расплывался он сам, но на мгновение ему показалось, что это был кто-то другой - кто-то совсем знакомый, неуклюжий и шумный буквально на секунду взглянул на него с поверхности зеркала, а потом снова превратился в размытое пятно.
В том, что Тигр мерещился ему везде, Барнаби видел что-то неправильное. Это чувство было похоже на какую-то одержимость, вот только люди привыкли называть вещи другими именами.
- Я... люблю тебя, Котетсу-сан? - скорее спросил, чем сказал Брукс, и тут же повторил уже уверенней:
- Я люблю тебя.
Он ждал ответа, да даже не ответа, а хоть какого-нибудь знака, но поверхность зеркала продолжала отражать действительность - в ванной был только он один. И он занимался какими-то глупостями, когда через полчаса ему нужно было выходить.
Барнаби вытер лицо полотенцем и посадил очки на свое законное место. Стараясь не смотреть в зеркало, он стремительно вышел из комнаты.


После полутора месяца душевных метаний и таких вот бредовых наваждений Барнаби наконец решился сказать все старику - терпеть стало слишком трудно. Это было тяжелое решение - несмотря на современность технологий и качество жизни, в умах людей остался какой-то консерватизм, и на гомосексуальную любовь все еще посматривали косо. Нет, Барнаби ни в коем случае не был геем, просто он полюбил Котетсу, а Котетсу был... Котетсу был Котетсу.
Наверное, именно поэтому Барнаби и решился емe признаться. Тигр всегда и ко всем относился с пониманием, и даже если он не примет его чувств, то хотя бы не будет смеяться.
Котетсу сидел за рабочим столом и щелкал кнопками мыши. Ллойдс дал им четкие указания просматривать в интернете отзывы о Героях и самих себе в том числе, чтобы знать, что нужно сделать для большей популярности. Кабураги в восторге явно не был, но их начальник приравнял это к неукоснительному пункту их работы, вскользь добавив, что недовольные могут уйти. Это уже скорее было шуткой, чем действительной угрозой, но все же значило, что сидеть в интернете и читать новости о себе было обязательно. Котетсу же, судя по кликам мышки, лишь делал вид, что сидит в интернете, а на самом деле играл в какого-нибудь сапера или раскладывал косынку.
Барнаби наклонился в сторону напарника. Да, так и есть - на экране на зеленом фоне алели перевернутые рубашкой вверх карты.
- К-котетсу-сан? - Барнаби немного волновался, но начать было нужно - раз уж он решился признаться, то он признается.
- Ну где же девятка треф... Да-да, Банни, ты что-то сказал? - Тигр оторвал взгляд от экрана и перевел его на Барнаби.
- Я хотел с тобой поговорить.
- Давай, - Котетсу широко улыбнулся.
Брукс оглядел офис. В углу сидела секретарша Маверика, у кулера с водой стоял бухгалтер Хиро-ТВ. Не то чтобы он стеснялся, просто такой откровенный разговор не предназначался для лишних ушей.
И тут случилось это. Насмешка судьбы, удар свыше - звонок от Агнес. Браслеты героев замигали красным, и Котетсу первым нажал на кнопку приема.
- Тигр, Барнаби, срочно к Западному мосту, - голос Джубер звенел в ушах.
"Как невовремя, господи, как невовремя", - подумал Брукс.
- Сейчас будем, - безапелляционно ответил Котетсу.


Уже ближе к вечеру, когда они поймали сбежавшего из-под конвоя заключенного-некста, старик, весь в пыли, в окружении полицейских машин и пары телевизионных фургонов, спросил Банни, о чем тот хотел поговорить.
"Да так, ерунда", - улыбнулся Барнаби.


Они сидели в кафетерии здания Аполлон-медиа. Точнее сидел Барнаби, а Котетсу вызвался отстоять в очереди - было время обеденного перерыва, и люди стали стекаться сюда со всего здания, совсем как мухи на мед.
Брукс смотрел в окно. Там, за стеклянной преградой, возвышались мерцающие на солнце зеркальные панели высотных зданий. Но ни прекрасная погода, ни завораживающая красота Золотого яруса Штернбилда не волновали Барнаби. Сейчас его мысли были посвящены одному, и имя ему было Котетсу. Он сам не заметил, как признание стало идеей-фикс, которая преследовала его везде и во всем. К тому же, это было не очень честно - пользоваться расположением человека, считающего вас друзьями, хотя ты на него как на просто друга смотреть перестал.
- Еле отстоял, - после пятнадцатиминутного ожидания Тигр все-таки вернулся - у него на подносе были две глубокие миски с какой-то подозрительной жидкостью.
- Это еще что? - спросил его Барнаби с явным скепсисом в голосе.
- Суп. Тыквенный. О-очень вкусный! - Котетсу очень забавно растягивал гласные, и Брукс не смог не улыбнуться.
- Я тебя люблю.
- Мог и не благодарить, - ответил ему Тигр и, пробормотав традиционное "итадакимас", приступил к трапезе.


Они стояли на крыше здания в ожидании преступника. Тот, по словам Агнес, должен был появиться буквально через пару минут - Огненный знак и Скайхай уверенно гнали его в их сторону. На перекрестке прямо под ними мелькали машины, периодически сменяемые стройным маршем пешеходов. Город жил и продолжал бы жить, даже если они не поймают этого преступника. Но они его поймают, потому что они первая и лучшая команда за всю историю существования Героев.
- Знаешь, Котетсу-сан, - Барнаби продолжал смотреть вниз, на проносящиеся по улице автомобили и неоновый свет витрин магазинов и ресторанчиков, но краем глаза заметил, что Тигр перевел свой взгляд на него, - я тебя люблю.
- И я тебя, - улыбнулся Котетсу, - мы же напарники.
И прежде, чем Барнаби успел что-то ответить, с воплем "появился наконец", Тигр прыгнул вниз.


Барнаби не был человеком, вкладывающем свои эмоции в свои действия. Он всегда старался поступать, следуя исключительно доводам рассудка, однако его нынешнее состояние говорило об обратном. Он уже сорок минут бежал на беговой дорожке, включив практически максимальную сложность - скорость была просто чудовищной, не говоря уже об угле наклона тренажера. За черной лентой невозможно было уследить глазами, как, впрочем, и за ногами Барнаби. С таким остервенением он не тренировался уже давно.
Он потерял счет своим попыткам рассказать о своих чувствах Котетсу. Постоянно что-то случалось: то очередной вызов, то внезапно появляющиеся откуда-то люди, при которых Барнаби тут же стушевывался. Он бы не удивился, если бы во время его следующей попытки на него упал кирпич. Или на Котетсу. Или еще что-нибудь, черт возьми!..
- Что-то случилось, красавчик? - оказывается, Натан стоял рядом, причем, кажется, давно, но Брукс заметил его только сейчас, когда тот подал голос.
- Что ты имеешь в виду? - несмотря на огромную нагрузку, Барнаби говорил почти обычным своим голосом, и лишь по слипшимся от пота волосам можно было понять, что он занимается уже давно и, возможно, даже устал.
- Еще немного твоего недовольства и дорожка разлетится от перенагрузки, - хмыкнул Огненный знак.
- Не понимаю, что ты хочешь сказать. Я просто занимаюсь, - спокойно говорить было тяжело, но Барнаби это почти удалось.
- Тогда удачи тебе, сладкий. Не перенапрягайся, - улыбнулся Натан и ушел в сторону душевой.

URL
2011-10-17 в 18:33 

- Эй, Банни, не хочешь вместе выпить?
Барнаби оторопел. Котетсу-сан сам пригласил его выпить? Это было что-то из ряда фантастики. Не зная, что ответить, и, главное, не веря собственному счастью, Брукс просто кивнул и лишь после десяти секунд раздумий тихо спросил:
- Есть какая-то причина?
- Натан сказал, что у тебя какие-то проблемы, вот я и подумал, что тебе нужно расслабиться. Заодно расскажешь, что случилось, - и закончив, Котетсу хитро подмигнул напарнику.
Барнаби еле-еле удержался, чтобы не ударить себя рукой по лицу. Или не себя. Натан, кажется, не знал такого определения, как личная жизнь, или же знал и отчаянно хотел, чтобы она перестала быть личной. Впрочем... ему действительно нужно было выпить. Барнаби никогда не был хорошо знаком со всей палитрой эмоций, и сейчас, когда чувства накрыли его самого, он ощущал невероятную моральную усталость. На еще одно признание ему вряд ли хватило бы сил, но расслабиться ему определенно было нужно.
Барнаби вздохнул и улыбнулся напарнику:
- Пошли.


Котетсу трещал без умолку всю дорогу до бара, видимо, пытаясь развеселить Барнаби, и тот невольно стал улыбаться. Вокруг старика всегда витала какая-то аура счастья и искренней радости, настолько чистой и детской, что многие путали ее с инфантилизмом. Да, Котетсу был неуклюж и радовался каждой мелочи, но он был взрослым человеком и умел принимать правильные решения, и...
Барнаби одернул себя. О положительных качествах своего напарника он мог рассуждать вечно, впрочем, как и об отрицательных. Но сейчас было не до рассуждений - Котетсу крутился на высоком барном стуле - тоже мне, взрослый! - и вопросительно смотрел на Брукса. "Кажется, я прослушал вопрос", - подумал Барнаби и, рассеянно улыбнувшись, повторил то же самое вслух.
- Банни, с тобой правда что-то не так, - вздохнул Котетсу, - я спросил, что ты будешь пить.
Брукс оглядел барную стойку. Она была воистину огромная, метров десять длиной, и несколько рядов полок были тесно заполнены какими-то бутылками, каждая из которых обязательно отличалась ото всех остальных формой, цветом и размером. На цветном стекле, отражаясь на поверхности согревающих жидкостей, играл тусклый свет лампы. Обычно Барнаби пил вино, газированную воду или, на крайний случай, молоко, но сюда он пришел не пить, а выпить.
- Мне водки, пожалуйста.
Котетсу округлил глаза от удивления.
- Банни, ты уверен? Ты же не Оригами, да и не...
- Иван еще мальчик, - перебил его Брукс, - а я хочу водки.
- Ну... как знаешь, - ответил Котетсу. Себе он взял какой-то коктейль, название которого Барнаби даже в трезвом состоянии выговорить не мог. Он вообще плохо разбирался в алкоголе, если речь, разумеется, не шла об элитных сортах вин.
Бармен очень быстро принес маленькую рюмку и до краев наполнил ее прозрачной жидкостью. Барнаби выдохнул и выпил ее залпом.
У водки, на самом деле, не было вкуса. Лишь резкий запах и горьковатое, тяжелое послевкусие, остающееся даже не на языке, а где-то в районе гортани. Зато она согревала, практически обжигала внутренности.
То, что нужно, подумал Брукс и попросил вторую порцию.


-...я так больше не могу! Я уже раз десять пытаюсь признаться, а этот идиот все портит! - Барнаби говорил четко и тихо, практически шипел, но он почти съехал в высокого стула, не говоря уже о пустом стакане, за который он, сгорбившись, держался, будто утопающий за спасительный круг.
- Ну ты не расстраивайся, - пытался успокоить друга Котетсу. Сначала он казался растерянным: он впервые видел своего напарника откровенно пьяным, да тот его еще и огорошил новостью, что влюблен в мужчину. Нет, в том, что избранником Банни стал мужчина, Тигр ничего противозаконного не видел, просто сама идея влюбленного Барнаби казалась ему несколько... абсурдной? Однако, его другу срочно была нужна помощь, чем, собственно, Котетсу и занимался.
- А ты попробуй ничего не выдумывать. Не изобретай колесо и скажи ему все напрямую, - Тигр улыбнулся своей фирменной улыбкой от уха до уха - лучшего совета он бы самому себе не посоветовал.
- Котетсу...-сан, - Барнби посмотрел на него неотрывно и серьезно, впрочем, картине несколько мешали слегка запотевшие очки, - я тебя люблю.
- Именно так! - рассмеялся Тигр.
От удара по столу кулаком Барнаби потерял равновесие и скатился со стула на пол.


Это был последний раз, когда Барнаби признавался в любви Котетсу. Потом началась - или возобновилась? - вся эта история с Джейком и пробелами в памяти, и душевное состояние Брукса уже не располагало к деликатным разговорам.


Когда он услышал, что Котетсу собирается уйти из Героев, не сказав ему ни слова, Барнаби пообещал себе никогда не говорить тех слов, что он так хотел сказать раньше. Он просто не мог говорить о любви человеку, который ему не доверял и, следовательно, считал чужим.


Он так их и не произнес. Не потому, что разлюбил Котетсу - Котетсу невозможно было разлюбить, - и не из-за неподходящих ситуаций - удачных для признания моментов было предостаточно. Просто Барнаби смотрел на Котетсу - пытающегося всех спасти, на умирающего Котетсу, на Котетсу, жертвующего собой ради него, на Котетсу улыбающегося, на неловкого Котетсу, на Котетсу спящего, голодного, стучащего зубами от холода; по-домашнему уютного, в фартуке и пытающегося что-то приготовить; на разбивающего по неловкости любимые чашки, на смеющегося и корчившего рожи...
В общем, он смотрел на Котетсу и понимал, что никакие слова, на самом-то деле, не нужны.

URL
2011-10-17 в 20:05 

mainhoon
Fried Rice and Eyelashes///"I've always believed people fall in love with a whole person, not just a body. Why would you shy away from loving someone just because they're like you?"(c)
Автор, это просто невероятно *________________________________________*
Я вас люблю!))
з.

2011-10-17 в 20:46 

mainhoon, спасиибо *___* а то я уже начал сомневаться, надо ли было выкладывать :shuffle:
а.

URL
2011-10-17 в 20:51 

mainhoon
Fried Rice and Eyelashes///"I've always believed people fall in love with a whole person, not just a body. Why would you shy away from loving someone just because they're like you?"(c)
Гость, вы по ним пишете ещё?) Я бы с радостью почитала =)

2011-10-17 в 20:56 

mainhoon, это была своего рода проба пера в фандоме :D но я обязательно напишу еще!)

URL
2011-10-17 в 21:05 

mainhoon
Fried Rice and Eyelashes///"I've always believed people fall in love with a whole person, not just a body. Why would you shy away from loving someone just because they're like you?"(c)
Будем ждать) как вас найти то можно будет? :)

2011-10-17 в 21:09 

mainhoon, я могу раскрыться после окончания тура, например :3

URL
2011-10-17 в 21:10 

mainhoon
Fried Rice and Eyelashes///"I've always believed people fall in love with a whole person, not just a body. Why would you shy away from loving someone just because they're like you?"(c)
Точно, нельзя же раньше раскрываться) :squeeze:

2011-10-17 в 21:31 

Какой прекрасный и теплый рассказ =))) Спасибо большое автор, доставило удовольствие. :chup2:
Нашлась очепяточка =З
поэтому Барнаби и решился емe признаться. Ему

2011-10-17 в 21:46 

Jinchuuriki13, ой, а казалось, я его вычитал :с
спасибо и вам за теплый отзыв)
а

URL
2011-10-17 в 21:57 

ой, да не переживайте, автор. Мы же все люди =))) Одна помарочка общей картины не испортила.
Правда, очень задело. :heart:

2011-10-17 в 23:03 

Эйвлинн
Ваша идея, конечно, безумна. Весь вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы оказаться верной(с)
Прекрасно. Чудесное исполнение. ;)
- Котетсу...-сан, - Барнби посмотрел

2011-10-18 в 11:41 

Котэцу, о любовь моя, Котэцу, выходи за меня
Автор, я вас люблю. Это так сильно.. Задело. Спасибо. :heart:

2011-11-21 в 08:13 

Ария Чистых Небес [DELETED user]
Замечательное исполнение :heart:

2011-11-21 в 15:27 

chuckless
a hat full of bomb, a fist full of penis, and a head full of empty
автор еще раз сердечно благодарит всех, кто прочитал и кому понравилось :)

2012-04-18 в 22:25 

Диана*
Когда носишь тельняшку только из-за любви к кацудону.
Славная история!
Но всё-таки жалко, что Барнаби "так их и не произнес."

2012-06-03 в 14:28 

Allen Hant [DELETED user] [DELETED user]
Ты заставляешь мою голову биться чаще...
Зато, осталась интрига. Пусть и не завершенности, но картина, таки, вышла полная. Спасибо!)

   

Tiger&Bunny non-kink fest

главная