Комментарии
2011-04-12 в 15:40 

В преклонном возрасте Лао Цзы отправился из страны на запад. Когда он достиг пограничной заставы, то её начальник Инь Си попросил Лао Цзы рассказать ему о своём учении. Лао-Цзы выполнил его просьбу, написав текст Дао Дэ Цзин (Канон Пути и его Благой Силы).(с)

Примечания!

1049 слов

***

Поздней осенью к пограничной заставе Одинокая Нефритовая Флейта подошел усталый путник, ведущий за собой груженого осла. Начальник заставы, Инь Си, человек гордый и вспыльчивый, но не лишенный благородных устремлений, тут же узнал в путешественнике Лао Цзы, но виду не подал и выпустил к нему обычного рядового стражника.

- Вы почтенный Лао Цзы? – спросил стражник у Лао Цзы, рассматривая его документы.
- Нет, я ничтожный Эр Лань, - ответил Лао Цзы.
- А в паспорте написано – Хакуян, - нагло возразил стражник и протянул совершенномудрому руку, алчущую банальной мзды.
- А вот, у меня еще права есть, - сказал Лао Цзы и положил в мздолюбивую ладонь водительские права.
- Это же Боян! – воскликнул стражник.
- Тоже мое имя, - степенно ответил Лао Цзы, за двести лет жизни не растерявший чувства юмора.
- Да вы же нарушитель! – взревел стражник, разъяренный до потери чувства уместного.
- Легко достигнутое согласие не заслуживает доверия, - с этими словами Лао Цзы ловко выхватил из руки стражника водительские права.
Служитель порядка оцепенел, сраженный наглостью совершенномудрого, но быстро нашелся:
- А все равно не пропущу. Чтобы вывозить животных, нужна справка санэпидемконтроля. Приказ начальника заставы, Великого Инь Си.
- Какой еще такой Великий, - удивился Лао Цзы. - Дао велико, небо велико, земля велика, и, наконец, царь велик. Итак, в мире существует четыре величия, и ни одно из них не носит имя Инь Си.
Потом подумал и добавил:
- Меня окружают идиоты.
Стражник прозрел и увидел Дао.

***

Начальник заставы Одинокая Нефритовая Флейта Инь Си, как уже говорилось выше, был человеком гордым и вспыльчивым. Он не терпел, когда его называют идиотом и когда кто-то прозревает и видит Дао в рабочее время и в ущерб установленным обязанностям.
Поэтому он выскочил из своей будки, рыча и стеная, как раненый медведь, багровостью лика подобный демону из Преисподней.
Совершенномудрый ждал его тихо и смиренно, набрасывая докладную записку о самоуправстве и взяточничестве.
- Так Лао Цзы ты или не Лао Цзы?! – воскликнул Инь Си, хватаясь за табельный меч и теряя приличие.
- Правда ли то, что превосходный воин никогда не разгневается? - кротко укоряя, ответил Лао Цзы.
- Я думаю, ты не Лао Цзы, - попытался взять себя в руки начальник заставы. – Я думаю, ты – Эйнштейн! Только евреи отвечают вопросом на вопрос!
- Я – Лао Цзы, - ответил на вопрос совершенномудрый. – А вот ты, начальник Инь Си, явно 1э. Ведь говорят, что шмелю не изменить куколки, юэской курице не высидеть гусиного яйца, а 1э не постичь Дао. Санэпидем подтверждает.
Тут бы любой просветлился, но только не вспыльчивый и гордый Инь Си.
Он вышел вперед, достал свой табельный меч и, изрыгая слюну и проклятья, накинулся на совершенномудрого с жалобами и упреками.
- Как же меня заебали эти коррумпированные чиновники из столицы! – возопил начальник заставы.
- Причина того, что трудно управлять народом, заключается в том, что народ просвещается и в нем много умных, - тонко прикололся Лао Цзы.
Это оказалось последней каплей.
Инь Си осатанел.
Зная, что не в силах причинить вред высокопоставленному старцу, он впал в ярость. Он топал ногами в начищенных до блеска сапогах, размахивал руками и изрыгал ужасные проклятья.
Совершенномудрый слушал, размышляя о прихотливости путей Дэ, и наскоро прикидывал план своей дискуссии с Конфуцием, который, как говорили недоброжелатели, был вовсе даже не Конфуцием, а в некотором роде Сократом.
Тем временем Инь Си разошелся как буря.
- Ты смотришь на меня как на помет горного осла! – кричал он. – А я – начальник! Я тут начальник! Всех начальников начальник!
А потом посмотрел на заставу и злобно, но страстно добавил:
- И мочалок командир…
- Хорошее войско - средство, порождающее несчастье, - согласился с ним совершенномудрый.
Начальник заставы возопил:
- Да это же форменное издевательство, чтоб меня перекосило!
- Будьте внимательны к своим мыслям, - назидательно сказал Лао Цзы. - Они начало поступков.
И, печально вздохнув, совершенномудрый со всей дури захуярил персиковой метлой по черепушке Инь Си.
Начальник заставы выпучил глаза, закашлялся – и увидел Дао.

***
Вот уже третьи сутки на пограничной заставе Одинокая Нефритовая Флейта царили благость и гармония.
Одинокие путники, а также процессии, сопровождающие роскошные носилки, и караваны контрабандистов проходили через заставу беспрепятственно, как шелковый платок красавицы через серебряный браслет.
И все это время начальник Инь Си, просветленный Дао, ходил за Лао Цзы, впитывая крохи совершенной мудрости.
Лао Цзы уже даже не знал, куда от него деваться.
- Учитель! Правда ли, что в начинаниях должно зреть в корень и не заморачиваться на мелочи?
- Беда всего мира происходит из мелочи, как великое дело - из малых, - уклончиво ответил Лао Цзы и попытался сбежать, но начальник Инь Си оказался быстрее. Он уже ждал совершенномудрого за поворотом, с нездоровым блеском в глазах и чайным столиком в руках.
- Учитель! А может, коньячку с икоркой?
- Воздержание - это первая ступень добродетели, которая и есть начало нравственного совершенства, - поморщился Лао Цзы. А потом, подумав, согласился.

За начальником Инь Си, бесшумные и шустрые, как шпионы-лазутчики из скрытых деревень, следовали простые рядовые стражники и время от времени тоже взывали к уму совершенномудрого.
- Учитель! Другой Учитель говорит: «Пять вещей составляют совершенную добродетель: серьезность, щедрость души, искренность, усердие и доброта». Что вы об этом думаете?
- Кто делает вид, что много знает и ко всему способен, тот ничего не знает и ни к чему не способен, - поморщился Лао Цзы. Конфуция он не то чтобы очень любил.

- Учитель! – нашелся начальник Инь Си, оттирая проштрафившегося стражника за свою мощную спину. – А расскажите что-нибудь еще!
- Голос истины противен слуху, - ответил совершенномудрый, с тоской глядя на запад.
Инь Си заметил этот взгляд, и слезы покатились по его суровому лику.
- Как же мы без вас, Учитель! Кто расскажет нам про пути Дао, кто поддержит нас в трудную минуту?

Правду говорят, совершенномудрый был столь же милосерден, сколь и мудр, и причитания Инь Си его тронули.
- Даже и не знаю… - задумался он. – Ведь высказанная вслух истина перестает быть таковой, ибо уже утратила первичную связь с моментом истинности.
- Напишите для меня книгу перед тем, как скроетесь! – взмолился начальник заставы, а его стражники смиренно окружили Лао Цзы и почтительно препроводили его в камеру предварительного задержания.

***
Лао-Цзы выполнил его просьбу, написав книгу под названием Дао Дэ Цзин. В народе она получила другое название – «Три Телеги», то ли потому, что бамбуковые дощечки, на которых она была написана, умещались аккурат в три телеги, то ли потому, что три истины, которые были в ней изречены, казались простому люду более чем сомнительным пиздобольством.

URL
2011-04-12 в 18:06 

Небесный Ящер
Your halo slipping down to choke you...
Боже, это прекрасно!) покорили))

2011-04-12 в 21:08 

maurice_l
Ааа, чёрт побери, как же отлично:lol::lol: И цитаты, цитаты, так к месту цитаты%))

2011-04-13 в 10:23 

Автор, "Под небом все лишь временно бывает." (с) Лао-цзы Спасибо ,за работу)))

2011-04-13 в 11:25 

Небесный Ящер
спасибо! ^ ^ автор старался, чтобы вышло прекрасно.)

maurice_l
доа, ЛЦ говорит буквально цитатами из себя.)))

Призрак вечности
спасибо за теплые слова!)

URL
2011-08-24 в 11:46 

:nechto: :hlop: :hlop: :hlop:

Шедеврально ! Море удовольствия )))

URL
   

Психейога - это фест!

главная