Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:22 

#1.9

naruto [non-kink]
Админ
АУ. Наруто-персонажи как мафия (можно также в противодействие полицию). Мафиозная эстетика: пистолеты, шляпы, разборки, деньги, наркотики, переговоры, омерта, вендетта. Не дарк, желательно чистый джен и побольше персонажей как семей-группировок.

@темы: тур №1, выполненные заявки

URL
Комментарии
2009-08-25 в 22:52 

Названия пока нет у меня всегда туго с названиями((

Их встреча абсурдна уже сама по себе, и надеяться на то, что она может принести хоть что-то стоящее, по крайней мере, глупо.
Три столетия назад эти земли – в то время богатые и плодородные – разделили между собой три семьи: Учиха, Хьюга и Инузука. Шло время, сменялись поколения, на смену тихим селениям пришли шумные, высотные города, и Семьи – кто охотно, кто не очень – были вынуждены меняться вместе с ними. Они ушли в тень, уступив место дуракам, которых легче контролировать, чем сидеть на их месте, но смена названия не значит смены сути. И пусть о них не говорят вслух, но каждый в городе знает: власть Семей мафии все так же сильна, а пойти против нее значит добровольно подписать себе смертный приговор.
«Каждый сам за себя» гласит трехсотлетний девиз, но сегодня Хьюга, несгибаемые, верные традициям Хьюга, собираются его нарушить.
- Но, падроне [1], это же…
- Хватит, Неджи. Все это я уже слышал.
У Хиаши твердый, не терпящий возражений голос. Он правит Семьей железной рукой, и то, что Неджи позволили высказать свое мнение, уже может считаться величайшей редкостью. Редкостью, которая вряд ли когда-нибудь еще повторится.
- Наша Семья…
- Сильная, Неджи, я знаю, - не дает договорить ему Хиаши. - Но нас слишком мало. В последнее время Учиха стали чересчур дерзки, они убивают наших людей даже днем, у всех на виду. Мы уже потеряли территории на юге только из-за того, что думали, будто можем справиться со всем в одиночку. Я не могу допустить, чтобы это продолжалось.
В словах Хияши ни грамма лжи, ни тени притворства. Все обстоит именно так, как он говорит, Неджи знает это не хуже других, но сама мысль о том, чтобы объединиться с кем-то, тем более с Инузука, с этими взбалмошными собачниками, не вызывает у него ничего кроме отторжения.
- Пришло время меняться, Неджи, и как бы я ни был против, если мы хотим выжить, иного выбора у нас нет.
Сейчас Неджи готов поклясться, что перед ним не тот Хьюга Хияши, которого он знает столько лет. Тот Хияши, за которого отдал жизнь отец Неджи, никогда не позволил бы себе даже подумать о том, что их клан нуждается в чьей-либо помощи, не то что согласиться на союз с Инузука. Эта мысль стучит в голове Неджи маленьким молоточком, и, захваченный ее ритмом, он ловит лишь окончание следующей фразы Хияши:
- … поэтому в знак того, что мы действительно хотим всего лишь поговорить, оба клана берут с собой своих наследников.
Неджи кажется, что он забыл, как дышать.
- Синьорина[2] Ханаби сейчас в западной провинции, - произносит он бесцветным голосом, слишком хорошо зная, что это означает.
- Именно, - согласно кивает Хияши. - Поэтому на встречу со мной поедет Хината.
Хьюга Хината, старшая дочь Семьи, тихая и соглашающаяся со всем, что прикажет отец, как склоняющийся под ветром камыш, никогда не была той, на кого клан возлагал свои надежды. На фоне своей младшей, но куда более способной сестры, она всегда казалась чем-то вроде нелепой ошибки, по чистой случайности родившейся первой и отобравшей у Ханаби право зваться старшей дочерью. Для Семьи Хината – всего лишь товар, единственная ценность которого в ее кровной связи с главой клана. На ее спине ярлык «продать подороже», и никто не замечает, что девочка, которая с ним живет, уже давно выросла.
Пусть Хината не так сильна, как отец, и не так стремительна, как сестра, но она по праву носит имя своего клана, потому что никто из Хьюга не может видеть так, как видит она: сквозь стены, сквозь души. И для этого ей даже не нужен Бьякуган.
- Это опасно, - глухо произносит Неджи.
Хияши позволяет себе скупую, едва заметную усмешку.
- К счастью, я не настолько глуп, чтобы полностью довериться Инузука, - холодно говорит он, и Неджи с облегчением понимает: Хияши Стальной Кулак вернулся. - Не отходи от Хинаты ни на шаг.
- Слушаюсь.

* * *

- Чегооо?
- Что слышал, мелкий. Встреча с Хьюга через час, так что живо выметайся из своей конуры, пока я собственноручно не спустила тебя вниз по лестнице!
- Какие Хьюга? - накрываясь подушкой, сонно бормочет Киба. - Ты совсем спятила, сестрица? Да они лучше удавятся на собственных галстуках, чем согласятся идти с нами по одной улице. Или мир перевернулся?
- Может, и перевернулся, - голос Ханы, судя по всему, и не собирается стихать, хотя Киба сейчас страстно жаждет именно этого. - И ты, если бы не дрых столько, знал бы, почему.
- Давай ты мне завтра расскажешь, а? - делает еще одну попытку Киба, крепче вцепляясь в подушку, которую у него пытаются вырвать из рук.
- Завтра? Завтра?! - кипятится Хана. - Ну все, это была последняя капля. А ну встал, быстро!
Киба успевает только ойкнуть, когда его пинком вышвыривают из кровати и, не дав опомниться, за шиворот тащат за собой вниз по лестнице. Следом, оказывая посильную моральную поддержку, топает Акамару. После пятой ступеньки до окончательно проснувшегося Кибы, наконец, доходит если не все, то, по крайней мере, тот очевидный и удручающий факт, что если еще один лестничный пролет будет преодолен в таком же темпе, в ближайшее время сидеть он точно не сможет.
- Я проснулся уже, проснулся!
- О, смотри, как заголосил, - останавливается, наконец, Хана. - Впрочем, мы все равно почти прибыли. Дальше сам дойдешь?
Постанывая и держась за то, что еще не отбили, Киба, морщась, кивает.
Чего уж там? Осталось-то семь ступенек, идти всего ничего. Вот бы еще зад так не болел, так вообще бы красота была.
Акамару сует под руки мохнатую голову, поскуливая, будто просит прощения за то, что допустил такое обращение с хозяином.
- Ладно, ладно, дружище, ты тут ни при чем, - ободряюще треплет его по холке Киба. - Это ж Хана, против нее не попрешь.
- Мне кажется, или я только что слышала свое имя?
- Нет, нет, нет, это я тут собираюсь по частям после спуска, что ты мне устроила. Все отлично, все просто замечательно, - спешно оправдывается Киба.
- Смотри у меня, - бросает через плечо Хана и поворачивается к сидящей у камина женщине, рядом с которой развалился на полу огромный черный пес с повязкой на глазу. - Я привела его.
- Хорошо, - кивает та. - Подойди ближе, Киба, мне нужно поговорить с тобой.
Киба разом выпрямляется при звуке ее голоса. Пусть Семьи клана и его мать, но неуважения к себе она не потерпит.
- Как пробуждение? Не слишком болезненно? - интересуется она с легкой иронией. Черный пес рядом с ней издает звук, похожий на фыркающую насмешку.
- Все в порядке, пустяки, - уверенно врет Киба. Его мать, Инузуки Тсуме, не терпит слабость, тем более слабость в мужчинах. Многие покинули Семью, не сумев оправдать ожидания своего лидера, но те, кто остались, по праву заслуживают звание сильнейших.
- О, - одобрительно тянет Тсуме. - я вижу, щенок уже вырос. Садись, у нас мало времени, а мне нужно многое тебе рассказать.
- О Хьюга? - сразу спрашивает Киба.
Странные слова Ханы о встрече с ними будят в нем предчувствие драки, хотя в последнее время и без того не слишком яростные в борьбе за новые территории Хьюга что-то совсем притихли. Ходят слухи, что их сильно прижали Учиха, но на то они и слухи, чтобы верить им с опаской. У Инузука и самих проблем с ними хватает, чтобы влезать еще и в чужие распри.
- Да, о Хьюга, - кивает Тсуме.
Усаживаясь на мохнатый, так похожий на мех Акамару ковер перед камином, Киба уже чует, что разговор будет не из легких.

URL
2009-08-25 в 22:53 

* * *

Здание заброшенного склада выглядит в ночи, как сутулый старик-великан: угрюмое, согнувшееся вдвое под собственной тяжестью, скрипящее оторванными листами железа на крыше.
Нейтральная территория. Чтобы обойтись без трений относительно того, кто на чью землю пришел, а, значит, и кто здесь хозяин. Споров и без того хватит, знает Неджи. Все знают.
К месту встречи они приходят одновременно. Хороший знак, сказали бы старики, да только в мафии не бывает стариков. Работа не позволяет.
Неджи цепким взглядом осматривает явившихся Инузука. Около дюжины, нет, четырнадцать человек, все молодые, разумеется, и лишь трое из них – мужчины, в чем тоже нет ничего удивительного. Инузука – единственная Семья, в которой царит матриархат, и если Хьюга всерьез собрались заключить с ними союз, с этим фактом придется смириться. Как и с тем, что, в отличие от Хьюга, так гордящихся тем, что все их люди одной крови не только в переносном, но и в прямом смысле, Инузука принимают чужаков. Пусть выбирая сильных и умелых, но все же чужаков. Для Семьи Неджи это неприемлемо.
Закрыть глаза они не смогут, это точно. Абсолютно невозможно. Но вот щуриться – поджимая губы, пряча презрение за пустыми лицами, – щуриться Хьюга умеют.
Вперед прочих Инузука выходит невысокая, но отнюдь не кажущаяся хрупкой женщина, их Босс. Рядом с ней встает самый молодой из их семьи: крупное кольцо с головой ощетинившегося пса на его пальце выдает в нем наследника, и, глядя на него, Неджи едва сдерживается, чтобы презрительно не скривиться. Волосы младшего Инузука растрепаны, будто его только что стащили с кровати, кожаная куртка с меховым воротником капюшона полурасстегнута, а к поясу пристегнуты две спускающиеся до кармана цепочки.
Неджи отводит взгляд, чтобы не видеть этот ужас. Во имя всего святого, разве может приличный мафиози так выглядеть? Впрочем, остальные Инузука одеты примерно так же. А псы? Возле каждого из Инузука сидит по огромному мохнатому чудовищу. Они в полтора раза больше самых крупных из волкодавов, которых Неджи когда-либо видел. Говорят, эту породу Инузука вывели сами, и только для своей Семьи. Живое оружие для тех, кто не признает оружия огнестрельного.
Неджи слегка поводит плечом, чтобы ощутить привычное тепло кобуры под левой рукой. Никакая мохнатая тварь не сравнится в быстроте и точности с его Бьякуганом, и потому, скользя взглядом по псам, он не чувствует ничего кроме брезгливости.
- От имени своей Семьи, я, Инузука Тсуне, приветствую вас, - произносит вышедшая вперед женщина. - Рада, что прежние разногласия сегодня забыты.
Хияши сдержанно кивает.
- Я, Хьюга Хияши, и моя Семья отвечают вам тем же.
На сцепленные в рукопожатии ладони смотрят обе семьи, и особого благодушия в этих взглядах не видно. Слишком многое случилось между ними, слишком много крови было пролито, а в мафии не принято забывать обиды.
- Мы пришли сюда, чтоб поговорить о том, что касается обоих наших Семей, - сухо продолжает Тсуне. - Об Учиха. Их влияние…
Ее перебивает тихое, но тревожное скуление сидящего возле ноги наследника белого пса. Он встает на все четыре лапы и вертит мохнатой головой из стороны в сторону, будто пытаясь уловить чей-то ускользающий запах.
Прежде, чем Тсуне бросает через плечо жесткое «Киба», Неджи успевает заметить, как зябко, будто от холодного сквозняка, передергивает плечами Хината.
- Тише, Акамару, успокойся, - наследник Инузука, Киба, кладет ладонь на лобастую голову своего зверя, и тот сразу же затихает, виновато тычась носом в ногу хозяина.
- Влияние Учиха в последнее время резко возросло, - возвращается к прерванному разговору Тсуне. - Они больше не соблюдают условий договора между Семьями, и нападают на моих людей на нашей же территории. Я не намерена больше этого терпеть. Уверена, что Хьюга в той же ситуации, иначе вы не согласились бы на эту встречу.
Акамару снова толкает головой Кибу, несильно, но настойчиво.
Упрямое, своенравное животное, думает Неджи. Как можно считать его своим оружием, если ты даже не в состоянии его контролировать? Эти собачники зря полагаются на чужие клыки и когти, не имея своих собственных. Неджи не понимает этого так же, как и того взгляда, каким Хината смотрит сейчас на молодого Инузука.
Она никогда не смотрела так на него, своего брата, – с живым, трепещущим интересом в глазах.
И пусть Киба не замечает ее взгляд, пусть они с Хинатой не перекинулись даже парой слов – Неджи уже его ненавидит.
Слова Хияши доносятся до него, будто издалека – неясные, едва различимые. Неджи пытается сосредоточиться на разговоре, но единственное, о чем он может сейчас думать – что такого есть у Кибы, чего нет у него?
А потом Хината кричит – громко, испуганно. Будто разлетается вдребезги простреленное окно.
- Осторожно!
Молниеносное движение – отчаянное, неосознанное: она бросается к Кибе, отталкивает его в сторону и падает рядом с ним на пол, схватившись за плечо. Серое мешается с черным – Хьюга и Инузука кидаются защищать боссов, и только псы, учуяв выдавшего себя чужака, сворой срываются с места.
- Взять! - рявкает Тсуне. Ее твердый голос бьет будто плетью.
За псами бросаются шестеро Инузука, но когда они, вышибив проржавевшие двери склада, выбегают на улицу, на крыше уже никого нет. Неджи знал это еще до того, как Тсуне отдала приказ. Киллеры мафии работают чисто и не оставляют следов, но ему сейчас нет дела до них: у Хинаты прострелено плечо, она дрожит в его руках, как затухающее в камине пламя.
И из-за кого? Из-за идиота Кибы, жизнь которого не стоит даже пустой обоймы. Неджи не позволит этому жалкому собачнику даже прикоснуться к Хинате, не то что осмотреть ее рану.
- Руки прочь, - цедит он сквозь зубы. Ствол его Бьякугана упирается в лоб Кибы, но того это, похоже, совсем не пугает.
- На крыше никого. Он успел смыться раньше, - возвращаются с докладом Инузука, и тут же замирают, увидев нацеленный на их наследника пистолет.
В следующий миг склад заполняет угрожающее рычание псов, в котором уже не слышно, как вылетают из ножен короткие ножи их хозяев. В тот же миг щелкают взведенные курки Бьякуганов.
- Спокойно, все нормально, - поднимает руки Киба, не сводя глаз с Неджи. - Я просто хочу помочь, ведь она спасла мне жизнь.
- Хьюга не нуждаются в твоей помощи, - мрачно отрезает тот. - И никогда не будут нуждаться.
- Неджи.
Голос Хияши отрезвляет, как пощечина. Заставляет вздрогнуть, инстинктивно крепче сжать плечо Хинаты, причиняя ей тем самым еще больше боли.
- Не… джи, - шепчет она слабо. - Опусти… пистолет.
Неджи не может выстрелить, пока ее пальцы лежат на стволе Бьякугана. Просто не может. Как не в силах отказать, когда Хината просит его убрать оружие.
- Наши врачи обработают рану вашей дочери, - предлагает Тсуне, жестом приказывая свои людям убрать ножи.
- Нет, - перебивает ее Хияши. По его кивку Хьюга опускают пистолеты. - Я благодарен за ваше предложение, но мы доставим ее домой. Полагаю, этот инцидент только доказал, что кто-то явно не хочет, чтобы наши Семьи были заодно.
Тсуне только сдержанно кивает в ответ.
- Тогда у нас на одну причину больше, чтобы заключить этот союз. С сегодняшнего дня знайте, что ваша Семья может рассчитывать на помощь Инузука. В ответ мы ждем того же самого.
- Слово Хьюга, - произносит Хияши.
Тсуне снова коротко кивает.
- Тогда мы уходим. Киба, шевелись.
- Уже иду, - все еще не спуская глаз с Неджи, отзывается тот. Поднимается с колен, переводит взгляд на Хинату.
- Спасибо.
Хината слабо улыбается в ответ.
- В следующий раз слушайся своего пса. Он почуял убийцу раньше всех.
- Да уж, - Киба треплет по голове прижавшегося к его ноге зверя.
Бросая последний взгляд на спину уходящего наследника, Неджи желает лишь одного: чтобы в следующий раз – а в том, что он будет, можно не сомневаться, – рядом не оказалось никого, кто бы предупредил Кибу о выстреле.


[1] Падроне (padrone) – хозяин, тот, от чьей воли ты зависишь. Также уважительно-патриархальное обращение к старшим.
[2] Синьорина - форма вежливого обращения к девушке в Италии.

продолжение следует

URL
2009-08-26 в 01:42 

Это прекрасно и нечеловечески атмосферно.
Заказчик в дикой радости, что тут взяты характерные маркеры семей в Наруто-каноне и обыграны так живо.
Верится очень! *__*

Неджи не может выстрелить, пока ее пальцы лежат на стволе Бьякугана.
какая находка!

Спасибо, будут ждать продолжение с нетерпением :)

URL
2009-08-26 в 07:33 

Заказчик
автор счастлив, что угодил заказчику, дико счастлив!))
С семьями в наруто-каноне у меня самой бзик, их много, и они все со своими особенностями :yes: Как тут не пропереться?))

Отдельное ура, что понравилась интерпретация Бьякугана :) Учих тоже стороной не обойдем.

Автор

URL
2009-08-26 в 07:35 

и автор просит прощение за 3 опечатки и одно повторение, которые он обнаружил уже тогда, когда текст был вывешен. :shame:

URL
2009-08-26 в 10:21 

Leponier
"Ы" - это не просто буква, это образ жизни // Скорее - стиль мышления..." (c)
*_* Очень-очень понравилось))))
Почему-то даже нелюбимая обычно Хината неожиданно цельно смотрится в таком антураже))

2009-08-26 в 12:12 

Leponier
Хината у нас трагичная дочь босса)) :laugh:
Рада, что фик вам понравился!

Автор

URL
2009-08-26 в 13:08 

Мне особенно понравилось сравнение двух семей: сначала размеренное описание первой, затем резкое - второй. Так и хотелось крикнуть: "Ух ты!"

URL
2009-08-26 в 13:27 

Гость
Хьюга и Инузука очень разные, поэтому я и выбрала ПОВы персонажей, к ним принадлежащих, чтобы передать по максимуму дух каждой семьи) :goodgirl: Очень рада, что получилось)

Автор

URL
2009-08-28 в 20:16 

- Я - настоящий флаффер. - А почему с топором? - Вот видите, как мало вы знаете о настоящих флафферах!
О, что на заявку будут писать про Инузуку - это неожиданность)))
Интригующе и увлекательно начато, но сложно сказать что-то осмысленнее, пока неизвестно, что будет дальше.
Спасибо, автор, надеюсь, продолжение будет не хуже!)))

2009-08-29 в 08:28 

Anair
:laugh: оно не про Инузука, оно про Хьюга началось))) По крайней мере я писала про Хьюг, а Инузука им в противовес)) Или там сместился акцент, а я этого не заметила?

Продолжение - обязательно :yes: Надеюсь, не разочаровать)

Автор

URL
2009-09-05 в 13:01 

второй кусочек

Провалы – это скверно, а для наемного убийцы скверно вдвойне. Мало того, что это расписка в собственном непрофессионализме, но также пятно на репутации всей организации. Отправлять на задание того же человека смысла нет: вероятность его успеха ничтожно мала, зато риск быть пойманным велик. Инузука теперь настороже, они будут обнюхивать каждого, кто приблизится, а наследника без опеки не отпустят даже в уборную. Слишком высокая цена всего за один неудачный выстрел, как ни крути.
Шикамару щелкает зажигалкой. Язычок ровного, оранжево-синего пламени жадно облизывает кончик зажатой в пальцах сигареты.
А ведь, учитывая своенравный характер наследника, частые вылазки в город без охраны и абсолютную неспособность заподозрить в чем-либо незнакомого человека, задание вначале казалось даже легким. Ровно до того момента, пока не стало ясно, что слухи о псах Инузука верны от первого до последнего слова. Не просто собаки, а вторая половина хозяев. И половина, надо признать, лучшая, считает Шикамару, особенно сейчас, когда слушает краткий отчет киллера.
Пес наследника стал неожиданной и серьезной проблемой. Если остальным животным специальный состав, который должен был перебить запах тела, убийцу не выдал, то зверь младшего Инузука чужака все-таки учуял.
- Как быстро? - спрашивает Шикамару.
- Почти сразу, - с явной неприязнью в голосе отвечает киллер. - Начал вертеть башкой и скулить, едва я оказался под крышей.
Как же так получилось, что с остальными псами все прошло гладко, и только с этим возникли проблемы? Возможно, поскольку он охраняет наследника, курс его тренировок отличался от того, что Шикамару удалось раздобыть из надежных источников. Возможно, полученная информация недостаточна. Возможно…
Строить догадки можно часами, но в них нет никакого смысла, если хотя бы одна их них не окажется верной. Нужно еще раз все обдумать. С самого начала, шаг за шагом. Каждое движение, каждый вдох. Но для начала выслушать все до конца.
Киллер немногословен – болтливость в их профессии не в почете, – и уже через пару минут Шикамару знает в подробностях обо всем, случившемся на старом складе. Его сигарета успела догореть лишь на половину; скатываясь по горлу, в легкие льется табачный дым.
- Свободен, - рассеянный взмах руки, мысли Шикамару уже далеко отсюда – он ставит на воображаемую доску фигуры для игры в сёги.
- И еще одно, босс, - неуверенно начинает киллер, но тут же замолкает, не зная, стоит ли продолжать.
Шикамару улавливает смену интонаций в голосе подчиненного мгновенно. Расстановка фигур может подождать, если есть еще что-то, способное на нее повлиять. Тлеющий кончик сигареты вспыхивает в темноте, когда Шикамару вдыхает дым, и киллер понимает это, как разрешение говорить.
- Девчонка, босс. Молодая Хьюга.
- Ханаби?
- Нет, - уверенно мотает головой киллер. - Старшая. Стальной Кулак привел на встречу старшую дочь.
Хьюга Хината. Надо же, Хияши все еще умеет удивлять, вынужден признать Шикамару. Все знают, что Хината слаба: у нее нет ни потенциала, ни тем более желания занять место отца. Свои надежды клан возлагает на ее сестру, Ханаби. Тогда с какой стати глава Семьи взял с собой на встречу старшую дочь?
Мозаика не складывается. Значит, где-то есть недостающий кусочек, и пока Шикамару его не найдет, нельзя гарантировать, что его следующий ход не станет ошибкой.
Нужно больше информации.
- Что с девчонкой?
- Я не уверен, но мне кажется, что она меня видела. За миг до того, как я спустил курок.
- Видела?- Огонек сигареты недоверчиво вспыхивает, когда Шикамару делает новую затяжку. - Без Бьякугана?
- Да, босс. Оружия при ней не было. Но, клянусь своей жизнью, она посмотрела прямо на меня в тот момент, и тут же бросилась к Инузука. Она не могла узнать, откуда будет выстрел, если бы не видела.
Очевидно, исключительное чутье пса наследника не единственная их проблема. Теперь добавилась еще девчонка. Шикамару устало трет пальцами переносицу. Интересно, почему проблемы приходят не по одной, а валятся сразу всей кучей? А ответ прост: потому что заказчики – Учиха. С ними без проблем никогда не обходится. Они их либо сами создают, либо привлекают одним своим участием в деле, говорил наставник Асума, когда еще был жив. Ему-то хорошо теперь, никаких проблем, в отличие от Шикамару, которому последней волей старика отошло место главы Омбра[3], организации лучших наемных убийц.
Он жестом отпускает киллера и, когда тот исчезает, тянется к ящику стола, чтобы вытащить новую пачку сигарет. У старика Асумы под рукой всегда был месячный запас. Шикамару сотню раз предупреждал его, что когда-нибудь они будут стоить ему жизни, но тот лишь отмахивался, говоря, что, мол, ничего ты еще в жизни не понимаешь, мальчишка, курят лишь настоящие мужчины.
Ну а теперь Шикамару курит в память о нем.
Но он отвлекся. Итак, покушение на Инузука провалилось, однако в запасе есть еще шесть дней. Учиха дали срок в полторы недели, по истечении которых заказ либо должен быть выполнен, либо Шикамару придется отвечать за провал своей головой.
Вопреки расхожему представлению, в Омбра у власти стоит не самый сильный, но самый умный, и то, сколько он просидит в кресле Босса, зависит только от его мозгов. Шикамару не собирается окончить свои дни, подставив лоб под пулю учиховского Шарингана, а значит, через шесть дней и Инузука Киба, и Стальной Кулак Хияши будут мертвы.
Заказ был получен на устранение обоих, поэтому даже к лучшему, что второй киллер не смог выстрелить, когда Хината спутала им все карты. Теперь и Хьюга, и Инузука уверены, что покушение было совершено только на Кибу, и это их заблуждение Шикамару только на руку.

______________
[3] Омбра (ombra) – с итал. «тень».

P.S.: следующий кусочек будет примерно через 2 дня

URL
2009-09-05 в 16:37 

у богини победы нет головы
о боже, как здорово...
честно говоря, не ожидала увидеть в противниках Шикамару (и его команду, наверное?).
вопрос автору: есть ли уже четкая канва сюжета или все идет, как идет?

2009-09-06 в 08:14 

gloomy sky
спасибо за отзыв, мне очень приятно знать, что фик читателям нравится) :goodgirl:

Шикамару тут не то, чтобы противник, а скорей как инструмент в руках противника) Зачем пачкать руки и тратить свое время, когда можно обратиться в организацию специально обученных людей? :)

вопрос автору: есть ли уже четкая канва сюжета или все идет, как идет?
есть общая линия, на которую в процессе я буду накладывать детали и побочные сюжетные линии, но, признаюсь сразу, чем оно все кончится, я не имею ни малейшего понятия)))

Автор

URL
2009-09-06 в 08:38 

"Ы" - это не просто буква, это образ жизни // Скорее - стиль мышления..." (c)
Интересное продолжение *_*
И непривычная раскладка сил, что интересно))

Очень жду следующего кусочка :)

2009-09-07 в 15:11 

хвалить и кормить!
ну теперь уж заказчик будет писать восторги со своего логина %))

Они их либо сами создают, либо привлекают одним своим участием в деле
оу, в точку! ))

что, мол, ничего ты еще в жизни не понимаешь, мальчишка, курят лишь настоящие мужчины. Ну а теперь Шикамару курит в память о нем.
строчка дивно цепанула.

вообще образ Шикамару роскошный, даже не ожидала что он так чётко впишется в мафию.

спасибо ещё раз огромное, вы радуете меня просто дивно как :) жду продолжения. %)

2009-09-08 в 00:43 

у богини победы нет головы
Миссис Малфой
О, я должна была догадаться...

Автор
Спасибо за ответ, Шикамару действительно правдоподобен, как профессионал в своем деле. Хотя мне в роли "наемников" видятся скорее Акацки. Тем любопытнее гадать, куда впишутся они и остальные генины)

2009-09-08 в 00:47 

хвалить и кормить!
gloomy sky
Вот знаете, Шикамару действительно по характеру больше похож на наёмника. Лишняя мишура его не волнует, никуда не хочет ввязываться, только дело и ничего больше. Спокойный, умный, неболтливый и рациональный характер.
Неуравновешенные Акацуки с кучей личных глюков-причуд скорее похожи на маньяков-громил с улиц ))

2009-09-08 в 01:18 

у богини победы нет головы
Миссис Малфой
Ну, не знаю... Среди них действительно есть бесконтрольные идейно-одержимые товарищи вроде Деидары и Хидана, но остальные вполне профессиональные, целеориентированные господа. По крайней мере эффективность они ставили во главу угла. О Пейне и Мадаре, правда, тоже разговор отдельный.
Наемник все же - существо беспринципное, нацеленное на результат. А у Шикамару, как мне казалось, жесткая система моральных координат и ценностей - как и у большинства виденных нами коноханцев.
Если мы сейчас с вами будем флудить, надо отсюда перебираться.

2009-09-08 в 01:31 

хвалить и кормить!
gloomy sky
читать дальше
дада, флудить-отвечать наверное можно куда-нибудь ко мне. в тему про наруто-нон-кинки, например %))

2009-09-08 в 04:46 

Автор пока неуверен, можно ли ему уже писать от своего логина, хотя тур и закончился, поэтому пока посидит с табличкой "гость" до выяснения обстоятельств))

Leponier
:goodgirl: следующий кусочек уже совсем скоро, я только сформулирую поточнее, какие мафия-Учиха в моем представлении и выложусь :yes:

Миссис Малфой
:shy:
В процессе у меня возникает ощущение, что из наруто-канона чуть ли не всех можно записать в мафию, благо организация шиноби предполагает и определенную жесткость, и сделки с совестью при том, что изначально характер у персонажа может быть любой. Очень хорошо это все перекликается, поэтому персонажам, как я погляжу, вполне комфортно в такой обстановке ))

При мысли о том, кого можно поставить во главу наемных убийц у меня даже сомнений не возникло насчет Шикамару. Совокупность его личностных характеристик тут идеальна - острый ум, наблюдательность, рациональность, умение быстро принимать решение и т.д. Потому что киллер - настоящий, профессиональный киллер - это человек не силы, а мозгов все-таки) Силу ему дает оружие.

*автор пушистится и всячески рад, что удается радовать читателей*

gloomy sky
в моем понимании с наемными убийцами прежде всего ассоциируется рациональность, поэтому тут и не Акацки. Они фееричны, но они маньяки, как ни крути. Каждый со своими тараканами в голове)
Как раз раздумываю об их роли во всей этой истории) Чего в голову стукнет, пока даже не представляю :laugh:

URL
2009-09-08 в 11:12 

у богини победы нет головы
Автор
Нет, я не спорю, выбор Шикамару совершенно обоснован - он действительно замечательный стратег, просто в моем восприятии он намертво повязан с коноханской моральной доктриной, а Акацки ни к кому не привязаны. И, как выяснилось в последних главах, выполняли задания разных селений.
Но они действительно крайне неуравновешенные личности, да)

2009-09-08 в 11:17 

gloomy sky
и будут у нас Акацки - вольношатающиеся наемники))))
На самом деле всегда очень интересно сравнивать различные видения персонажей, так что за это вам спасибо)

Автор

URL
2009-09-09 в 12:19 

кусочек №3

Они пришли без предупреждения. Ну, разумеется.
Будь на их месте кто-нибудь другой, его бы немедленно выставили, даже не спрашивая о цели внезапного визита, и хорошо еще, если бы не заставили проехаться носом по мостовой. Однако встать на пути у этих гостей охранники не рискнули: людей, носящих черное с красным, знали в их кругах слишком хорошо.
В отличие от помешанных на формальностях Хьюга, Учиха такие мелочи никогда не волновали. Они просто приходили и брали то, что считали своим, и если хотели получить услугу, мнение исполнителя их тоже не волновало.
- Твое заведение насквозь провоняло дешевой выпивкой, Нара, - было первое, что услышал Шикамару, когда извиняющийся слуга закрыл двери за спинами троих гостей.
Музыка и гомон посетителей снаружи сразу стал едва слышен: в этом кабинете уже не раз обсуждались вещи, которые никто не осмелился бы произнести вслух за его пределами, но здесь можно было не бояться чужих ушей. Омбра гарантировала сохранность тайн клиента. Однако Шикамару ценил этот кабинет вовсе не за его надежность, а за тот вид, что открывался из широкого, замаскированного с другой стороны под зеркало окна на сцену с танцовщицами.
Сегодня выступала Темари, и это стоило того, чтобы немного отвлечься от дел. Только она могла вытворять с веером такие вещи, от которых у посетителей чуть ли не пар из ушей шел, а чаевые сыпались под ноги танцовщице дождем, с которого Шикамару, как владелец, имел приличную долю.
Вечер обещал быть приятным вдвойне, поскольку по средам – а сегодня была именно среда – Темари имела привычку проводить пару часов после выступления в кабинете босса, но, учитывая неожиданный визит Учиха, встречу придется отложить на неопределенное время.
- Клиенты в последнее время заказами не балуют, так что перебиваемся, чем можем, - голос у Шикамару был спокойный, но в голове уже роем кружились тревожные мысли.
Учиха. Да не просто какие-то посланники, а сами Проклятые Братья и Советник в придачу. Не зря ведь утром было предчувствие, что лучше б день не начинался, ой не зря.
- Чем могу служить? Выпивка, девочки? Или, может быть, вы пришли за особым товаром?
Проще говоря, за наркотиками, но называть вещи своими именами в мафии – плохой тон. Еще до того, как младший Учиха произнес сухое «нет», Шикамару уже знал – ничего из этой дешевой дряни им не нужно. Они пришли заключить контракт, но кто бы знал, как Шикамару не хотел этого слышать.
Проблемы, проблемы, у него снова будет их по горло. Вот же подставил его старик Асума со своим последним желанием.
- А так хотелось верить в то, что от меня нужна всего лишь выпивка, - пожаловался Шикамару потолку, откидываясь в кресле.
- Значит ли это, что Омбра отказывает нам в контракте?
Учиха никогда не понимали шуток, но объяснять им это – дело весьма небезопасное, поэтому Шикамару предпочел перейти на серьезный тон.
- Вовсе нет. Я готов вас выслушать.
Ладонь Советника вползла на плечо младшего Учиха – неторопливо, больше поглаживая, чем просто прикасаясь.
- Нам некуда торопиться, Босс. Может, сначала немного расслабимся?
Шикамару заметил, как старший брат метнул в сторону Советника взгляд, по жажде убийства сравнимый, пожалуй, только с летящей пулей. Слухи не врали: после назначения новых наследников – двое вместо одного впервые за всю историю клана – отношения в верхушке Семьи были накалены до предела. Кто знает, зачем дон Фугаку вообще все это затеял – ради укрепления власти или же ради того, чтобы связать братьев крепче, чем связывает кровь, – но факт оставался фактом: фамильный перстень Учиха был поделен надвое, и каждый из братьев носил лишь его половину.
Шикамару же склонялся к мнению, что все это лишь мишура, призванная скрыть от чужих глаз одну простую истину: Фугаку слишком боялся потерять своего старшего сына. Точнее, боялся, что его потеряет Семья.
Итачи казался идеальным наследником: его Шаринган не знал промаха, а иллюзии убивали за долю секунды. Люди готовы были идти за ним хоть в адово пекло, но их верность, добываемая другими с таким трудом и упорством, Итачи нисколько не волновала. Зато младшему сыну, Саске, амбиций досталось за двоих, и, наверное, именно это в дополнение к тому, с какой одержимостью он гнался за успехами брата, заставило Фугаку так испугаться.
Он вырастил двоих сыновей, но ни один из них не смог стать настоящим наследником: ни тому, ни другому, по сути, не было до Семьи никакого дела. Со временем, а, скорее всего сразу же после его смерти, Учиха потеряли бы обоих братьев, и Фугаку понимал это лучше кого бы то ни было.
Разделенное кольцо связало амбиции Саске и силу Итачи, заставив их служить в угоду Семье. Чертовски умный ход, вот только для Шикамару он значил двойную головную боль, и ничего больше.
- Руку, - ледяным тоном процедил Саске. - Прочь.
Советник Орочимару нехотя разжал стиснувшие плечо наследника пальцы.
- Конечно, конечно, Босс. Я просто хотел предложить выпить чего-нибудь… соответствующего. Разумеется, не того пойла, которое подсовывают здесь обычным клиентам.
Ручная змея Орочимару, лениво развалившаяся на его плечах, подняла голову и смерила Шикамару взглядом, точь-в-точь повторявшим ядовитое презрение, прозвучавшее в голосе ее хозяина. Черная мамба. Опасная спутница, но рука Советника даже не вздрогнула, когда он провел двумя пальцами по гладкой чешуйчатой голове своей любимицы.
Шикамару сделал вид, что пропустил последнюю реплику мимо ушей. Связываться с Орочимару значило только добавить себе проблем, а их и без того хватало. Советник не принадлежал к Семье Учиха, но влияние на младшего наследника имел немалое, что уже само по себе могло считаться чем-то из ряда вон выходящим, потому что Саске никаких указов от посторонних не терпел. Чем его подкупил Орочимару – личность с весьма темным прошлым и откровенно алчным взглядом в сторону своего молодого Босса, – оставалось загадкой, но среди Учиха, заглядывавших порой в заведение Шикамару пропустить стаканчик-другой, ходил слушок, что помимо отношений «наставник-ученик» Орочимару с Саске связывали отношения и более личного характера.
Слуга принес выпивку до того, как младший наследник успел придумать причину отказа, поэтому причина для спора исчезла сама собой.
- Лучшее из запасов Омбра, - Шикамару пододвинул поднос с напитками поближе к гостям. - За счет заведения, разумеется.
- Надеюсь, - Орочимару улыбался, как змея – так плотно сжимая бледные губы, что казалось, будто их нет вовсе.
Он взял один из бокалов и подал его Саске.
- Босс.
Судя по лицу, выпивка младшего наследника нисколько не волновала, но бокал он все же взял. Аккуратно, явно намеренно не касаясь пальцев Орочимару, но избежать контакта все равно не получилось: убирая руку, тот будто случайно скользнул большим пальцем по запястью Саске. Вино колыхнулось в бокале, когда Саске слабо вздрогнул.
- Мы пришли сюда не за этим, - холодно обронил Итачи.
- Но вино и вправду чудесное, - Орочимару его будто не слышал. - Пожалуй, надо наведываться сюда почаще.
Шикамару был готов подарить Учиха дюжину бочонков самого лучшего вина из своих погребов, но только чтобы этот их визит оказался последним. Однако в то, что Орочимару этим удовлетворится, верилось с трудом. Он уже собрался сказать что-то Итачи: судя по выражению глаз, нечто колкое и злое, но Саске не дал ему заговорить:
- Стальной Кулак Хияши, - бросил он сухо, - и Инузука Киба. Срок – четыре дня.
Шикамару перевел взгляд на сцену за окном. Выступление Темари было как раз в самом разгаре: из одежды на ней остались только шорты, завязанная под грудью узлом клетчатая рубашка с закатанными рукавами и лихо сдвинутая на бок ковбойская шляпа. Посетители были в полнейшем восторге, но вместо того, чтобы позволить себе насладиться отличным шоу наравне с ними, Шикамару мог думать только о том, что от бредовых идей не застрахованы, пожалуй, даже лучшие их них.
Убрать главу одной Семьи и наследника второй за четыре дня – уму не постижимо. Одержимые чистотой своей крови, подозрительные до паранойи Хьюга. К ним даже на улице просто так не подойдешь, что уж говорить про аудиенцию Босса. А Инузука? Эти учуют тебя еще за квартал и спустят своих псов даже раньше, чем ты решишь что-либо сделать.
- Такой заказ за четыре дня – самоубийство, - повернувшись к собеседникам, покачал головой Шикамару. - Даже Омбра не всесильна.
- Неделя, - упрямо поджав губы, выдавил Саске.
- Полторы, не меньше.
Младший наследник смерил Шикамару взглядом, ясно предупреждавшим, что зря он взялся с ним спорить. В другое время Шикамару, возможно, и внял бы этому предупреждению, но сейчас он отвечал не только за себя, но и за всю организацию.
- Помнится, Асума был более сговорчив, - шипяще протянул Орочимару, и в голосе его было слишком много ехидства для того, чтобы считать эту фразу обычным воспоминанием.
Подняв голову, черная мамба высунула раздвоенный язык, и ткнулась им в шею хозяина. Почему-то Шикамару казалось, что она кивает, подтверждая каждое слово Орочимару.
- Асума мертв, - жестко отрезал он. - И нам хватает проблем и с живыми.
- Полторы, - неожиданно подал голос Итачи. - Согласны.
Саске резко повернулся к брату, но тот не дал ему сказать ни слова.
- Нара – профессионал в своем деле. Если он говорит, что ему нужно полторы недели, значит, он их получит. Я скрепляю сделку своим правом наследника.
В полутьме комнаты блеснул кусочек металла – Итачи подцепил пальцем висевшую на шее цепочку со своей половиной кольца. Саске смотрел на него пару секунд, а затем, нехотя кивнув, сделал то же самое.
Едва различимым шепотом по комнате пронеслось шипящее «зарвавшийся щенок», однако губы Орочимару были плотно сомкнуты, поэтому все предпочли сделать вид, что ничего не слышали. Но вот взгляды, которыми обменялись Итачи и Советник, Шикамару не заметить не мог. Холодное, торжествующее безразличие и концентрированная, сочащаяся ядом ярость.
Ну нет, лучше уж думать, что Шикамару этого не видел. Влезать во внутриклановые разборки – последнее дело. Да и не до них ему будет в ближайшие полторы недели, это уж точно. Работенку Учиха подкинули далеко не простую.

URL
2009-09-09 в 12:20 

… Темари переворачивается во сне, задевая его плечо своим, и бормочет что-то вроде «эй, руки прочь, можно только смотреть». Шикамару слабо улыбается, глядя в серый потолок. Издержки профессии, ничего с ними не поделаешь.
В голове по замкнутому кругу носятся одни и те же мысли: Инузука – псы – Хьюга – видит без Бьякугана. Здесь скачка замедляется. Шикамару трет пальцами лоб, пытаясь собрать воедино все, что знает о легендарном оружии мафии. Возможно, ответ спрятан в его истории.
Говорят, жил когда-то мастер, который мог заключить в оружие саму суть его хозяина. Страшное умение, и воспользоваться им нашлось немало желающих. Учиха и Хьюга в том числе. Они пришли к мастеру в один день, требуя, чтобы он создал для них непобедимое оружие, и под угрозой смерти мастер согласился. Так появились первые Бьякуган и Шаринган. Конечно, с годами облик оружия изменился, но суть осталась прежней: прицел Бьякугана позволял Хьюга найти цель, несмотря ни на какие преграды, и не просто видеть, а будто проникать в саму суть людей и предметов; Шаринган же убивал иллюзиями, используя особые пули, наполненные редчайшим из ядов, который за считанные секунды заставлял жертву сходить с ума от собственных видений.
Перед тем, как уйти, каждая из Семей втайне от другой приказала мастеру обучить своему секрету ученика, чтобы тот продолжил его дело, но уже на благо их клана, и мастер обучил двоих: одного – секрету Шарингана, а другого – секрету Бьякугана. Но прежде, чем Семьи поняли, что их оружейники могут создавать лишь один тип оружия, а вовсе не сотни новых, каждый со своими уникальными особенностями, которые они так хотели заполучить, мастер бесследно исчез.
И что отсюда следует, помимо поучительного вывода о последствиях неуемной жадности? А то, что без своих легендарных пистолетов и Хьюга, и Учиха всего лишь обычные люди.
Но Хината все-таки увидела убийцу, хотя и была безоружна. Мысль об этом не дает Шикамару покоя. Как могла обычная, ничем не примечательная девушка заметить тщательно замаскированного, профессионального киллера? Никто даже никогда не видел, чтобы она носила свой Бьякуган, хотя он делается для каждого члена Семьи, едва тот рождается.
Вспыхнувшая в голове догадка заставляет Шикамару вскочить с кровати.
Неужели Хияши зашел так далеко? Верится с трудом, но если Шикамару прав, тогда это все объясняет.
- Эй, - сонно бормочет проснувшаяся от резкого движения Темари, - ты чего? Куда-то собрался?
Шикамару промахивается мимо штанины и, не удержав равновесия, падает на кровать, носом в подушку.
- Спать мешаешь, - недовольно, но все еще в полудреме заявляет Темари, прижимая к горлу своего Босса лезвие крохотного, но от этого не менее острого ножа. Рефлексы у нее работает на отлично даже в полубессознательном состоянии: откуда в ее руке взялся нож, Шикамару понятия не имеет, да и не хочет знать. Темари – одна из лучших убийц в Омбра, а у каждого убийцы свои секреты.
- Уже ухожу, - мягко убирая ее руку от своего горла, произносит Шикамару. Освобождает лезвие от ее пальцев и кладет его на прикроватную тумбочку. - Надо повидать парочку старых знакомых.
Темари что-то невнятно бормочет, но засыпает, так и не договорив. Пару секунд Шикамару лежит рядом, вслушиваясь в ее тихое дыхание, а затем встает и быстро одевается.
Эта парочка старых знакомых вряд ли будет ему рада, но он уверен, что ему есть, что им предложить.
Спустя полчаса Шикамару уже стоит перед дверьми маленького книжного магазина, притулившегося на углу оживленной в дневное время улицы. Выцветшая на солнце вывеска накренилась вбок, и ее не мешало бы прибить, пока окончательно не отвалилась, но хозяин этого магазина из тех людей, которые могут откладывать что-то на потом веками, так что, если вывеска все-таки не рухнет, висеть ей так еще добрую сотню лет. Хотя Шикамару сомневается, что выручка от продажи такой специфической литературы, какая стоит на здешних полках, покрывает все расходы на содержание помещения.
Сквозь мутное стекло не разглядеть, что происходит внутри, но на поверку дверь оказывается незапертой, поэтому Шикамару, осторожно толкнув ее, переступает порог под переливчатый звон подвешенного под потолком колокольчика.
- А ведь день так хорошо начинался, - не скрывая неприязни в голосе, тянет хозяин, пряча лицо за очередной книгой весьма сомнительной литературной ценности.
Шикамару не здоровается. Пожелания доброго утра здесь все равно никто не оценит.
- Есть разговор, Хатаке.


продожение следует...

URL
2009-09-09 в 14:49 

Амариллис Л
Педантичная Сова // Вечно ты, Федор, куда-то вступаешь...(с)
Автор, браво!:hlop: Становится все интереснее и интереснее :)
Бедный Шикамару. Пережить разговор одновременно с Орочимару, Итачи и Саске.

2009-09-09 в 17:05 

Onixsan
Урурур! Бери все и не отдавай ничего
ух ты ^^ Какаши появился
спасибо огромное, не прекращаете радовать ^^ :red::chup2:

2009-09-09 в 17:52 

Миссис Малфой
хвалить и кормить!
чорд, чем дальше, тем прекраснее. :)
вокруг Учих оч.напряженная атмосфера (мне в принципе кажется, что оно и в каноне так было бы с взрослением Саске), прямо уже чувствуешь, что ничем хорошим это не кончится :-(
и Шикамару прекрасен и трушен. и Шикатемари :inlove: и Темари роскошна :)

на этом моменте, конечно, Советник не принадлежал к Семье Учиха, но влияние на младшего наследника имел немалое, что уже само по себе могло считаться чем-то из ряда вон выходящим, потому что Саске никаких указов от посторонних не терпел. Чем его подкупил Орочимару – личность с весьма темным прошлым и откровенно алчным взглядом в сторону своего молодого Босса, – оставалось загадкой, но среди Учиха, заглядывавших порой в заведение Шикамару пропустить стаканчик-другой, ходил слушок, что помимо отношений «наставник-ученик» Орочимару с Саске связывали отношения и более личного характера.
моск растёкся в лужицу. :heart: хорошо когда автор знает заказчика и устраивает ему фансервис :-D
руку убери :inlove:

Какаши! оу!)))
Хотя Шикамару сомневается, что выручка от продажи такой специфической литературы, какая стоит на здешних полках, покрывает все расходы на содержание помещения.

блн, как же вы визуально пишете, так перед глазами прямо картинка :)

2009-09-09 в 19:17 

"Ы" - это не просто буква, это образ жизни // Скорее - стиль мышления..." (c)
Триумвират из Саске, Итачи и Орочимару - это очень интригующая штука. Очень хотелось бы увидеть ещё динамики Итачи-Орочимару при Саске-раздражителе. Пока что не совсем ясно, что же цепляет Итачи, да и мотивы Саске не полностью раскрыты, и жутко хочется ещё. :)

Интриги и все эти Учихо-страсти - это так :chups:

2009-09-10 в 05:44 

Амариллис Л
спасибо :)

Бедный Шикамару. Пережить разговор одновременно с Орочимару, Итачи и Саске.
у Шикамару тяжелая работа, да)))))))

Onixsan
всегда рада порадовать читателей) :)

Миссис Малфой
Да, мне тоже кажется, что без конфликтов и напряженной атмосферы в Учиха бы не обошлось, да еще и с Орочимару. :yes:
Вай, вам понравилось Шикатемари! Очень-очень рада :sunny:

хорошо когда автор знает заказчика и устраивает ему фансервис :-D
йа коварный, коварный аффтар, который не может удержаться от использования имеющейся информации, чтобы порадовать карошего человека) :eyebrow:

А вообще от удовольствия читателей автор ловит свой собственный кайф, вот так вот странно, да) :rom:

Leponier
Итачи-Орочимару при Саске-раздражителе будут обязательно, деваться им все равно некуда :yes:
Учихо-страсти - это вообще :alles: К ним в клан как полезешь ковыряться, чего только не находишь)) :gigi:

Автор

URL
2009-09-10 в 05:45 

и если кому-то интересно узнать автора, автор может протопать в нужную темку :rolleyes: :nail:

URL
2009-09-10 в 05:49 

Миссис Малфой
и аватарка в коммента про ОрочимаруСаске и фансервис, как обычно, жжот и пепелит))))) :lol:

Автор

URL
2009-09-10 в 08:48 

хвалить и кормить!
Гость
Вай, вам понравилось Шикатемари! Очень-очень рада :sunny:
ну они мне вообще в каноне нравятся, в фанфикшене мне про них часто скучно читать, но тут с таким колоритом написано, прямо всеми красками канона играет %))

Да, мне тоже кажется, что без конфликтов и напряженной атмосферы в Учиха бы не обошлось, да еще и с Орочимару. :yes:
я вообще так приятно удивлён - детективно-интриговой линии я давно в фанфикшене по Наруто не видела )) уже прямо не знаешь чего придумать, кто с кем почему и зачем.
и да - история про прошлое Учих-Хьюг тоже прекрасная - будто читаешь мангу, только в другом антураже. (учитывая что у Кисимото незакоченный мафиозный сейнен, я могу представить что он мог нарисовать тоже самое ))

йа коварный, коварный аффтар, который не может удержаться от использования имеющейся информации, чтобы порадовать карошего человека) :eyebrow:
надеюсь *так* радуете не последний раз :-D (впрочем, я уже тут дико вдохновился образами и мысленно подрочил на сцену аля: читать дальше )

А вообще от удовольствия читателей автор ловит свой собственный кайф, вот так вот странно, да)
ну это прекрасно :sunny:

спасибо что пишете :kiss:

аватар, да, рэндом владеет телепатией :lol:

2009-09-10 в 13:08 

Миссис Малфой
Темари с веером, отплясывающая вокруг шеста в ковбойской шляпе, это наш канон))))))))))

уже прямо не знаешь чего придумать, кто с кем почему и зачем.
вот ага, а душа-то жаждет :yes:
Рада, что история бьякугано-шаринганов нашла отклик) :sunny: Лишать сюжет таких характерных для обоих семей деталей только потому, что АУ, мне просто совесть не позволила, поэтому и сделала такую вот вольную интерпретацию)

Ах, боже, ваши сцены с Саске-Орочимару и Итачи просто вынесли мне мозг. :heart: Хоть и пейринг не мой, я уже говорила, но сама ситуация, накал эмоций, электричество во взглядах - это же просто вах и ух! Чем я теперь вас буду радовать, когда вы уже сами все представили и проперлись заранее? :laugh: Это нечееееестно)

Вам спасибо за чудо-заявку, я прям так неожиданно проперлась, сама в шоке :laugh:

Автор

URL
2009-09-10 в 16:25 

- Есть разговор, Хатаке.
*неожиданно среагировав на эту фразу, притаилась и ждет*

URL
2009-09-16 в 16:07 

Уважаемые читатели.
В связи с отсутствием доступа в сеть у автора продолжение ожидается в начале октября. :weep:
Зато размер продолжение будет компенсировать его задержку :)

Автор

URL
2009-09-16 в 19:54 

у богини победы нет головы
Читатели готовы потерпеть столько, сколько автору надо. Успешного творчества!

2009-09-30 в 12:49 

автор вернулся в инеты :)

кусочек №4

Хияши бьет всего один раз – жестко, без замаха, – но этого хватает, чтобы голова Неджи мотнулась в сторону, как у тряпичной куклы, а сам он отступил на шаг, пытаясь устоять на ногах. «Стальной Кулак» – не только громкие слова. В мафии прозвища не даются просто так, и Хияши – лучшее тому подтверждение.
- Я приказал не спускать с Хинаты глаз, - льда в его голосе хватит, чтобы заморозить весь город, но сейчас весь он предназначен лишь для племянника.
Разбитая губа горит. У Хияши страшный удар: боль после него никогда не стихает сразу. Она множится, будто растекаясь по челюсти и сжимая ее в тиски онемения, от которого ничуть не легче. Пока Неджи еще чувствует стекающую по подбородку кровь, но вскоре, он знает, останется лишь ноющая, железной хваткой вцепившаяся в лицо боль.
Ему нечего ответить. Оправдания – удел слабаков. Все, что Неджи может сейчас сказать:
- Мне нет прощения, падроне. Я готов понести любое наказание.
Но даже стоя со склоненной головой, сцепив зубы и сжав кулаки, Неджи не может избавиться от отвратительного, заполняющего каждую его клетку ощущения собственной бесполезности. Он мог остановить Хинату. Он видел, как она вздрогнула, как вскинула голову – резко, с такой несвойственной ей поспешностью. Возможно, увидела что-то или почувствовала: у нее всегда было исключительное, не поддающееся объяснению чутье. Неджи должен был узнать, в чем дело, должен был не сводить с наследницы глаз, а вместо этого поддался глупому и позорному раздражению при виде давних соперников.
И даже когда Хината метнулась вперед, чтобы закрыть собой младшего Инузука, почему, почему она оказалась быстрей Неджи? Откуда в ней стремительность, что позволила быть на пол-ладони впереди своего охранника? Ведь, несмотря на тренировки в особняке Семьи, Хината не сравнится по скорости с Неджи. Тогда почему?
- Это большое везение, что все сложилось так удачно, - произносит Хияши, и неясно, обращается ли он к Неджи или же просто рассуждает вслух. - Если бы покушение на Инузука удалось, первым, кого они обвинили, стали бы Хьюга, и кто знает, чем бы это обернулось для нас в нынешнем положении…
Войной Семей, заканчивает за него Неджи. Впрочем, для Хияши это тоже очевидно.
- Подними голову, - приказывает он, и Неджи кажется, что он слышит в голосе босса усталость, которой никогда раньше не замечал. Легкую, едва различимую смену интонации: чуть меньше уверенности, чуть больше обреченности. - Мне не нужны люди, которые не могут выполнить приказ, но также не нужны и те, кто не может жить со своими ошибками. Ты понял меня, Неджи?
Хияши сжимает сухими пальцами подбородок племянника, заставляя его поднять голову. От прикосновений притупившаяся боль вспыхивает с новой силой, и Неджи стискивает зубы, чтобы сдержаться. К боли можно привыкнуть. Гораздо трудней смотреть в глаза человека с лицом твоего отца и не думать, что если бы не он, Хизаши сейчас, возможно, был бы жив.
- Да, падроне.
Хияши отпускает лицо племянника и отступает на шаг. Его губы плотно сжаты, а в глазах серая, как пыль, пустота. Маска истинного Хьюга никогда не даст трещины, однако пальцы Хияши едва заметно дрожат, когда он сжимает руку в кулак.
- Прочь. Я хочу остаться один.
- Как прикажете, - чеканит Неджи онемевшими губами, и только за дверью позволяет себе вытереть с подбородка кровь.

* * *

Белые бинты на плече Хинаты кажутся Неджи такими же неуместными, как смех на похоронах. Наследница никогда не держала в руках оружие так, как держат его те, кто хочет им воспользоваться: Бьякуган дрожал в ее пальцах даже на тренировках. Она не может и помыслить о том, что пуля – ее пуля – способна причинить вред кому-либо кроме раскрашенной мишени на другом конце стрельбища. И повязка на ее плече, скрывающая рану от выстрела, настоящего, почти смертельного выстрела, это так… неправильно.
- Как вы, синьорина? – осторожно прикрывая за собой дверь, спрашивает Неджи.
Хината сидит на террасе в большом плетеном кресле и, завернутая в теплый, открывающий лишь плечи серый плед, неподвижная и молчаливая она похожа на застывшую во сне куколку бабочки-бражника. Их полно в саду Хьюга на закате каждой осени – безмолвных, ждущих свою весну.
Хината поворачивает голову, услышав голос Неджи.
- Мне уже лучше, брат. Рука почти не болит.
А вот лгать она до сих пор не научилась. Неджи замечает, как уголки губ Хинаты болезненно дергаются, когда она пытается подтянуть край съехавшего пледа и случайно задевает раненую руку.
- Видимо, еще не совсем зажило, - виновато улыбается она, когда Неджи подходит, чтобы поправить ее плед.
- Зачем вы это сделали, синьорина?
Вопрос срывается с губ быстрей, чем Неджи успевает подумать, а стоит ли его задавать.
Хината отводит взгляд, мнет в руках складку пледа – неуверенно и нервно.
- Наверное, если я спрошу «а разве ты на моем месте не поступил бы так же?», ты вряд ли согласишься.
Неджи не собирается ее переубеждать.
- Вражде с Инузука уже многие годы. Такое нельзя забыть за один день.
- Да, - слабо кивает Хината. – Возможно.
Последнее слово режет слух. Для Неджи, как и для любого Хьюга, все решено уже давно: каждый в их Семье вырастает с четкими целями – кого защищать и кого ненавидеть, и то, что Хината сомневается в том, о чем ей твердили с рождения, звучит, пожалуй, слишком смело. Особенно для той, что всегда только соглашалась с чужим выбором.
Неджи смотрит на ее забинтованное плечо и думает, когда она успела так измениться. Вроде и незаметно на первый взгляд, но стоило подойти ближе, и отрицать уже нельзя: чуть больше уверенности во взгляде, лишняя капля твердости в голосе – вот что она прячет, опуская глаза и отворачивая лицо.
- У тебя кровь.
Что-то ноет внутри – жалобно и растеряно, когда Неджи вздрагивает и быстро отводит взгляд от ее плеча. Он забылся, позволил себе смотреть слишком долго – дольше положенного.
Хината не спрашивает, откуда кровь. Наверное, она не хотела бы знать, думает Неджи, но не догадаться вряд ли возможно, поэтому он не питает пустых надежд. За ошибки всегда приходится платить – рано или поздно, – и цена Неджи на этот раз даже меньше, чем он ожидал. Разбитая губа и саднящая от удара челюсть, в сущности, мелочь по сравнению с тем, что Хияши мог бы сделать с племянником за то, что по его вине Хината оказалась ранена.
Стальной Кулак любит свою старшую дочь. Пусть по-своему – сдержанно, не спуская ей с рук ошибок, не делая скидок на возраст и родство, но любит. Для него она все равно первая, даже при том, что Хияши понимает, не может не понимать: Ханаби лучше сестры практически во всем, что нужно, чтобы занять его место.
И, наверное, в этом все дело, понимает Неджи.
Хината тянет к нему руку с белым платком, и ее глаза снова прежние: такие, какими Неджи видит их с самого детства – внимательные и чуть испуганные, будто она боится, что ее помощь отвергнут.
Он наклоняется к наследнице, чтобы она могла дотянуться до его лица, и закрывает глаза. Так легче. Так не видно фамильного кулона на ее шее: крупной серебряной пластины с гербом их рода – ястребом, зажавшим в когтях пойманную мышь, и можно не думать о том, что это слишком большая вольность и с ее, и с его стороны – заботиться и принимать такую заботу.
У Хинаты холодные пальцы, Неджи чувствует это даже сквозь ткань платка. Плед ее совсем не греет.
- Я не защитил вас, синьорина.
Платок замирает у его губ. Неджи чувствует, как он дрожит – всего мгновение, бесконечно долгое мгновение – а затем холодные пальцы осторожно прикасаются к его щеке, и в этот раз их не разделяет тонкий слой белой ткани.
- Ты бы все равно не смог, - тихо произносит Хината, и Неджи кажется, что он слышит в ее голосе нотки вины, которым здесь совсем не место.
Пальцы на его щеке вздрагивают, прижимаются сильней, а затем впиваются в кожу пятью крохотными, вмиг обозлившимися змейками. Неджи вздрагивает от новой боли, но не отшатывается – слишком редки эти прикосновения, чтобы лишиться их из-за простого, кажущегося таким глупым сейчас рефлекса. Однако всего мига хватает, чтобы понять: Хината никогда бы такого не сделала.
Неджи резко распахивает глаза. Лицо наследницы всего в полуметре от его собственного – побелевшее, искаженное гримасой боли. Она цепляется за его руку, и хватка лишь едва слабее отцовской; Хината запрокидывает голову, открывает рот, пытаясь кричать, но слышны только рваные хриплые вдохи, от которых кровь стынет в жилах.
- Синьорина! – Неджи хватает ее за плечи, ловит в ладони мертвенно бледное лицо и едва удерживает себя от того, чтобы в ужасе не отшатнуться.
Глаза Хинаты широко распахнуты; они пусты, но что-то движется в этой страшной, леденящей душу пустоте, которая, кажется, видит тебя насквозь. Вспухшие, будто корни невидимого растения, вены на висках наследницы пульсируют под пальцами Неджи в такт каждому удару ее сердца. Она пытается вырваться, отвернуть лицо; ее ужас почти осязаем, он течет по рукам Неджи, пробирается внутрь и душит, душит, будто горло стянули удавкой.
- Я не хочу, не хочу видеть!
Крик бьет по ушам, но Неджи лишь крепче сжимает ее лицо в ладонях. Им страшно сейчас, страшно обоим, до одури; хочется бежать, не оглядываясь, вот только бежать некуда.
- Смотри на меня, Хината, только на меня, ты слышишь? - бездумно шепчет ей Неджи. Кровь на ее щеках – кровь вместо слез – такая горячая. - Все остальное - сон, забудь его, просто забудь…
Когда в комнату влетают перепуганные слуги и примчавшая на крик наследницы охрана, Неджи их даже не замечает. Он смотрит только на Хинату, смотрит в глаза, которые видят все – даже то, что он хотел бы никому не показывать. И только когда его, как щенка, отшвыривают в сторону, когда между ним и дочерью встает Хияши, и ствол его Бькугана упирается в лоб племянника, Неджи понимает: он видел то, о чем ему не положено было даже знать.
Слез Хинаты Стальной Кулак Хияши ему не простит.

URL
2009-09-30 в 13:14 

у богини победы нет головы
Так и думала, что буду первой))
А мистика сгущается. Интересно, какими с этого ракурса будут Учиха... Нет, не подумайте, будто мне неинтересны Хьюга, просто я привыкла читать в "промышленных" масштабах, много и запоем.

2009-09-30 в 18:00 

being an arrogant asshole is a lot harder than it looks (c)
Даешь Хьюгацест! *радуется кагдитя*
Дорогой Автор, оно доставляет невыразимо :chup2:

2009-09-30 в 19:22 

Onixsan
Урурур! Бери все и не отдавай ничего
Даешь Хьюгацест! *радуется кагдитя*
поддерживаю! :chup2::red:

2009-10-01 в 08:54 

gloomy sky
Интересно, какими с этого ракурса будут Учиха...
если я скажу, какими, это уже будет спойлер, так что буду молчать)))

nomad_child, Какаши извращенный и гениальный
автор невыразимо рад, что текст доставляет)) :yes:

URL
2009-10-01 в 08:54 

комментарием выше был, разумеется, Автор :)

URL
2009-10-02 в 02:10 

"Мы молоды, пока мы можем совершать глупости" - капец, я буду вечно молодой -_-
ух, как текст! и как это мормат его пропускала до этого, плохо... хотя нет хорошо, сразу столько м-м-м-м-м! да!

*/к связной речи пока неготова

2009-10-02 в 02:31 

у богини победы нет головы
если я скажу, какими, это уже будет спойлер, так что буду молчать)))
о боже, молчите, сколько хотите, но пишите дальше! *остальное невразумительно*

2009-10-02 в 08:18 

mormat
зато вам повезло сразу несколько частей прочитать залпом :)

gloomy sky
:laugh: :write:

URL
2009-10-02 в 08:19 

да что ж я все время забываю под комментами подписываться-то... :hmm: это был Автор, разумеется)

URL
2009-10-16 в 05:35 

для поклонников Какаши кусочек №5

* * *

Во «Вратах Лотоса» как обычно шумно: зрители оживленно переговариваются, обсуждая претендентов; у окошек, где принимают ставки, толкотня и споры; в воздухе то и дело мелькают купюры – некоторые, очевидно, считают, что чем выше они поднимут свои деньги, тем быстрей наступит их очередь. Какаши убежден, что люди, работающие букмекерами, просто мазохисты: в конце концов, какой толк от того, что через твои руки проходит столько денег, если опустить их в свой карман нет никакой возможности? И целыми днями брать, пересчитывать, а затем отдавать счастливчикам или жадной пасти стального сейфа сотни и сотни купюр... Нет уж, такая работа точно не для него, думает Какаши.
Другое дело – книги. Приобщение к культуре, просвещение и образование. Свет жизни, можно сказать. За этот свет в их с Тензо магазинчике отвечает целых две полки в самом дальнем из стеллажей, и хотя сам Какаши предпочитает просвещаться литературой несколько иного плана, существование этих двух полок греет ему душу хотя бы потому, что там стоит Большая Поварская Энциклопедия, благодаря которой Тензо каждый день спасает их обоих от голодной смерти. Подпускать Какаши к плите, как выяснилось, дело небезопасное, поэтому после того, как они кое-как подлатали мебель после непредвиденного пожара, в который вылилось приготовление яичницы, титул властелина кухни было решено торжественно передать Тензо.
Какаши зевает и вытягивает руку, за которую тут же, как за вешалку, цепляется пробегающий мимо мальчишка. Пара монет, брошенных ему в карман, и вот Какаши уже обладатель вполне сносного бутерброда и баночки сока. Стаканчик чего-нибудь горячительного был бы, конечно, лучше, но на работе – особенно на такой, как у Какаши, – позволить себе такую роскошь – почти что самоубийство.
А ведь говорил, что все, больше ни разу. Хватило впечатлений на всю оставшуюся жизнь. Клялся себе, что завязал. Ага, как же.
Какаши держался целый год. Они с Тензо держались. Вдвоем ведь всегда легче. Думали, что прошло. Отпустило, забыли. Но появляется Нара, и все летит в тартарары!
Все заново: адреналин в крови, дрожь по телу, лихорадка предвкушения. Эта работа как наркотик, и Какаши вынужден признать: он чертов наркоман. До сих пор. И Нара, чтоб его, это знает. Знает и пользуется, расчетливая сволочь. Как будто не было других, кто мог бы справиться с заданием, как будто целая сотня послушных ему наемников вдруг разом перестала существовать.
Какаши сжимает в ладонях завернутый в хрустящую, пропитанную маслом бумагу бутерброд, превращая его в тонкую лепешку. Вот так, Хатаке Какаши, ты расплющил свою новую, с таким трудом добытую мирную жизнь обычного продавца книг.
Можно, конечно, убеждать себя, что виной всему деньги. Омбра платит своим киллерам неплохой процент от сделки с клиентом, а, учитывая, что такого рода делишки по умолчанию оплачиваются далеко не малыми деньгами, стоит признать, в те времена подсчетом затрат Какаши себя не обременял. После ухода из организации привычка к хорошей жизни не исчезла, поэтому прежде чем Тензо приучил Какаши к такому слову, как «экономия», оставшиеся от последнего заказа деньги исчезли слишком быстро.
Когда Нара предложил им работу, прежнюю, пропахшую смертью и наживой работу, Какаши понял две вещи: первое – отказаться они не смогут, и второе – за этот взгляд наркодилера, протягивающего завязавшим клиентам новую дозу, Нару следовало бы убить.
Какаши тоскливо смотрит на сплющенный бутерброд в своей руке.
Может, они с Тензо и вправду себя только обманывали. Может, Нара прав, и им, как ни крути, не прожить без этой работы. Хотя бы потому, что они в ней – одни из лучших. Проклятье, если уж быть честным до конца, они ведь так и не свели свои татуировки: свитое в спираль пламя на плече – знак того, что они по-прежнему принадлежат Омбра.
Значит, не забыли. Не смогли отпустить.
Значит, оба – лжецы.
- Пожалуй, не буду говорить это Тензо, - тихо бормочет себе под нос Какаши, машинально поглаживая за ухом лежащего у него на коленях Паккуна. – А то останусь без ужина.
Судя по взгляду пса, он считает, что это, в отличие от многих других, одно из самых правильных решений в жизни его хозяина.
Гомон толпы возле окошек букмекеров стихает на миг, а затем возобновляется с новой силой, а это значит, что в зал спустился Майто Гай. В принципе, даже без звукового сопровождения его трудно не заметить: ярко-зеленые тренировочные штаны и широченную, во все тридцать два зуба, улыбку видно издалека.
- Потрясем этот вечер нашей Силой Юности! - гремит его голос.
Какаши не уверен, учитывал ли Гай акустику зала, когда собирался открывать здесь свое заведение, но то, что благодаря этому его голос усиливается как минимум втрое, неоспоримо.
Паккун роняет морду на колени хозяина и закрывает лапами уши. Какаши остается только молча ему завидовать.
Строго говоря, «Врата Лотоса» - это клуб борцов, но как у всех заведений под защитой мафии, у него есть и обратная сторона: если днем «правила» здесь не просто слово, то ночью зеленый ринг куда менее лоялен к их нарушениям. И да, ринг действительно зеленый. Как травка на летней лужайке, как чертовы штаны Гая.
Пронзительный свисток оповещает всех о том, что ставки больше не принимаются, и зрители всей толпой кидаются к трибунам. Начинается ругань и толкотня, но выразительный взгляд усталого убийцы и отнюдь не дружелюбный оскал семерых псов в довесок к нему спасают Какаши от назойливого соседства кого бы то ни было. Ближе, чем на полтора метра к нему никто не подсаживается. Какаши по очереди треплет сидящих вокруг него псов по холкам и щелкает по уху Паккуна, который даже не удосужился поднять голову, не то, что зарычать. Голову тот так и не поднимает, но это не мешает ему вцепиться в палец хозяина, неосторожно поднесенный к его морде.
- Лентяй, - шипит Какаши, разжимая ему пасть, чтобы освободить палец.
В глазах Паккуна читается ответное послание, вероятно, менее приличное, чем этого можно было ожидать от такого безобидного с виду песика. Поединок взглядов заканчивается очередным поражением Какаши, когда он сует Паккуну в нос остатки своего бутерброда, лишь бы тот перестал так укоризненно на него смотреть.
- Итак, вы готовы? - Гай к этому времени уже на ринге.
У Какаши начинает рябить в глазах от того буйства зелени, которое представляет собой дуэт поверхности ринга и штанов его хозяина. Ничего, бывало и хуже.
- Сегодня вы увидите нечто грандиозное! – надрывается Гай. – Удивительное, великое и неповторимое!
Да, помимо красочных штанов, впечатляющего накачанного торса, который он никогда не стремится скрывать, и белозубой улыбки мерина в самом расцвете сил, Гай обладает еще и неодолимой тягой к толканию прочувствованных речей. Как правило, всегда не вовремя, но зато так, что пробирает до костей: если не от смысла, то уж точно от громкости.
- Грандиозное, фантастическое зрелище! Только сегодня и только на нашем ринге! «Врата Лотоса» всегда открыты для жаждущих узреть силу цветущей юности и отвагу молодых сердец!
Трибуны неохотно аплодируют. Не столько из-за воодушевления, вызванного речью Гая, сколько из-за того, что знают: без поддержки зала он не станет продолжать, а значит, бойцов они могут не дождаться и вовсе.
- Я вижу, вы уже горите от нетерпения! - ничуть не смущенный жидкими аплодисментами, Гай встает в Позу Крутого Парня и показывает трибунам вздернутый к потолку большой палец.
Раздается еще пара хлопков. Паккун начинает траурно выть, но Какаши вовремя успевает закрыть ему пасть.
- Что я слышу? – настораживается Гай.
Какаши задерживает дыхание. Если его узнают, можно попрощаться с сегодняшним шансом выйти на клиента. Память у Гая, как у слона: встретив кого-то один раз, он будет помнить – а в случае Какаши еще и преследовать – его всю жизнь. День, когда они впервые встретились, стал одним из тех, о которых хочется забыть, как о дурном сне. Это была не иначе, как шутка мироздания, столкнуть их друг с другом в таком месте, как кружок восточных единоборств для детей, куда Какаши забрел по чистой случайности.
Гай, приложив руку ко лбу, чтобы защититься от огромных ламп, освещающих ринг, пристально вглядывается в трибуны. Еще один поворот головы, и он точно наткнется на Какаши. Не время привередничать.
- Это вой труб, зовущих бойцов на ринг, - пытаясь передать неуемный энтузиазм в голосе – отвратительно, надо признать, – отзывается Какаши.
Гай ошарашено замирает на месте. Видимо, с трубами – это перебор, надо что-нибудь попроще.
- Это зов юности, – чуть бодрее добавляет Какаши, стараясь не думать, каким идиотом сейчас выглядит.
Трибуны поддерживают его куда более оживленными аплодисментами, нежели красноречие Гая.
- Да! Я слышу зов ваших сердец! Наш дух един, и в этом наша сила!
Какаши медленно выдыхает, залпом опустошает баночку сока – такое нервное напряжение всегда вызывает у него дикую жажду – и, крепко держа Паккуна за бока, чтобы не вздумал вырваться, поднимает его к лицу. Серьезный разговор требует взгляда в упор.
- Ты. Сегодня. Останешься. Без. Ужина.
Паккун меланхолично зевает ему в лицо. Маленький ленивый засранец.
- И твою резиновую уточку я отдам Тензо.
Удар в слабое место, кто спорит, но справедливость требует, чтобы пес осознал свою вину. Какаши возвращает Паккуна на колени: жалостливыми взглядами его не проймешь.

URL
2009-10-16 в 05:37 

А тем временем на ринг, наконец, выходят бойцы. Один высокий, широкоплечий, будто обсыпанный пеплом – до того серая у него кожа. Его Какаши узнает сразу. Хошигаки Кисаме, тот еще сорвиголова. Интересно, каким ветром его занесло во «Врата Лотоса»? На ринге Гая побеждают одними кулаками, а ведь Кисаме всегда орудовал огромным, в полчеловеческого роста тесаком.
Какаши задумчиво чешет кончик носа.
После распада Акацки, особого подразделения убийц, которое когда-то создал для своей Семьи Учиха Мадара, дед нынешних братьев-боссов, Кисаме, бывший там на хорошем счету, стал свободной птицей, и как зарабатывать на жизнь – это его дело. Однако что-то скребется внутри Какаши: крохотное, но неотвязное подозрение, что все это неспроста, и это подозрение заставляет его быть начеку.
Второй боец по сравнению с Кисаме совсем еще мальчишка. Хорошо сложенный, с отличными мышцами и, судя по всему, крепкими кулаками, но все равно мальчишка. И что самое ужасное – он копия Майто Гая, а это уже приговор. Стрижка под «горшок», колоритные брови и, конечно, отличительный знак – зеленые тренировочные штаны. Куда же без них?
Будь Какаши чуть более сентиментальным, он бы оплакал пропавшее детство этого ребенка – о, Гай возвестил всем, что его звать Рок Ли, – но, к сожалению, профессия наемного убийцы не оставляет места сантиментам.
Кисаме смотрит на мальчишку с явным презрением, но того, судя по всему, такое отношение не смущает. После жаркого взаимного приветствия с учителем, Ли, еще секунду назад воодушевленно кивавший каждому слову Гая, мгновенно меняется. Теперь он готов к бою – собранный, решительный, и противнику придется с этим считаться.
Они кружат друг вокруг друга: Кисаме – с ленцой, которую даже не стремится скрывать, а Ли – настороженно, вглядываясь в каждое его движение. Оказывается, Гай способен не только сверкать улыбкой и вещать о силе Юности, но и быть толковым учителем. По крайней мере, оценивать соперника перед боем он мальчишку научил.
- Давай, Ли! Покажи ему силу своего духа! - гремит под потолком голос Гая.
В тот же миг мальчишка молнией срывается с места. Будто исчезает с ринга на долю секунды и возникает уже возле Кисаме с занесенной для удара ногой. Быстро, отмечает Какаши. Особенно учитывая возраст мальчишки – лет пятнадцать, не больше. С такой скоростью стоит считаться в любом случае. Но и Кисаме не вчера родился. У него за плечами столько боев, что он задавит ученика Гая одним своим опытом, что уж говорить о силе.
Атака Ли стремительна, но вот удар еще не отработан настолько, чтобы Кисаме его пропустил.
- Слабовато, - насмешливо скалится он. Нога Ли всего в паре сантиметров от его лица – Кисаме крепко держит его за ступню. - Я могу остановить тебя и одной рукой. Вторую можно даже не использовать.
- Как хотите, - отзывается Ли, и прежде чем Кисаме успевает отпустить очередной колкий комментарий, пятка мальчишки впечатывается ему в скулу: не тратя времени на освобождение от захвата, Ли, оттолкнувшись от ринга, ударил второй ногой.
Кисаме ослабляет захват – не столько от силы удара, сколько от шока, что мальчишка на такое вообще осмелился, – и Ли, ловко приземлившись, тут же уходит в сторону: не отступая, нет, наоборот – меняя позицию, чтобы снова атаковать, не давая противнику времени опомниться. И тактика срабатывает: Кисаме получает удар по почкам, и удар, судя по всему, неслабый.
Какаши даже присвистывает, забывшись ненадолго. А мальчишка-то не промах.
Но на этом, к сожалению, его успехи и заканчиваются. Следующие полминуты доказывают: юношеская отвага – ничто по сравнению с силой, подкрепленной опытом. Кисаме уходит от атак Ли, попутно отпуская ехидные реплики по поводу его прически, техники боя и, наконец, зеленых штанов. И вот последнее оказывается явно лишним, потому что после этого Ли, очевидно задетому в самых светлых своих чувствах, удается, наконец, подловить момент и ударить противника под колени, заставив его рухнуть на спину.
Ну а потом Кисаме надоедает играть.
К счастью, Гай успевает вмешаться до того, как все заходит слишком далеко. Кисаме огрызается, явно недовольный, что ему помешали, но все же не решается оспорить право Гая, как владельца «Врат», останавливать бой в любой момент. И только это спасает Ли от перелома руки и как минимум еще пары ребер.
Глядя на то, как Гай поддерживает ученика, помогая ему спуститься с ринга, Какаши чувствует странное облегчение. Все-таки повезло мальчишке, что остался в живых. Обычно Хошигаке оставляет после себя либо мертвецов, либо калек, и Ли – первый, кто нарушил это правило. В отличие от прочих противников Кисаме, у него будет время обдумать все свои ошибки.
Зрители кидаются к окошкам букмекеров, чтобы получить выигрыш. Вряд ли многие ставили на Ли, однако мальчишка сумел удивить зрителей и пусть на мгновение – крохотное мгновение его быстротечной славы – заставил их усомниться в исходе этого боя.
А Какаши продолжает ждать.
Скоро новый бой, но сегодня его интересует нечто иное.
Он привычно тянет руку, чтобы, не глядя, почесать Паккуна за ухом, и снова становится жертвой его зубов. Ну сколько можно-то?
- Хорошо, хорошо, я не буду отбирать у тебя уточку, - сдается, наконец, Какаши.
Паккун разжимает зубы и довольный очередной капитуляцией хозяина, устраивается на его коленях так, чтобы тоже следить за рингом. Вытирая об штаны обслюнявленную руку, Какаши обреченно понимает, что педагог из него, судя по всему, никудышный. Утешает только то, что для его работы это не имеет никакого значения, а с Паккуном они поговорят дома, в присутствии Тензо. Наверняка помимо «Большой Поварской Энциклопедии» у него найдется книга «Мудрость воспитания домашних животных», и уж он применит ее по назначению.
Какаши как раз решает купить еще один бутерброд на случай, если ему придется проторчать здесь до утра, когда во «Вратах Лотоса» появляются новые лица.
Кожаные куртки, меховые воротники, огромные псы у ног хозяев. И кольцо наследника на пальце у самого младшего.
Добро пожаловать, Инузука Киба, ты как раз вовремя. Не придется тратиться на второй бутерброд.

продолжение, как водится, следует))

URL
2009-10-16 в 08:58 

у богини победы нет головы
А вот и бывшие Анбу! А я почему-то думала, что Какаши тоже занимается сбором информации...
Педагогические таланты - это тру, с коммуникацией у него действительно проблемы))

2009-10-16 в 13:56 

Onixsan
Урурур! Бери все и не отдавай ничего
:dance3: замечательно! спасибо большое за такого Какаши ^^ :red:

2009-10-16 в 23:38 

Амариллис Л
Педантичная Сова // Вечно ты, Федор, куда-то вступаешь...(с)
Ура, прода!!!

2009-10-17 в 09:28 

gloomy sky
А я почему-то думала, что Какаши тоже занимается сбором информации...
кажется, мы с вами еще ни разу не сошлись в видении персонажей в этом фике) :laugh: Я рада, что мне по-прежнему удается вас удивлять)

Onixsan
всегда пожалуйста, особенно за Какаши)

Амариллис Л, :)

Автор

URL
2009-10-17 в 12:15 

у богини победы нет головы
кажется, мы с вами еще ни разу не сошлись в видении персонажей в этом фике)
да нет, тут не столько видение, сколько личные глюки))

2009-10-17 в 14:03 

Миссис Малфой
хвалить и кормить!
Автор, как же вы меня радуете, что охватываете своей АУ столько персонажей. И ааа как трушно вы это делаете! :heart:
Заказчик продолжает быть влюблённым в этот текст :inlove:

2009-10-17 в 20:03 

gloomy sky
с личных глюков фики обычно и начинаются) :laugh:

Орочимару ласковый и с тентаклями
:goodgirl: но они все такие интересные, особенно в новом мафия-антураже! Меня саму плющит и тащит, как удава по проволоке))) Не могу удержаться. Только не спрашивайте меня, чем все кончится: я чесслово понятия не имею, потому что оно настолько спонтанно в голове возникает, образами, сценами, что я просто ловлю и описываю. Мне заранее страшно на тему "как, КАК я потом это буду сводить в логическую концовку?" :gigi: :laugh:

Автор

URL
2009-10-17 в 20:32 

"Ы" - это не просто буква, это образ жизни // Скорее - стиль мышления..." (c)
Мне очень нравится, как медленно, но верно расширяется эта новая вселенная, как вплетается канон в новый мир, преломляясь под новым углом *__*
Очень по-настоящему, хочется взять игрушку в руки и рассматривать всё с новых сторон :)

2009-10-18 в 09:25 

Leponier
:shy: Очень приятно слышать такой отзыв, спасибо большое) :shuffle:

Автор

URL
2009-10-18 в 11:30 

у богини победы нет головы
Очень по-настоящему, хочется взять игрушку в руки и рассматривать всё с новых сторон
:friend: Интересные АУшки провоцируют. Лезешь в канон, потом в фик и с пристрастием сравниваешь: а что было? а как? и - самое главное - что дальше? )))

2009-11-29 в 10:58 

кусочек №6
Какаши-Киба-Гай пробегом :)


* * *
Хвала небесам, к вечеру похолодало. Остывший воздух льнет к щекам, стирая с них горячку стыда, и сейчас для Кибы это, пожалуй, единственное спасение.
Это ж надо было такому случиться! Его спасла девчонка. Мало того, девчонка Хьюга, дочь босса. Из-за его невнимательности Инузука теперь в долгу перед своими давними противниками, и пусть сейчас они в союзе, кто проверял этот союз на прочность? Кто поручится, что завтра Хьюга не найдут способ справиться с Учиха, или же решат склонить перед ними головы?… Хотя нет, вот этого точно не случится. Хьюга не привыкли кланяться.
И все же их союз еще слишком хрупок. Он заключен на словах и не проверен пока ничем, кроме них. А вот долг чести – совсем другое дело. Жизнью своего наследника Инузука теперь обязаны Хьюга, этого уже не изменить. Виной тому, конечно, не Киба, однако его непосредственное участие в инциденте дало повод для выволочки, причем выволочки такой, какой не было уже давно. Даже за вылазки в город без охраны, даже за побеги с тренировок на премьеру нового фильма.
Мать сохраняла молчание все время, пока Хана трясла Кибу, как нашкодившего щенка. В ушах до сих пор звенит от ее голоса, и щеки горят, будто под кожей разожгли жаровню. Он не учуял убийцу, он не внял предупреждению Акамару, он вел себя безответственно и далее по списку. Хана высказывала все это Кибе прямо в лицо, цепко держа его за ворот куртки и подтянув к себе так, что ему пришлось привстать на цыпочки. Даже ростом еще не вышел, щенок щенком.
И что самое унизительное и постыдное – Хана была права. Всего этого могло бы не случиться, прислушайся Киба к своим инстинктам чуть внимательнее. Он наследник семьи, он займет место матери, когда придет время, у него нет права вести себя, как обычный, беззаботный подросток.
«Пора вырасти, Киба!» - У Ханы был рассерженный, срывающийся голос. – «Ты больше не ребенок!»
Киба сжимает кулаки, чувствуя, как кольцо наследника впивается в ладонь, и ускоряет шаг. Бьющий в лицо холодный ветер не в силах погасить горящий внутри стыд, но хотя бы сотрет его следы с пылающих щек. Охранники рядом тоже ускоряют шаг, спеша поравняться с наследником.
Ему теперь без них никуда. Второго покушения Инузука не допустят, и как бы Киба ни был против, об одиночных прогулках придется забыть. С приказом главы семьи не спорят, а приказ был однозначен: во время визита во «Врата Лотоса» сопровождать Кибу будут двое, Саюми и Хиге. Их псы, разумеется, тоже.
Киба сворачивает за угол. Еще полквартала, и они будут на месте. Гай вряд ли им обрадуется, но договор он соблюдает, а значит, и платит за покровительство семьи, на чьей территории открыл свое заведение. Выручка у «Врат Лотоса» всегда была немалая, так что жаловаться ему грех.
Перед самым входом Саюми обгоняет Кибу на пару шагов и первой открывает двери. Свою работу она знает и ни за что не позволит наследнику войти на непроверенную территорию. В то же время Хиге оказывается за спиной Кибы, цепким взглядом осматривая стремительно пустеющую с заходом солнца улицу. Псы по бокам – настороженно принюхиваются.
Зажат со всех сторон. Чем не конура?
Кибе хочется взвыть.
Акамару ободряюще толкает его лбом в ногу. Киба машинально кладет ладонь ему на голову, треплет по холке. Что тут скажешь? Облажался – терпи опеку. Семья не может позволить себе потерять наследника, и его мнение в данном вопросе мало что значит.
Во «Вратах» как обычно шумно. Кажется, недавно закончился бой, и зрители осаждают букмекеров, требуя свой выигрыш. Еще немного и они, наверное, перегрызутся, как псы, не поделившие кость.
Гая можно не искать, он сам их найдет. Появление здесь Инузука, разумеется, не осталось незамеченным: завсегдатаи прекрасно знают, под чьим покровительством находятся «Врата», а новичкам будет достаточно и одного взгляда, чтобы все понять.
- Прикажете найти Майто? – гудит над ухом голос Хиге.
- Нет, - отмахивается Киба, направляясь к ближайшей трибуне. - Просто подождем.
По крайней мере, можно будет немного отвлечься от мрачных мыслей, наблюдая за очередным боем, а заодно и опыта почерпнуть. Мать всегда говорила, что Кибе его не хватает. Равно как и терпения, которое порой оказывается важней грубой силы, хотя именно ей Инузука всегда и славились.
Саюми двигается, как ветер: плавно и стремительно, будто перетекая из одного места в другое так быстро, что не успеваешь уследить. Она уже рядом с трибуной, к которой Киба только направлялся, сгоняет с места сидящего там человека. Киба хочет крикнуть, чтобы она оставила его в покое, негоже, в конце концов, трогать стариков, но тут человек поднимает седую голову, и Киба видит молодое, пересеченное повязкой лицо.
Саюми застывает на миг, изумленно вытаращив глаза, но уже в следующую секунду приходит в себя.
- Слышал, что я сказала, парень? Поищи себе другое место.
Тот мягко улыбается в ответ, разводя руками.
- Но все места заняты, синьорина, - спокойно произносит он, причем то, что половина трибуны сейчас пустует, поскольку зрители осаждают букмекерские окошки, его нисколько не смущает.
- Насмехаться вздумал? – нехорошо щурится Саюми. Как и все женщины их семьи, она не любит, когда мужчина в чем либо показывает свое превосходство. – Инузука говорят, ты подчиняешься. Усек?
- Ну разумеется, синьорина, разумеется, - согласно кивает седовласый, но при этом в голосе его ни тени испуга, а ведь Саюми уже объяснила, с кем он вздумал связаться.
Ни много, ни мало, а с Инузука, одной из трех Семей, которые держат в страхе весь город. Неужели для этого человека предупреждения недостаточно?
Хиге делает шаг вперед, намереваясь присоединиться к Саюми, но рука Кибы преграждает ему путь.
- Стоять. Я хочу посмотреть.
- Как прикажете, - передергивает плечами здоровяк. Киба впервые радуется тому, что в его конвое оказался именно Хиге. Для него приказ наследника – закон, и он не станет раздумывать, насколько он рационален. А вот Саюми стала бы. Впрочем, ей сейчас не до того.
- И все же зря вы так, синьорина. Девушка ведь.
Нет, этот парень определенно интересный, решает для себя Киба. Зная, кто перед ним, и уж точно зная, как женщины Инузука относятся к подобным замечаниям, осмелиться на такое. Ох, Саюми сейчас взъерепенится.
- Да как ты…?
Она замахивается, но ударить не успевает. Незнакомец ловит ее руку в воздухе, крепко сжимая запястье, и что впечатляет больше всего: Киба не успевает заметить его движения.
Резкий удар ребром ладони по руке противника, и Саюми освобождается от захвата, но в следующий миг почему-то теряет равновесие и едва не падает, однако незнакомец успевает подхватить ее. Еще одно стремительно движение, и руки девушки скручены за спиной, а пальцы седовласого прижимаются к ее сонной артерии.
- Если будете сопротивляться, придется отправить вас отдохнуть, синьорина.
Саюми сипло смеется в ответ.
- Рискни шелохнуться, и Кегава откусит тебе кое-что очень для вас, мужчин, важное.
Незнакомец опускает взгляд и страдальчески кривится. Когда огромный рыжий пес угрожающе рычит, сжимая в зубах содержимое твоих штанов, становится, мягко говоря, не по себе.
- Да уж, с таким не поспоришь.
Псы Инузука не нуждаются в командах: чтобы атаковать, им порой достаточно лишь кивка хозяина, слабого движения пальцев или особого звука. Саюми воспользовалась последним – едва слышно свистнула, уже замахиваясь, чтобы вправить наглому выскочке мозги.
- Но должен заметить, не ты одна прибегла к поддержке со стороны.
- Что ты...- начинает было Саюми, однако в следующий миг спрашивать уже нет смысла: давление чужих клыков на ноге и боку ясно дает понять, что ее обставили уже во второй раз.
- Кега…ва…
- На твоем месте я бы не делал этого, - мягко предупреждает незнакомец. – В отличие от тебя у меня не один пес, а восемь. Со всеми ними даже вам двоим не справиться.
Кегава яростно рычит, готовый защищать хозяйку до последнего, даже несмотря на то, что за лапы его держат его трое псов.
Чистая победа, стоит признать. Киба едва удерживает себя, что уважительно не присвистнуть. Саюми ведь не рядовой боец, скрутить ее вот так за считанные секунды не каждый сможет.
- Вы, оба, достаточно.
Киба подходит ближе, останавливается в паре шагов от застывшей парочки. Смотрит прямо в лицо человеку, так ловко обставившему одну из Инузука.
- Отзови своих псов, моя подчиненная не станет больше на тебя нападать.
- Я бы с удовольствием, но мне кажется, она на этот счет имеет свое мнение.
- Саюми, - Киба переводит взгляд на девушку. - Ты меня слышала?
Та поджимает губу. Видно, что поражение ее сильно задело, но Киба знает – ни слова в свое оправдание он от нее не услышит. Это был честный поединок. Она напала первой и поплатилась за свою самоуверенность. Кроме самой себя винить ей некого.
- Как прикажете, - слабо кивает она, и незнакомец тут же ослабляет захват, позволяя ей, брезгливо морщась, стряхнуть его руки.
- Знаете, я был бы очень признателен, если бы вы тоже убрали своего питомца от… эээ… меня.
Саюми бросает на него взгляд, четко дающий понять, что она с куда большим удовольствием приказала бы своему псу крепче сжать челюсти.
- Саюми, - резко охлаждает ее пыл Киба.
- Выплюнь эту гадость, Кегава, - презрительно цедит она сквозь зубы, и пес послушно отступает, глухо и неодобрительно порыкивая.
- Ох… премного благодарен, - облегченно вздыхает незнакомец. – А то я уже начал немного нервничать по этому поводу.
Саюми фыркает себе под нос что-то нелестное в сторону мужчин вообще и одного конкретного нахала в частности, но на этом их перепалка и заканчивается. Киба подавляет в себе желание обреченно закатить глаза. Да, отношение женщин Инузука к сильному полу всегда было притчей во языцех. Они считают, что признания достойны только те, кого приняла их семья, и чтобы заслужить его, кандидатам приходится немало попотеть. И кровное родство, кстати говоря, нисколько не снижает эту планку.
- Как твое имя?
- Хатаке. Какаши Хатаке, молодой наследник Инузука.
Киба не спрашивает, откуда ему известно, кто он. Кольцо с псиной головой на его пальце несложно заметить, если проявить хоть каплю наблюдательности, но все эти титулы его только раздражают.
- Избавь меня от этого, а? Я Киба.
- Киба так Киба, - благодушно соглашается Хатаке.

URL
2009-11-29 в 10:59 

Его спокойный, не отравленный страхом голос странно притягивает. Он смотрит на наследника одной из Семей, как на обычного мальчишку, ничем не лучше тех, что гоняют мяч во дворе или устраивают драку из-за какой-нибудь девчонки. И мягкой, расслабленной насмешки в его словах звучит куда больше, нежели слепого, вбитого тем же страхом преклонения. Последнего нет и вовсе, понимает Киба.
Хатаке не боится его. И он заставил Саюми, наконец, поджать хвост, да так, что она теперь нескоро об этом забудет. Ничего, ей полезно.
- Я вижу, ты неплохой боец, Хатаке, - Киба усаживается на скамью рядом с ним и расслабленно вытягивает ноги. Акамару ложится рядом, обняв ступни хозяина пушистым хвостом.
Будь здесь Хана, не избежать Кибе пинка под зад и длинной, нудной тирады о том, как осторожно и благоразумно должен вести себя наследник, но, эй, не каждый ведь смог бы справиться с одной из телохранителей-Инузука! Это стоит уважать. И потом, какой смысл было вообще влезать в неприятности, если дело касалось всего лишь места на трибуне? Имей Хатаке намерение причинить Кибе вред, разве не должен был он привлекать к себе как можно меньше внимания? Из темного угла ведь куда проще выстрелить.
Саюми дергается, явно возмущенная поведением наследника. Ну да, конечно, они же с Ханой подруги, а с кем поведешься, как говорится, так тебе и надо. Киба намеренно игнорирует поднятую руку охранницы. Да, да, он в курсе, что опасно разговаривать с незнакомыми людьми, ему, как всякому ребенку, вбивали это в голову с самого детства, но, черт подери, он ведь уже не ребенок!
Хатаке неопределенно пожимает плечами, скармливая мясные сухарики из пакета взъерошенной псине с выпученными глазами. Остальные толкутся рядом, пихая друг друга и пытаясь просунуть морду ближе к ладони хозяина. Они хорошо потрудились и жаждут получить заслуженную награду. Киба насчитывает семь морд. А ведь Хатаке говорил, что помощников у него восемь.
- Предпочитаю смотреть. Правда, сегодня мне не везет со ставками, - скорбно признается он. - Зато вот с девушкой повезло. Хотя везение и сомнительное, надо признать.
- Ах ты, шелудивый…! - взрывается Саюми, но ее последние слова тонут в хохоте Кибы. Охранница разом теряет дар речи.
- Но… но как же… - на ее лице растерянность и почти детская обида. Нечасто такое увидишь, тем более среди женщин их семьи.
- Извини, извини, Саюми, - зажимает себе рот ладонью Киба. Приступ хохота прошел, но широкую улыбку он сдержать все равно не может. - Не обижайся, ладно? Я не со зла.
Поджав губу, Саюми сдержанно кивает. Хиге рядом с ней неопределенно хмыкает и тут же получает локтем под ребра.
- Эй, но я же… - начинает он, однако под взглядом Саюми, красноречиво говорящим, что лучше бы ему помалкивать, предпочитает не продолжать.
- У тебя отлично натренированные псы, Хатаке. В Инузука это высоко ценится.
- Кто бы знал, чего мне это стоило, - вздыхает тот, хотя в голосе его сквозит безуспешно скрываемая гордость за своих питомцев. Ну, еще бы. Все-таки получить похвалу от Инузука дорогого стоит. - Особенно с Паккуном.
- Паккуном?
- Да, он у тебя под ногами, молодой наследник… ох, прости… Киба.
Хатаке наклоняется, шаря рукой под скамьей, и после недолгих поисков извлекает оттуда вцепившегося в его палец маленького песика.
- Когда-нибудь ты у меня дождешься, - разжимая Паккуну челюсти, произносит Хатаке. Кибе отчего-то кажется, что это далеко не первое и уж точно не последнее предупреждение.
Вот и восьмой, значит.
- А! – Саюми тычет пальцем в Паккуна с лицом, на котором читается смесь сдерживаемой ярости и облегчения оттого, что она, наконец, нашла причину своего столь неожиданного поражения. – Так это ты схватил меня за ногу, когда я собиралась ударить! Вот почему я потеряла тогда равновесие. И этот… этот…
- Хатаке, - подсказывает ей Какаши.
- … нагло этим воспользовался!
- На войне как на войне, - философски замечает он.
- Заткнись, идиот! Это было подло!
- Инузука делают то же самое, разве нет? Ваши псы – живое оружие, мои – тоже. Разница лишь в том, как мы ими пользуемся.
Саюми открывает рот, чтобы ответить – опровергающе и зло, судя по лицу, но в следующую секунду понимает, что возразить ей нечего.
Хатаке знает, о чем говорит. И его псы – это нечто. Как он управляется сразу с восемью? В Инузука запрещено брать на воспитание больше двух щенков, поскольку это неизбежно скажется на качестве их навыков, и Киба всегда считал, что это правильно. До сегодняшнего вечера. Хатаке показал, что послушная его приказам, действующая слажено, как единый организм, свора способна на такое, что не под силу всего одному псу. Это могло увеличить шансы Инузука в борьбе против Учиха, компенсировать недостаток людей в семье.
Киба усмехается про себя. Ну вот, занудные наставления Ханы не прошли даром – он уже начал думать, как босс. И не поймешь ведь, радоваться или нет. Но одно неоспоримо: с каждой минутой, с каждым произнесенным Хатаке словом Киба чувствует, что проникается к нему все большим уважением.
Ну а что до Саюми, так она всегда была излишне подозрительной. Даже продавца, у которого Киба купил мясную булочку для Акамару по пути к «Вратам», трясла не меньше полуминуты, выясняя, не подмешал ли он чего в свою стряпню. Акамару к этому времени, кстати, булочку все равно уже слопал.
Хатаке вытряхивает на ладонь остатки лакомства и, скормив их большому, морщинистому псу, отправляет скомканный пакетик обратно в карман. Сидящий у него на коленях Паккун, которому досталось меньше всего, смотрит на хозяина с непередаваемым немым укором в глазах.
Киба едва сдерживает усмешку.
- Полагаю, у наследника Инузука здесь дела, - говорит Хатаке, вставая, и Паккун, прежде чем его сбросят с колен, резво вспрыгивает хозяину на плечо. - Не смею его больше задерживать.
Он делает знак псам следовать за ним и поворачивается, чтобы уйти.
- Эй, погоди, - останавливает его Киба. - Научи меня.
Обернувшись, Хатаке недоверчиво вскидывает бровь.
- Зачем? У тебя отличный пес. Не гонись за количеством, лучше цени ту верность, что уже имеешь.
- Я не променяю Акамару ни на кого другого, - уверенно произносит Киба, обнимая одной рукой поднявшегося у его колен пса. - Но мне еще многому нужно научиться. Я хочу знать, как ты сумел выдрессировать своих псов. Все они такие разные, по силе, весу, скорости, но действуют, будто один. Саюми – одна из лучших в нашей семье, и я хочу учиться у того, кто сумел ее победить.
- Хм… - Хатаке задумчиво прикрывает глаз, видимо, взвешивая полученное предложение.
- Награда будет щедрой, не сомневайся, - добавляет Киба.
Саюми пытается его урезонить, но послушно замолкает после упрямого «я сам решу» и твердого взгляда наследника.
- Ба, да это же Инузука! – вдруг грохочет со стороны. Похоже, Майто Гай наконец заметил их появление и уже спешит к зрительской трибуне. Оказывающиеся на его пути люди сыплются в стороны, как комья земли из-под лап роющего яму пса.
При взгляде на несущегося к ним Гая, Хатаке нервно дергается и снова страдальчески кривится.
- Ладно, посмотрим, на что ты способен, - говорит он. - Южная роща, завтра на закате. А теперь мне пора, прошу извинить. Хватит с меня на сегодня непредвиденных встреч.
Киба не успевает спросить, что Хатаке имеет в виду, поскольку тот, предусмотрительно обогнув провожающую его неодобрительным взглядом Саюми, в считанные мгновения оказывается возле выхода. Свора вываливается наружу вслед за хозяином.
Киба не тратит время, чтобы поразмыслить о причине внезапной спешки Хатаке. Когда рядом оказывается Майто Гай, думать о ком-либо кроме него и его неисчерпаемой бодрости не получается. Ну что ж, за этим они, собственно, сюда и пришли.


продолжение следует...

URL
2009-11-29 в 18:09 

Спасибо, что продолжаете фик)))

URL
2009-11-29 в 18:14 

Onixsan
Урурур! Бери все и не отдавай ничего
здорово! Жалко будет, если Кибу грохнут...такой доверчивый мальчик... и собак любит..Т_Т

спасибо за продолжение! :red:

2009-11-29 в 18:49 

Гость
:) спасибо, что продолжаете его читать)

Onixsan
да, Киба - кароший )) Далеко не глупый, кстати, но просто не сильно у него душа лежит к "семейной" профессии. :nope:

Автор

URL
2009-11-30 в 01:01 

Амариллис Л
Педантичная Сова // Вечно ты, Федор, куда-то вступаешь...(с)
Автор, спасибо за то, что пишите. :red: С нетерпением жду продолжения.

2009-12-03 в 23:23 

Дорогой автор, спасибо огромное за текст и удовольствие, которое он принес, с нетерпением ожидаю продолжения :heart:
читать дальше

2009-12-04 в 04:55 

Амариллис Л
*усиленно строчит проду*

Шел коварная и любит лимонад
:shy: порадовать читателя - это отдельное удовольствие для автора)
Шикамару выкрутится, это точно, но вопрос - "как?" остается открытым, даа))

Автор

URL
2009-12-04 в 14:27 

у богини победы нет головы
Шикамару выкрутится, он умный)) а отдуваться автору))))

2009-12-04 в 17:24 

gloomy sky
:laugh: да уж, кому, как не автору, отдуваться за все это безобразие?))))

Автор

URL
2009-12-04 в 18:47 

nomad_child
being an arrogant asshole is a lot harder than it looks (c)
*стучит ложкой по пустой тарелке, требует Хьюгов в студию*

2009-12-05 в 10:07 

nomad_child
терпение, терпение, все будет))

Автор

URL
2009-12-06 в 18:46 

Очень здорово! С нетерпением жду Неджи и конечно его хозяйку. :) Спасибо.

Оля.

URL
2009-12-07 в 04:56 

Оля
спасибо, очень рада, что вам приятно читать этот фик) :yes:

я понимаю, что у Хьюгов немало поклонников, но, может быть, кто-то хочет получить немножко Учих?)) :rolleyes:

Автор

URL
2009-12-07 в 05:16 

у богини победы нет головы
я понимаю, что у Хьюгов немало поклонников, но, может быть, кто-то хочет получить немножко Учих?))
Конечно, хочет!
Хотя, наверное, мое мнение учитывать не стоит - я хочу про всех и сейчас)) Но Учихи были давнее всех, так что...

2009-12-07 в 12:09 

"Мы молоды, пока мы можем совершать глупости" - капец, я буду вечно молодой -_-
я всегда хочу Учих и побольше :))
просто неудобно просить :))

2009-12-07 в 18:43 

gloomy sky, :)
Учихи уже движутся к выходу в студию)

mormat
мнение читателей знать всегда интересно и очень даже нужно)

Автор

URL
2009-12-07 в 22:08 

хвалить и кормить!
Автор
Заказчик, к слову, всё дальше читает, но он прямо не знает что писать - всё бойан опять - "аа, я так люблю вашу вселенную и фантазию, я люблю вас, автор!". Но вот сейчас Заказчик может небойанно сказать, что тоже хочет Учих *__*

2009-12-08 в 03:44 

Миссис Малфой
:laugh: заказчик - барин))

Автор

URL
2009-12-18 в 05:41 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
Шикамару заметил, как старший брат метнул в сторону Советника взгляд, по жажде убийства сравнимый, пожалуй, только с летящей пулей я прям вижу намек на инцест! ну и Орочи как обычно лапки к Саске тянет, одна надежда Итачи их пообламает!
Описание семей Хъюг и Инудзука потрясающе точны, ПОВ Нейджи и его отношение к Хинате, к Хиаши ...просто нет слов.Неджи желает лишь одного: чтобы в следующий раз – а в том, что он будет, можно не сомневаться, – рядом не оказалось никого, кто бы предупредил Кибу о выстреле. какие эмоции, я могу ошибаться, но он и в каноне не желает делить Хинату ни с кем, лучше сам убьет! Слез Хинаты Стальной Кулак Хияши ему не простит. за это отдельное спасибо!
Киба такой прикольный... и собаки!!! отношения в их семье просто как я видела в каноне)
Шикамару - ленивый гений)) и прекрасный стратег!

2009-12-18 в 10:42 

Domino69
я прям вижу намек на инцест!
откровенно говоря, я сюда вкладывала не намек на инцест, но да, у Итачи, безусловно, есть причины ненавидеть Орочимару))

Неджи у нас собственник, аха)) Хотя сам себе в этом и не признается)
И да, от Хияши ему влетит, конечно, за плачущую Хинату, хотя он по большому счету тут и не виноват.

Рада, что Инузуки получаются карошие, у них правда интересная семья, и это их тесное духовное родство с собаками... заслуживает уважения, я считаю)

Шикамару - ленивый гений)) и прекрасный стратег!
:goodgirl: ну надо же как-то выкручиваться, раз работа такая))))

Автор

URL
2009-12-18 в 16:44 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
Автор, читать дальше
у Итачи, безусловно, есть причины ненавидеть Орочимару) никто не любит змейса!=)))
Спасибо вам за чудесное произведение, буду ждать развития!

2009-12-18 в 19:08 

Domino69
к учихоцесту я равнодушна, но если вы видите на него намеки, то всегда пожалуйста) Ведь каждый видит в тексте свое :)

А Орочимару любит чуть ли не полфэндома, как мне кажется))))) Весьма популярный персонаж, хотя я вот лично тоже к нему не очень.

Спасибо, что читаете и получаете удовольствие)

Автор

URL
2010-01-08 в 13:25 

кусочек №7
Кисаме и.. а вот не скажу кто)) :tease:


* * *

Нет, все-таки Майто – редкостный зануда. Хуже него в этом отношении была, пожалуй, только безвременно почившая старушка Хошигаки, которая до самой своей последней минуты думала, что предупреждения внука, касающиеся ее привычки совать нос в его дела, всего лишь брошенные на ветер слова. Впрочем, это уже дело прошлое и давно забытое, хотя сегодня Кисаме и подумал мельком, что в образе владельца «Врат Лотоса» его пришел навестить дух усопшей родственницы.
Конечно, Майто был возмущен: его мальчишку на ринге сегодня нехило отделали. Но ведь и дураку было ясно – против Кисаме ему не выстоять в любом случае. Результат этого боя был слишком очевиден даже для Майто, но он, тем не менее, поддался на уговоры ученика и выпустил его на ринг. Ну и дурак. Оба дураки. За что боролись, на то и напоролись.
Кисаме не собирался проигрывать только потому, что его противником был мальчишка. Жалость, милосердие? Что за чушь в самом деле! В бою не бывает мальчиков, есть только мужчины. А в поддавки играют в песочнице. И Майто это знает. Оттого, наверное, и не дал воли захлестывающим его эмоциям, не демонстрировал свои дурацкие позы и не тыкал поучительно пальцем в грудь. Но видно было, что за ученика переживал. За каждый его синяк, за каждый перелом, которых могло быть в разы больше, не останови он Кисаме вовремя. Переживал, а потому все ж таки не удержался от того, чтобы толкнуть пусть не столь громкую, как обычно, но едва ли чуть менее прочувствованную речь о том, как подобает вести себя истинному бойцу. Особенно в том, что касается меры и умения остановиться, пока не стало слишком поздно.
Кисаме речь пропустил мимо ушей. Оба эти навыка, так высоко ценимые Майто, были для него не более чем пустым звуком. К счастью, поучительная речь хозяина «Врат» длилась недолго: ровно столько, сколько ушло на то, чтобы отсчитать в руку Кисаме его выигрыш с боя. Жалкий улов, как ни посмотри. Оно и понятно: на Ли ставили единицы, в то время как на его противника – почти все.
Еще раз пересчитывая деньги, уже стоя на улице, Кисаме брезгливо кривится. Хватит на один заход в бар, пожалуй, да и то не покутить, как следует. Больше шуму и возни было. В другое время Кисаме даже не стал бы напрягаться из-за такой мелочи, но ради цели пришлось согласиться. Нет, деньги ему, конечно, нужны: они, в конце концов, такая штука, которой никогда не бывает много, но за такой же бой с более сильным противником можно было бы получить куда больше. Эта мысль заставляет Кисаме снова скривиться и досадливо почесать небритый со вчерашнего дня подбородок.
Ладно, черт с ним, с этим непутевым выигрышем. Свернет пару голов на заказ, и карманы снова приятно отяжелеют. Ну а пока надо закончить начатое дело.

* * *

К ночи город вымирает. Захлопываются ставни, гаснет свет, исчезают люди. Дома жмутся друг к другу суровыми серыми громадинами, мрачно глядя на запоздавших прохожих темными глазницами погасших окон.
Никто не жаждет оказаться на улице после заката солнца, если, конечно, не ищет неприятностей. Особенно здесь, в одном из дальних районов, контролируемых Учиха. Отсюда далеко до бойцовских клубов под «лапой» Инузука, где даже ночью не стихает жизнь, а вместе с ней и жажда легкой наживы; еще дальше – до ресторанов и торговых кварталов Хьюга.
Кисаме пришлось оставить позади чуть ли не полгорода, чтобы добраться сюда. Повезло, что недалеко от «Врат Лотоса» в машине сидел задремавший таксист. За обещание не свернуть ему шею он с радостью довез Кисаме до места и даже поделился с ним дневной выручкой. Кто не любит отзывчивых людей? Кисаме вот очень любит.
Распинывая ползущие под ноги полосы тумана, он поднимается на мост. Река внизу бесшумно несет прочь черные, пропахшие отбросами города воды. К счастью, их не чувствуешь, пока не поднимается ветер. Да, именно такой ветер, какой подул тотчас же, едва Кисаме о нем вспомнил, – влажный от реки, промозглый и вонючий. Он будто вырывает клок окутавшего мост тумана, позволяя увидеть застывшую у перил фигуру. Кисаме разом забывает, что еще секунду назад хотел с отвращением зажать себе нос. Бросает взгляд на часы – до назначенного времени еще семь минут.
Он рано. Как обычно. Интересно, сколько уже тут стоит?
Кисаме замирает на месте, раздумывая. Пройти мимо, сделав вид, что они не знакомы? До оговоренного часа еще семь, нет, шесть с половиной минут. Его хозяин не любит, когда нарушают установленные им условия, но, черт подери, вокруг ни души, и в этом проклятом тумане все равно дальше десяти шагов ничего не видно! Околачиваться, что ли, вокруг, как идиот, ради пары каких-то минут?
До фигуры у перил всего пара десятков шагов. Липкий туман еще не успел ее скрыть, хотя и тянет уже свои липкие щупальца.
- Огонька? - как условлено, предлагает Кисаме, останавливаясь рядом.
Человек в черном плаще не удостаивает его даже взгляда. Только пальцы в перчатке сильней сжимают незажженную сигарету.
- Не курю.
Кисаме хочется выругаться – громко и грязно. Провались они пропадом, все эти боссовские заморочки!
- Так ведь… - делает он вторую неуклюжую попытку.
- Я сказал, не курю, - холодно бросает человек в плаще.
Сидящий на его плече крупный ворон подтверждающе клацает клювом, меряя Кисаме явно враждебным взглядом маленьких блестящих глаз.
Тааак. Не курит, значит. Значит, «пошел вон». Вот уж что-что, а эту интонацию Кисаме в его голосе всегда различит. Пора сваливать, пока не поздно. Испытывать терпение босса – себе дороже.
Еще шесть минут? Ладно, пусть будут шесть минут.
Скрипя зубами, Кисаме ретируется на другой конец моста. Оглядывается по сторонам в надежде, что под руку подвернется какой-нибудь зазевавшийся прохожий, на котором можно было бы выместить накопившуюся злость, но в такой час тут и крысы не встретишь. На монашку в борделе и то больше шансов наткнуться.
Раздраженно пнув попавший под ноги камушек и глухо ругнувшись сквозь зубы, Кисаме прислоняется к каменному парапету. Где-то внизу, под покрывалом тумана, тихо плещется безразличная ко всему вода. Нет, все-таки ожидание, тем более такое абсурдное, никогда не было сильной стороной Кисаме. Уже через полминуты он отталкивается от парапета и начинает мерить шагами расстояние между двумя высокими, стоящими по бокам моста фонарями, не отрывая взгляда от циферблата часов.
Пять, четыре, три… За две секунды до назначенного часа Кисаме, яростно распихивая густеющий туман, снова оказывается возле человека в плаще. Вдох, выдох и вторая попытка:
- Огоньку? - раздражение в голосе он скрыть даже не пытается. Без разницы. Его интонации босса обычно мало волнуют.
Щелкает тяжелая, массивная зажигалка.
Учиха Итачи медлит секунду, а затем, все так же не поворачивая головы, поднимает руку с зажатой в пальцах сигаретой.
Кисаме крепче сцепляет зубы, чтобы облегченно не выматериться.
Разрешение получено, теперь дело за малым. Оранжевый язычок дрожит, облизывая сигарету, и, глядя на него, Кисаме понимает, что в голову ему лезут абсолютно ненужные сейчас мысли и воспоминания.
- Хатаке начал действовать, - угрюмо бросает он, прислоняясь к парапету спиной и закидывая на него локти. Ворон Итачи, Сусаноо, гадкий пернатый засранец, пялится на Кисаме, как на добычу. - Этот старый пройдоха времени зря не терял. Уж не знаю, как, но в доверие к клыкастому мальцу он втереться сумел.
Итачи едва заметно кивает, позволяя продолжать.
- Они минут десять трепались, и за это время Хатаке уже успел сцепиться с одной из охранниц Инузука. С девками у него и впрямь не ладится, - хрипло смеется Кисаме. – Впрочем, ему и без надобности, если тот слушок, что ходил о них с Ямато год назад, не просто пустой звук…
Плечо Итачи слабо дергается, и потревоженный движением Сусаноо вынужден недовольно переминаться на месте, чуть раскрыв крылья, чтобы удержать равновесие.
Кисаме сразу затыкается. Зря он это ляпнул. У босса были какие-то дела с Хатаке, давно, когда еще тот был в семье Учиха. Говорят, тренировались вместе. Черт знает, что у них там вышло, но именно из-за молодого наследника Хатаке тогда из семьи деру дал. С тех пор любое упоминание его имени в присутствии Итачи – уже само по себе немалый риск вызвать его раздражение, и только конченый идиот не знает, во что это может вылиться. Ясное дело, что сейчас особый случай, но перегибать палку все-таки не стоило.
- Они договорились о встрече, - замяв неловкую паузу бездарно сымитированным кашлем, быстро добавляет Кисаме. - Где именно – не знаю. Ближе подходить было опасно, с псами Инузука вообще шутки плохи. Ха! Кстати, о псах. Как они ему яйца-то прижали, это видеть надо было!
- Кисаме, - тяжело роняет Итачи, и этого вполне достаточно, чтобы тот мигом прикусил язык. Причем в прямом смысле.
Сусаноо коротко и злорадно каркает, явно обрадованный чужим промахом. Кисаме он почему-то невзлюбил с их первой встречи и теперь при каждом удобном случае пытается либо клюнуть его в руку, либо нагадить на голову, что в свою очередь дает тому повод лелеять гнусные планы по превращению пернатого гаденыша в набитое требухой чучело.

URL
2010-01-08 в 13:26 

Сигарета медленно тлеет в руке Итачи, роняя пепел в реку. На самом деле ей тут совсем не место – босс ведь не курит. Она всего лишь предлог, чтобы отчитаться в выполнении задания. Фразу, означавшую провал, Кисаме уже не помнит. Забыл за ненадобностью через минуту после того, как услышал. Он не совершает глупых промахов и, наверное, поэтому Итачи поручил следить за «собачьим наследником» именно ему.
А это оказалось нелегкое дело, кстати говоря.
Инузука приходят в бойцовские клубы за своей долей прибыли, как попало. Могут зачастить в одно и то же заведение, собирая каждый день понемногу, а могут не появляться там месяцами, чтобы потом содрать с хозяина все разом. Их следующий ход не просчитаешь. Они, как бродячие псы: обходят свою территорию по одним им известным тропам. Сегодня – здесь, а завтра – там, и эта непредсказуемость куда опасней свирепости их псов.
В поисках наследника Кисаме обшарил около двух десятков клубов. Тряхнул мелкую шушеру, выяснил, как давно в последний раз здесь видели Инузука, а затем сузил район поиска до трех кварталов, которые, судя по всему, были закреплены непосредственно за мальчишкой. Вышло, что, как ни крути, а в четырех клубах этой ночью Кисаме надо было быть.
«Врата Лотоса» он выбрал наугад. В остальные три отправил своих людей: из тех, что все видят и не болтают лишнего. Если бы наследник появился там, Кисаме, получив сообщение от соглядатаев, сразу рванул бы туда и уж намертво вцепился бы в хвост мальчишке. К счастью, не пришлось, и ради этого стоило вытерпеть и занудные наставления Майто, и унизительный по сумме выигрыш.
Но, проклятье, как же Кисаме ненавидит слежку! Где адреналин, что бьет по нервам, когда ты встречаешь каждый новый удар ответным? Где дикое, захлестывающее, безумное веселье при виде чужого упрямства и нежелания понять очевидное – бой проигран? Где, черт подери, все это, где?! Одно удовольствие – развлекся немного с мальчишкой Гая на арене, но это так, жалкое утешение, не более.
Кисаме бросает косой взгляд на Итачи. Застыл, как изваяние, пялится в туман, будто ищет в нем что-то. И не поймешь, что там крутится, в этой хорошенькой, как у девчонки, головке. Вот же…
Кисаме мысленно дает себе пинка. Как вообще такое могло так получиться? Всего одна ночь, дикая, сумбурная, сладкая до одури ночь, а ведь зацепило. Да посильней любой девки из района удовольствий.
…Была обычная пьянка в какой-то забегаловке, шум, нетрезвый хохот, громкие голоса посетителей и смачные хлопки официанткам пониже поясницы. Что они праздновали, Кисаме не помнил уже к третьей кружке, да и кому какое дело? Тут важна не причина, а сам процесс, которым Кисаме как раз и наслаждался, когда в двери ввалилась пара каких-то парней, зажимавших друг другу рот, будто каждый боялся, что его спутник выдаст какой-то страшный секрет. На ногах они держались нетвердо, а потому были быстро подхвачены ближайшими к дверям завсегдатаями и усажены за их столик.
- Хозяин! – рявкнул один из них так, что закачалась люстра. – Нам еще по одной, не видишь, что ли, друзья пришли?
В соответствующих количествах алкоголь способен подружить кого угодно и с кем угодно, это истина стара, как мир. Хозяин с ней спорить тоже не стал.
- Н…не, не, не, - замотал головой один из новичков. – Нам больше н…ни… низзя. Мы это… щас так… такое видели!
Второй тут же с размаху залепил приятелю ладонью по физиономии, видимо, на ощупь пытаясь найти рот и заткнуть его.
- Тссс! – страшным шепотом выпалил он. – Т…ты чего?! Того, что ли? Рехнулся совсем?
Новоиспеченные собутыльники заинтересованно переглянулись и, придя к молчаливому согласию, принялись оттаскивать приятелей друг от друга, подначивая первого, того, что чуть было не проболтался, все-таки выдать секрет. Со стороны это все выглядело, как потасовка в песочнице – тычки под ребра, шиканья и размахивание руками. А потом неожиданно:
- Учиха там! Братья!
Вся компания за столиком у дверей разом замерла. Как окаменели.
- Ага, - продолжал страшным шепотом один из новичков. – Мы, значит, ид… идем, сюда идем, ясное дело, тут же самая деш… дешевая выпивка… И тут – нате, стоят в проулке!
- Может, не они это, а? – с вялой надеждой уточнил кто-то. Веселье в этой части заведения как-то само собой поутихло. Когда рядом Учиха, вообще не особо тянет веселиться. – Мало ли…
- Ты это кому щас с…сказал? Чтоб я, да э… этих не узнал? Говорю, Учиха. Не по… поделили чего-то, видать.
- С чего взял? Орали, что ли?
- Кто, Уч… Учиха? – рассказчик подавился нервным смехом и принялся откашливаться. - Эти не орут. Им оно без над… надобности. Им же раз плюнуть те… тебя в личный ад от… отправить. Пыщ и все, нету тебя. Так-то.
- Так они… того?
- Не, не. Хотя кто их разберет, Учих этих. Но старшой-то малого к с… стенке неслабо так при… прижал. Спорили си… сильно…
Кисаме задумчиво пожевал нижнюю губу. Ему-то по большому счету дела до семейных разборок в Семье не было, Акацки все равно теперь не существует. Хотя даже жаль, порой там бывало весело. Но что было, не вернешь, так что какой толк вспоминать? Уже через пару минут рассказ новичков выветрился у Кисаме из головы, чему весьма поспособствовала оказавшаяся у него на столе четвертая кружка. Понемногу посетители пришли в себя, перестали вскакивать с мест при каждом скрипе двери и затравленно оглядываться по сторонам. Судя по всему, даже если поблизости и были Учиха, как рассказали двое новоприбывших, они к всеобщему облегчению не сочли нужным почтить своим присутствием здешних завсегдатаев.
Кажется, четвертая кружка опустела слишком быстро. Кисаме заказал бы еще парочку, но, к сожалению, в карманах у него в тот вечер было негусто. Так что пришлось довольствоваться малым. Срочно нужно было найти, кому свернуть шею, и получить за это приличный куш. Занятый этими невеселыми мыслями, Кисаме не заметил, как оказался на улице. Вечерняя прохлада действовала отрезвляюще, но не слишком: потерять приятную пустоту в голове, достигнутую методичным заливанием в глотку, ему пока что не грозило.
Надо было тогда пойти другой дорогой, думает сейчас Кисаме. Скажем, свернуть налево или идти прямо, но ведь нет же! Он потащился направо, к углу, прямо туда, где стоял какой-то незнакомец. Ночной грабеж – что может быть проще и привлекательней, когда ты убийца, и на пятую порцию выпивки тебе катастрофически не хватает?
- Эй, парень, - начал было он, когда до намеченной жертвы оставалось всего несколько шагов.
Незнакомец повернулся на голос – медленно, неохотно, и Кисаме наконец смог разглядеть его лицо. Хотя лучше бы уж не видел.
- Б… босс? – все еще не веря своим глазам, ошарашено выдавил Кисаме.
Конечно, после распада Акацки формально он уже не принадлежал к семье Учиха, но от старых привычек так сразу не избавишься. И потом, по имени к старшему наследнику обращались только отец и младший брат. У остальных просто язык не поворачивался.
Учиха Итачи не удостоил Кисаме ответа. Просто смотрел на него – молча, безразлично. Кажется, вопиющее хамство со стороны бывшего подчиненного его нисколько не задело. И хорошо, что так. Меньше всего Кисаме хотел бы окончить свои дни в пытках своего собственного сознания, а при помощи Шарингана босс вполне мог бы ему такое устроить.
И все же выпивка сделала свое дело: инстинкт самосохранения заставил Кисаме остановиться, не дойдя до цели пары шагов, но на этом все и закончилось.
- Эээ… - неуверенно протянул Кисаме.
С языка чуть было не сорвался самый идиотский в его жизни вопрос относительно того, что мог забыть в таком месте старший наследник Учиха, но, к счастью, Кисаме успел себя остановить. Сразу вспомнился рассказ двух подвыпивших гуляк, который он слышал не так давно. Спрашивать что-то враз расхотелось, но и не стоять же истуканом с каменной мордой!
- Может, выпьем?
Идиот. Как есть идиот. В карманах ветер гуляет и в голове, похоже, тоже. Но Кисаме было хорошо и весело. Оставшаяся осторожность растворилась в звонкой, легкой пустоте, и он смотрел на Итачи уже не как на босса, а как на обычного паренька. Только чересчур уж мрачного и отстраненного.
- Развлечься вам надо, - со знанием дела покивал Кисаме. - Нет, правда.
- Развлечься?
- Ну да. Выпить немного, развеяться. Помогает отвлечься от всяких мыслей. Ну, знаете, - Кисаме неопределенно махнул рукой, - всегда же в башке что-нибудь да крутится. А так отвлекся, и легче стало. Вот как раз же стоим у подходящего местечка! Я только оттуда.

URL
2010-01-08 в 13:26 

Итачи скользнул взглядом через плечо Кисаме, оглядел обшарпанную дверь и вывалившуюся из нее парочку посетителей, горланивших во весь голос какую-то песню.
- Хозяин – мой приятель, так что сделает нам скидку, - широко ухмыляясь, поделился Кисаме.
Вместо ответа он получил долгий, внимательный и будто бы изучающий взгляд, а затем, когда уже совсем разуверился получить согласие, короткое «идем».
Потом все было, как в тумане. Кажется, они посидели немного внизу, в углу зала, куда не падал назойливый свет ламп. Кисаме нес какую-то ерунду, щедро заливая ее очередной порцией оплаченной Итачи выпивки, смеялся в голос, довольный и расслабленный, и даже умудрился поймать себя на том, что, пожалуй, слишком вольно обнимает босса за плечи. Хотя самым шокирующим было то, что Итачи это позволял. Он не смеялся и не пил, но отчего-то Кисаме казалось, что в целом он тоже получает от этого странного вечера свое удовольствие.
Как они оказались наверху, Кисаме не помнит, как не помнит и того, когда его ладони успели оказаться под расстегнутой рубашкой Итачи, кроваво-красной, цвета семьи Учиха. Он прижимался к холодной коже его шеи, скользил руками по спине, бокам, бедрам. Все вокруг кружилось в бешеном ритме, и каждого вдоха было мало, бесконечно мало, пока Итачи не оттолкнул его, заставив упасть на кровать.
Кисаме казалось, что он бредит. Хотелось схватить тонкие запястья, потянуть на себя, почувствовать чужой вес, чтобы убедиться, что все это не иллюзия; хотелось подмять и подчинить, впервые – так остро и болезненно. Но Итачи не позволил. Он сделал все сам и только так, как хотел. Кисаме помнит лишь, как боялся закрыть глаза, боялся перестать смотреть на то, как Итачи двигается – сначала чуть скованно, а затем, найдя нужный ритм, уверенно и плавно.
Одна ночь. Проклятье, всего одна, но Кисаме думает о ней до сих пор. И наплевать, что он был всего лишь подходящей заменой. Дураку ведь ясно, что так оно и есть. Не сцепись тогда босс с братом, может, и не было бы ничего, не было бы упрямого «нет, я сам» и такого напора и ярости, будто говорящих «ты будешь слушать только меня, меня и никого больше!». Все это было не для Кисаме, и он это прекрасно понимает. И все же…
- Следи за Хатаке, - бросает Итачи. - Мне нужно убедиться, что Омбра нас не подведет.
- Уже, - уныло бормочет Кисаме. - Я отправил за ним одного из своих людей, как только он дал деру из «Врат».
Итачи слабо кивает и подносит ко рту почти догоревшую сигарету. Прикрыв глаза, вдыхает и тут же выпускает дым через нос. Окурок летит в реку. Разговор окончен. Вот только Кисаме так не думает.
Он хватает Итачи за локоть, разворачивает к себе. Его губы так близко, они одуряюще пахнут табаком, и, прижимая его к каменным перилам моста, Кисаме снова чувствует, как напрягается каждый его мускул, и плевать, что Сусаноо захлебывается гневным карканьем, недовольный, что его спихнули с плеча хозяина.
- Еще раз, босс. Как тогда.
Дуло Шарингана упирается ему в подбородок быстрей, чем он успевает закончить. В глазах Итачи скалящаяся ледяная пустота.
- Не было. Никакого. «Тогда», - четко, делая паузу после каждого слова, произносит он. - И не будет. Никакого. «Еще раз».
Кисаме не кивает. Только разжимает пальцы на локте босса и убирает руки, позволяя ему выскользнуть из его объятий. Сусаноо торжествующе хлопает крыльями, кружа над головой хозяина, и, наконец, довольный, снова усаживается на его плечо.
- Моя ошибка, босс, - цедит сквозь зубы Кисаме. - Больше не повторится.
И самое дрянное во всем этом то, что, глядя в глаза Итачи, в уже затихшую, сменившую оскал на безразличие пустоту, он знает – так оно и будет.

tbc

URL
2010-01-08 в 21:18 

mormat
"Мы молоды, пока мы можем совершать глупости" - капец, я буду вечно молодой -_-
автор.... вы порадовали поклонника КисаИты, и так жестоко обламали в конце, да!

но все равно здорово. Прикольно вышло что акачки под Учихами ходила :)) надо понимать это с подачи дедушки Мадары? а вообще интрига все закручивается и закручивается.

Вдохновения вам автор и времени на его реализацию!

ушел обтекаться слюнками на Итачи (аж целая глава про него, да)

2010-01-09 в 01:23 

хвалить и кормить!
блин, сижу махая руками без воздуха. Оно настолько реально, ощущаемо, стильно, визуально, каждая фраза в голове звучит - всё видится как кино - и при этом - чорд, это не просто "атмосферное АУ" - в это верится как в канон. Автор, я в энный раз говорю спасибо. :inlove: и безумно жажду новую "дозу".

2010-01-09 в 10:35 

mormat
ну, один-то раз Кисаме повезло)) Правда, всего дин, но зато какоооой) Есть что вспомнить)

Прикольно вышло что акачки под Учихами ходила :)) надо понимать это с подачи дедушки Мадары?
с подачи дедушки Мадары :yes: Об этом упоминалось ранее в какой-то из частей) Мадара создал личный отряд убийц для своей семьи.

Про пожелание времени - отдельное спасибо, с ним всегда напряг) *нервно хихикает*

Миссис Малфой
ох, безумно рада, что удается заставить _поверить_ в текст! С Учихами я вообще осторожничаю, все со всех сторон приглядываюсь и намечаю, какие там у них в семье отношения при учете оглядки на нарутовский канон. С ними же еще писать взаимодействие Саске-Орочимару-Итачи. Волнуюсь, да :shy:

И хорошо, что внезапная КисаИта вас тоже не разочаровала :)

Автор

URL
2010-01-09 в 11:09 

Миссис Малфой
хвалить и кормить!
Гость
И хорошо, что внезапная КисаИта вас тоже не разочаровала :)
внезапная кисаита мой шипперный пейринг! так что автор очень погладил по шерстке заказчега, йеес! о котором я кстати вчера днём стала внезапно также вспоминать, тут прихожу - и здесь кусок шипперного счастья! Да ещё так прекрасно написанный и радующий даже вне контекста шипперности.))

С ними же еще писать взаимодействие Саске-Орочимару-Итачи.
:inlove: :heart: буду ждать ))

2010-01-09 в 11:27 

Миссис Малфой
внезапная кисаита мой шипперный пейринг!
а автор-то и не знал! чесслово! еще писала и вспоминала, но так ничего и не вспомнилось же. это будьба (с) :lol:

Автор

URL
2010-01-09 в 15:29 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
не люблю кисаит.. но в вашем исполнении, хорошо жаль только Ита был-таки снизу.. а как причина, ссора с Саске очень порадовала!
С ними же еще писать взаимодействие Саске-Орочимару-Итачи. эм.. я думала Саске будет в середине)

2010-01-09 в 16:42 

mormat
"Мы молоды, пока мы можем совершать глупости" - капец, я буду вечно молодой -_-
просто когда текст пишется долго, иногда забываются детали, остается только впечатление (чувствую с моей памятью через пару глав придется перечитывать все :))

Кстати, вот еще тогда зыбыла отписаться, - отдельное спасибо за Суссано, мормат испытывает слабость к таким "ручным" воронам. .

2010-01-10 в 08:54 

Domino69
В данном случае Итачи нужно было быть сверху не в физическом плане, а в эмоциональном. И вот это он как раз и сделал. Это он был инициатором секса, это он управлял Кисаме и, судя по его воспоминаниям, был довольно агрессивен. "Сделал все сам и только так, как захотел". Позиционно, кстати, он тоже был сверху)))
Суть в том, что после ссоры с братом Итачи нуждался в подтверждении того, что он все еще может кем-то управлять. Саске отказывается его слушать, Итачи злится. Секс с Кисаме - это не столько разрядка физическая, сколько эмоциональная. Итачи говорит "слушай меня и только меня" и замена-Кисаме слушает. Внутреннее эго Итачи поглажено и, как ни печально, но больше Кисаме ему не нужен.
Вот как-то так, да. :)

эм.. я думала Саске будет в середине)
Саске-Орочимару-Итачи - это не пейринг, это именно что связка-взаимодействие героев. По сути там вообще треугольник отношений)))

mormat
согласна, детали могут забыться) Это ж только у меня все вертится в голове постоянно, потому что мне потом это сводить к одной концовке)
А оставшееся впечатление - это карашо)

отдельное спасибо за Суссано, мормат испытывает слабость к таким "ручным" воронам.
аналогично))) это был один из личных фетишей автора)) :friend:

Автор

URL
2010-01-10 в 09:15 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
как ни печально, но больше Кисаме ему не нужен. Вот как-то так, да. а что печального-то?я вот наоборот рада, что рыбу на место поставили))) не в обиду тем, кто любит эту пару...брр..))
По сути там вообще треугольник отношений я просто думала, что точкой преткновения между Орочимару и Итачи будет Саске, даже без сексуального окраса, как раз сфера влияния и на Саске в том числе. и я помню, что вы сказали, что не будет учихацеста(
Саске у вас как раз достаточно каноничный ИМХО
Автор, еще раз спасибо за продолжение! не намекнете кому следующий кусочек посвятите?

2010-01-10 в 09:23 

Амариллис Л
Педантичная Сова // Вечно ты, Федор, куда-то вступаешь...(с)
Спасибо за продолжение! Каждый раз жду с нетерпением жду и читаю с удовольствием. :)

2010-01-10 в 09:28 

Leponier
"Ы" - это не просто буква, это образ жизни // Скорее - стиль мышления..." (c)
Большое спасибо за продолжение :)

2010-01-10 в 10:33 

Domino69
а что печального-то?
потому что, даже если я равнодушна к пейрингу, где-то внутри меня живет вера в хэппи-энд для каждого)) Но в жизни так не бывает)

я просто думала, что точкой преткновения между Орочимару и Итачи будет Саске,
ооо, вот в этом вся и заковыка)) Саске - точка преткновения между Орочимару и Итачи, да, но и Орочимару, в свою очередь, точка преткновения между Саске и Итачи. Все завязаны :smirk: Круговорот Учих в природе)

Автор, еще раз спасибо за продолжение! не намекнете кому следующий кусочек посвятите?
всегда пожалуйста :)
читать дальше

Амариллис Л, Leponier
автор щаслив и дальше радовать читателей этим АУ-безобразием)))

Автор

URL
2010-01-10 в 12:08 

у богини победы нет головы
Хм, так не зря я мельком удивилась обстоятельствам появления Кисамэ!.. Отлично, спасибо снова автору, что все логически увязывает.
И отдельное спасибо за упомянутое "разделение" семей и мелкие бзики Итачи.

2010-01-10 в 14:19 

gloomy sky
Хм, так не зря я мельком удивилась обстоятельствам появления Кисамэ!
да-да-да, автор большое внимание уделяет деталям и появлениям персонажей в том или ином месте) :smirk: В 99% случаев это все неслучайно и потом обязательно аукнется. Рада, что вы это оценили :sunny:

И отдельное спасибо за упомянутое "разделение" семей и мелкие бзики Итачи.
ах, мелкие бзики! :heart: Это же такая почва, в которой можно ковыряться! *восторженно*
:goodgirl:

URL
2010-01-10 в 14:19 

постом выше был Автор :)

URL
2010-01-11 в 02:26 

у богини победы нет головы
Автор
Я вот тоже прусь с мелких деталей. :buddy: В Холмсе новом вот была просто в восторге от этих канонических мелочей, хотя они и ни черта не складываются в каноничный образ))

2010-07-06 в 13:16 

Автор просит прощения за свое столько долгое отсутствие, но если кто-то все еще хочет узнать, что было дальше в этом АУ-безобразии, добро пожаловать обратно :) Следующие обновления будут появляться теперь чаще, чем раньше.

Краткое содержание того, что уже было выложено: город поделен на сферы влияния трех семей мафии - Хьюга, Инузука и Учиха. Учиха в последнее время проявляют неумеренную агрессию и становятся все сильнее, поэтому Хьюга и Инузука решают объединиться в союз. Учихам это, разумеется, невыгодно, поэтому они обращаются в Омбру - организацию наемных убийц, которая за ваши деньги сделает все в лучшем виде. Заказ - Хьюга Хияши, глава семьи Хьюга, и Инузука Киба, наследник семьи Инузука. Первая попытка убийства проваливается, из-за того, что Хината, дочь Хияши, замечает киллеров, хотя никто не понимает, как она могла это сделать без своего оружия (Бьякуган - особое оружие с уникальным прицелом). Глава Омбры Шикамару имеет на этот счет свои подозрения и потому решает обратиться к паре наемных убийц, которые уже отошли от дел - Какаши и Тензо. Те находятся в весьма плачевном финансовом положении, поэтому на предложение Шикамару соглашаются. Какаши начинает охоту за Кибой, а Тензо направляется к Хьюгам. В это же время Итачи, один из наследников Учиха (второй - его брат Саске), чтобы гарантировать себе, что Шикамару не пойдет на предательство, приказывает Кисаме следить за Какаши и тем, как тот выполняет свою задание. За спиной Итачи свои темные дела проворачивает советник Учиха, Орочимару. Он имеет влияние на Саске и умело этим пользуется, преследуя одному ему известные цели. Отношения с Итачи у них напряженные, и каждый ведет свою игру...

кусочек №8

Кисаме слетает с моста так, будто ему дали пинка под зад. Когда в затылок тебе смотрит дуло Шарингана, лучше пошевеливаться. Граница, за которой кончается терпение босса, слишком тонка, а сегодня Кисаме и так уже подошел к самому ее краю. Проверять, станет ли следующий шаг последним, решится только дурак.
Пелена тумана истончается и редеет, расползаясь на клочья, как ветхий занавес в старом театре. Чем дальше от реки, тем слабее хватка его щупалец. Кисаме рвет их без труда – не то, что на мосту, где, казалось, движешься, стоя по колено в киселе. Хотя, может, и не в тумане вовсе было дело.
Кисаме встряхивает головой, пытаясь выкинуть из нее ненужные мысли.
Босс четко дал понять – та ночь была ошибкой. С его стороны – определенно; со стороны Хашигаке – а черт его знает. Однако одно теперь абсолютно ясно: вечера Кисаме придется коротать в компании с правой рукой в его же собственных штанах. Нет, можно, конечно, подцепить какую-нибудь девчонку, вот только не тянет что-то. Они все разные, эти ударницы постельного труда, худые и пухлые, молчаливые и громкоголосые, меланхоличные и смеющиеся так, что звенит в ушах, но всех их объединяет одно – они не Учиха Итачи.
«А ты больной кретин», - говорит себе Кисаме, - «раз стоит у тебя теперь только на него».
Плюнуть бы на все и смотаться куда-нибудь подальше, может, мозги бы продуло, но, черт, раз уж взялся за дело, придется заканчивать. Через пару часов должен объявиться с информацией тот парень, которого Кисаме пустил по следам Хатаке. Было бы куда проще просто пришибить одноглазого где-нибудь за углом; это доставило бы Кисаме куда больше удовольствия, чем проклятая слежка. Но боссу нужно знать, что Омбра не крутит за его спиной свои делишки. Нара – тот еще прохвост. Нейтралитет нейтралитетом, но, в конце концов, каждый работает лишь на себя, и Омбра в том числе. Поэтому… босс хочет – босс получит. За это Кисаме и платят.
На улице безлюдно – даже денег вытрясти не из кого, что уж говорить про такси. Придется тащиться до конца квартала. Там, на границе с территорией Хьюга, больше шансов встретить кого-нибудь подходящего. Кисаме как раз думает, где бы ему скоротать часок-два в ожидании информатора – пожалуй, какое-нибудь мелкое казино вполне сойдет, глядишь и удастся удвоить жалкий выигрыш во «Вратах», а заодно и развеяться – когда вдруг слышит странную мелодию. Кажется, флейта или что-то на нее похожее, Кисаме не очень в этом разбирается. Откуда ей взяться здесь в такое время? Если только какой-нибудь вконец спятивший бродяга решил выклянчить у прохожих монетку за игру, но, черт побери, какие прохожие тут могут быть за полночь?
Кисаме настороженно прислушивается, не звучат ли рядом чьи-то заглушаемые музыкой шаги. Никого. Мелодия окрашивается ехидными присвистывающими переливами, будто насмехаясь над его подозрениями, или, может, ему просто кажется. Паранойя или нет, но тепло прижатых к бедру ножен всегда успокаивает. Кисаме проводит пальцами по толстой, обтянутой кожаными ремнями рукояти и чуть вытягивает нож из ножен. Так легче будет вытащить, если что.
Флейта становится громче с каждым шагом. Похоже, музыкант где-то впереди, на этой же улице, но в неверном свете мигающих фонарей и среди клочьев жмущегося к домам тумана не особо кого разглядишь. Кисаме поднимает воротник, ускоряя шаг: влажный от реки холодный ветер забирается под одежду, змеится по рукам и шее. Нужно согреться. И забыть.
В первом же казино он поставит все, что у него есть, на красное. Цвет Учиха, цвет рубашки босса, которая скользила по бедрам Кисаме в ту ночь. Он уже проиграл, но проиграет еще раз – теперь уже на рулетке. А потом, когда информатор сделает свое дело и исчезнет навсегда, можно будет напиться. Может, тогда и отпустит.
- Будьте милосердны, синьор, - слышится слева сиплый, дрожащий голос. – Пара монет для нищего музыканта. Я сыграю для вас все, что вы пожелаете.
Человек, сидящий у стены дома прямо на мостовой, больше похож на груду тряпья. Бесформенная темная хламида, в которую он укутан, не позволяет увидеть лица, и несет от него так, будто он весь день копался в куче мусора. Обычный бродяга, каких полным-полно в трущобах. Единственное, что отличает его от тысяч таких же – странная изогнутая флейта, лежащая на коленях.
Наверное, Кисаме взял бы ее, если бы был уверен, что Итачи оценит подарок. И даже, может, заплатил бы в приступе несвойственного ему милосердия, но босс не увлекается музыкой, так что нищему не повезло. К тому же такого паршивого настроения, как сейчас, у Кисаме давно уже не было. Не самое лучше время, чтобы вообще с ним разговаривать, не то, что просить.
- Пошел прочь, попрошайка, - брезгливо бросает он, проходя мимо.
Едва уловимый шорох ступней по мостовой, но Кисаме хватает этого, чтобы, не оглядываясь, метнуться в сторону, уходя из-под удара какого-то здоровяка. Останься он на месте, и не избежать ему проломленного черепа: судя по размерам напавшего, он и быка завалит. Для своих габаритов он движется на удивление быстро: следующая атака следует сразу за неудавшейся. Кисаме вновь уклоняется и ловит на лету запястья противника, смыкая их в жесткий захват на вытянутых вверх руках. Они оказываются лицом к лицу. Кисаме позволяет себе легкую усмешку. Совсем пацан еще, хоть и огромен не по годам, да и силы ему не занимать. Наверняка из уличной шпаны. Понадеялся на легкую добычу, вот только не на того нарвался.
Здоровяк пытается развести сведенные запястья, вены на его плечах и шее вздуваются от усилия. Кисаме рычит, сопротивляясь, но здоровяк давит, как бульдозер – сминающе и неостановимо. Ухмыляться уже не тянет. Хватит игр, решает Кисаме. Сейчас все просто – или добьет он, или добьют его. Последнее не входит в планы Хошигаки на вечер.
Здоровяку удается развести запястья на ширину плеч, но избавиться от захвата Кисаме он все еще не может. Они замирают друг напротив друга, сцепившись поднятыми руками и давя каждый со своей стороны изо всех сил.
- Да… вай… - хрипит здоровяк. Пот заливает ему глаза, заставляя часто моргать. Но прежде чем Кисаме понимает, к кому он обращается, в спину входит что-то острое и холодное. Половина тела разом будто немеет, а сила уходит, вытекая, будто пиво из треснувшей кружки.
- Не стоило быть таким жадным, синьор, - шепот ядом вливается в ухо Кисаме, и с каждым словом нож входит все глубже. До рукояти.
Проклятый оборванец. Кисаме на миг отпускает одну руку противника и отшвыривает нищего прочь. Как тот врезается в стену дома и со стоном сползает на мостовую, он уже не видит – его внимание снова приковано к здоровяку.
Чтоб тебе гореть в аду целую тысячу лет!
Кисаме бешено рычит. Этот рывок – единственное, что ему остается. Тело отказывается слушаться – похоже, лезвие было отравлено. Яд – оружие слабаков, как он мог так глупо попасться? Сдохнуть в грязном переулке от какой-то дряни? Ну уж нет. Кисаме не хочет умирать. Он будет драться до конца, рвать в клочья каждый миг, что ему остался. Если эти ублюдки думают, что справятся с ним так просто, он покажет им, как они ошибаются.
Здоровяк уже не давит, а просто держит противника, ожидая, пока яд сделает свое дело. И в этом его ошибка. Кисаме отбрасывает левое запястье противника, перекидывая ладонь на его вторую руку. А теперь вся сила, весь гнев и ярость – в один рывок! Боль рвет тело на клочья, но Хошигаки слишком упрям, чтобы обращать на нее внимание. Она возьмет свое уже совсем скоро, но прямо сейчас пускай заткнет пасть!
Кисаме подныривает под руку здоровяка, выворачивая ее на излом, и дергает на себя со всей силы. Хруст ломаемых костей, треск рвущихся сухожилий – ну разве не музыка? Здоровяк орет, отшатываясь; попрошайка кидается к нему, путаясь в собственном балахоне, а Кисаме смеется – хрипло, по-звериному, падая на колени и кашляя горячей, темной кровью. Последним усилием тянется к спине, выдергивает длинный стилет – судя по рукояти, та самая дрянная флейта – и с омерзением отшвыривает его прочь.
Сыгран его реквием. Мокрый камень мостовой льнет к щеке, но Кисаме уже ничего не чувствует. Где-то вдалеке бьется сердце – кажется, его собственное – но так слабо и тихо, что Кисаме не уверен в этом.
Вот же черт, а. Не видать ему сегодня казино. Не поставить на красное и не напиться в хлам. И не вернуться к боссу. Знал бы, что так выйдет, лучше бы рискнул там, на мосту, и схлопотал бы пулю за дело. В конце концов, если уж выбирать между смертью от руки Итачи и этим паскудным поражением, первое было бы куда приятней.

URL
2010-07-06 в 13:17 

* * *
- Рука, рука, рукаааа!
- Проклятье, Джиробу, да не ори ты! – срывается Таюя, раздраженно откидывая капюшон своего балахона, чтобы не мешал осматривать напарника. – Я сейчас оглохну! Дай посмотреть. Дай, я сказала! Немедленно!
Ее приказной тон отрезвляет. Джиробу все еще подвывает, как побитый пес, но уже не дергается, когда она аккуратно вспарывает рукав его куртки, чтобы осмотреть открытый перелом. Хошигаки, тварь, знал, что делал: плечо разворочено, из разорванных мышц торчит буквально вырванная из сустава кость, а кровью залит уже весь бок и бедро. Сколько же силищи в нем было, матерь божья. Хорошо, что они решили подстраховаться ядом, а то, кто знает, справились бы вообще, даже при раскладе двое на одного. Скула, которой Таюя впечаталась в стену, когда Хошигаки ее отшвырнул, нестерпимо горит – кожа содрана, и будет нехилый синяк, но по сравнению с тем, как досталось Джиробу, это сущие пустяки.
Таюя отдирает широкий кусок подола от своего балахона. Единственное, что она сейчас может, это хоть как-то перехватить рану, пока они не доберутся до Семьи. Хорошо, что это территория Учиха – шанс напороться на кого-нибудь, кто осмелится остановить их, практически равен нулю. Но Джиробу далеко не пушинка, в одиночку Таюя даже не сможет помочь ему встать, не то, что довести до убежища. И где там до сих пор шляется Кидомару?!
Она поудобнее перехватывает ткань и принимается аккуратно накладывать ее на рану. Господи, перелом выглядит просто ужасно – кость торчит наружу, мышцы вокруг нее свисают влажными лоскутами. Таюя, конечно, немало повидала в своей жизни, но в основном это были ранения либо от пуль, либо от колюще-режущего оружия, и никогда они не выглядели настолько дико и первобытно. Чтобы сделать такое голыми руками, одной силой, нечеловеческой силой… Хошигаки Кисаме – действительно чудовище, слухи не врали. Точнее, был чудовищем.
Они все-таки справились. Советник будет доволен.
Таюя крепче сжимает зубы, сосредотачиваясь на движениях, чтобы прогнать поднимающуюся волну тошноты. Джиробу тихо скулит, откинув голову на стену, его лицо блестит от пота, а белки глаз покрыты сетью лопнувших сосудиков - ну еще бы, схватиться с Хошигаки один на один, такое немалого стоит.
Кидомару выворачивает из-за угла как раз тогда, когда Таюя, мысленно отправляя его родственников в не самые приличные места, добирается до его бабушки по матери в четвертом колене. Быстрый взгляд на лежащее неподалеку тело Хошигаки, и он тут же кидается к ним.
- Что тут у… ох, твою же мать! - давится он собственными словами, спотыкаясь об свою же ногу и застывая в шаге от Джиробу.
Таюя раздраженно кривится. Не время сейчас для этого, им бы убраться отсюда поскорей, а не торчать тут, охая и ахая. Кидомару ошарашено пялится на вывернутое плечо, пытаясь что-что сказать, но все никак не может подобрать слова.
- Кидомару!
- А? - тот вздрагивает, словно его ударили. Не зря он говорил как-то, что у Таюи голос, как кнут – прямо слышишь, как он хлещет по ушам со свистом. Зато приводит в себя моментально.
- Что у тебя?
- Я был под мостом, когда они говорили. Все слышал. Наследника отпустил, к нему лишний раз лучше не приближаться. Потом рванул к вам и…
- Все, - резко обрубает Таюя. - Об остальном отчитаешься советнику. Помоги мне с Джиробу, нам нужно уходить.
Кидомару кивает, присаживается рядом, закидывая здоровую руку Джиробу себе на плечо и помогая тому подняться на ноги. Таюя поддерживает здоровяка с другой стороны. Ее руки в крови напарника, и пальцы скользят по одежде. Она быстро вытирает их о свой балахон.
Сакон ждет их с машиной через полквартала отсюда, но до него еще нужно добраться.
- Потерпи, Джиробу, - пыхтит Таюя. – Ты отлично справился, осталось совсем немного.
Тот только вымученно стонет в ответ, едва-едва переставляя ноги.
«Вот только попробуй мне тут грохнуться, толстяк», - думает Таюя, намеренно подстегивая себя яростью. Еще немного злости, еще немного силы, что она дает взаймы. Иначе Джиробу они не дотащат. - «Я с тебя тогда сама шкуру спущу!»


продолжение следует...

URL
2010-07-06 в 23:07 

Амариллис Л
Педантичная Сова // Вечно ты, Федор, куда-то вступаешь...(с)
О, спасибо за продолжение! :white: Очень рада видеть :)

2010-07-07 в 06:19 

gloomy sky
у богини победы нет головы
Неожиданно, и от этого еще более приятно :red: Внезапная Четверка Звука - а Кимимаро появится? - и Орочимару ведет свою игру)))

2010-07-07 в 07:20 

Амариллис Л
:goodgirl: спасибо, что дождались :shame:

gloomy sky
насчет Кимимаро пока не уверена, еще не решила) Но к Таюе и компании мы еще точно вернемся :yes:

Автор

URL
2010-07-08 в 12:18 

chibikrubik
- Так вот, не хотите купить шоколадку? Ну или хотя бы открыть дверь? (с)
Продолжение :rotate:
Бедная рыбка :(

А Наруто будет?

2010-07-08 в 12:54 

chibikrubik
самой рыбку было очень жалко. :weep: Но это все равно молодец и настоящий мужик.

Наруто, увы, не будет. У нас весь манга-канон о нем))) \

Автор

URL
2010-07-17 в 13:45 

кусочек №9

Хияши откидывается в кресле, устало прикрывая глаза.
Напряжение последних дней дает о себе знать. Встреча с Инузука, ранение дочери и эта бесконечная, изматывающая борьба с собственным телом, которую, Хияши знает, ему все равно не выиграть. Но опустить руки сейчас он не может. Союз с Инузука пока еще непрочен, один неверный шаг, и он рухнет, как карточный домик. Этого нельзя допустить. Хьюга нужна их сила – чтобы противостоять Учиха, чтобы выжить.
Хияши не хотел признавать очевидное. Как и все предыдущие боссы, он слепо верил в то, что его Семья сама может со всем справиться, что принять чужую помощь – признак слабости, и недостойно имени Хьюга. Верил, пока однажды его старшая дочь, пятилетняя Хината, не спросила, почему они с сестрой не могут сегодня пойти в парк аттракционов, который всегда принадлежал их семье? Почему гувернантка говорит, что теперь это территория Учиха? Ведь там же любимая карусель Ханаби и сладкие булочки возле колеса обозрения всегда свежие и так вкусно пахнут карамелью. «Почему, папа?» - спрашивала Хината. И впервые в жизни Хияши не знал, что ей ответить. Как объяснить, что семья – ее семья, которую она всегда считала самой сильной в мире, которой была горда, как и всякий Хьюга, уже не та, что раньше?
Он не стал лгать. Он рассказал все, как есть: их клан слабеет из-за своей самоуверенности. Он ждал детской обиды, обвинений, возможно, слез, но ничего этого не было. Хината просто подошла к нему и, осторожно сжав его руку в своих маленьких теплых ладошках, внимательно глядя на отца, сказала: «Тогда сделай нашу семью сильной, папа».
В тот момент она была похожа на босса больше, чем сам Хияши. И пусть у нее нет и никогда не будет стальной хватки ее отца, она все равно Хьюга. По крови, по духу. Хината гордится своей семьей – такой, какая она есть, и именно это Хияши всегда хотел видеть в наследнице.
Боль накатывает внезапно. Хияши хватается за грудь, сгибается в кресле, склоняясь над столом. Внутри раскидывается горящая сеть: тонкие нити впиваются в легкие, отзываясь на каждый вдох. Хияши сжимает зубы так, что сводит скулы. Рано, еще слишком рано. Нужно пережить, переупрямить. Не вдыхать глубоко, ограничиться мелким и частым «собачьим» дыханием – это поможет выиграть время, пока он не найдет лекарство. Оно здесь, в верхнем ящике стола, надо всего лишь дотянуться. Хияши заставляет себя оторвать руку от груди – пусть кажется, что так легче, но это иллюзия, - рывком выдирает ящик и судорожно шарит в нем в поисках таблеток. Если бы не они и не Абураме, клан гениальных лекарей, уже не одно поколение служащий Хьюга верой и правдой, семья бы уже давно осталась без босса.
Хияши закидывает в рот три таблетки, пытается проглотить, но они прилипают к пересохшему языку, отказываясь скатываться в горло. Проклятье. Еще одно усилие, чтобы дотянуться до стоящего на столе графина с водой, жадный глоток и полминуты ожидания, пока лекарство начнет действовать. Тридцать секунд, каждая из которых для Хияши длиною в вечность. Он мысленно отсчитывает их, согнувшись над столом и хватаясь за его край сведенными в судороге пальцами. По два удара сердца на секунду, и, кажется, что оно вот-вот выскочит из груди горячим, судорожно дергающимся комком.
Полминуты.
Хияши с трудом сглатывает и, наконец, жадно хватает воздух ртом. Распрямляется, вытирает выступившую на лбу и шее испарину. Отпустило. Теперь можно вдохнуть глубже, легкие уже не сжимаются при каждой попытке глотнуть воздуха. Хияши обессилено прикрывает глаза, вновь откидываясь на спинку кресла. Сжимает дрожащие пальцы в кулаки. На языке – сладковато-горький привкус таблеток Абураме. Хияши не хочет знать, из чего они их делают, хотя их тесные отношения с жуками помимо содрогания вызывают еще и вполне конкретные подозрения. Не важно. Сейчас Хияши готов на что угодно, если это поможет ему продержаться еще пару месяцев.
Зная, что скоро умрешь, сразу начинаешь так неистово любить жизнь.
Сердце уже не заходится в бешеной скачке, но каждый его удар отдается в ушах гулким эхом. Хияши терпеливо ждет, пока лекарство снимет последствия приступа. С ядом Учиха ему не справиться, для него нет противоядия, хотя многие пытались его создать. Когда полгода назад, в одной из стычек с Учиха, Хияши получил ранение, приговор был очевиден. После пуль Шарингана не выживают; разница лишь в том, как долго будет длиться агония. Но Абураме сумели выиграть для главы Хьюга время. Каждый день их жуки вытягивают из его крови яд, не давая ему добраться до сердца. Они умирают тысячами, послушные легионы смертников, осыпаясь с рук Хияши сморщенными хитиновыми мумиями, и только благодаря им Хияши до сих пор жив. Но все это – не более чем отсрочка. Итог уже предрешен.
То, что он выжил после Шарингана, сделало его живой легендой, символом несгибаемой воли и гордости Хьюга, но никто не знает, какую цену он за это платит. Поэтому пока его слово – закон, он сделает все, чтобы не дать семье прогнуться под Учиха.
Его человек сейчас уже должен быть у Инузука. Остается надеяться, что они согласятся на еще одну встречу и на то, что Хияши собирается им предложить. Это рискованно, и семья этого не одобрит, но у него нет времени на убеждения. Власть босса дает ему право слышать только собственное мнение.
Хияши проводит ладонью по лицу, задерживает пальцы на закрытых веках и принимается аккуратно их массировать. В последнее время руки слушаются его все хуже, чаще немеют, теряют чувствительность. И эта дрожь, предательская, выдающая его с головой дрожь в пальцах. Как же он ее ненавидит.
Он не хотел, чтобы Хината видела его таким – ослабевшим, цепляющимся за жизнь. Для нее, как и для всех остальных, Хияши должен был остаться тем, кого они привыкли видеть во главе своей семьи. Хьюга верят в своего босса безоговорочно, и он не должен давать им повода сомневаться в этой вере.
Но когда Хияши ворвался в комнату дочери, услышав ее крик, когда отшвырнул от нее Неджи и прижал к его лбу пистолет, Хината увидела все: и страх, и ярость, и яд, добравшийся почти до самого сердца. Потому что в тот момент у нее были глаза Бьякугана.
Слуги исчезли даже раньше, чем Хияши отдал приказ. Испарились, оставив в комнате лишь троих: его самого, упрямо сжавшего зубы Неджи и Хинату, напряженно застывшую в кресле. Она смотрела прямо на Хияши - пристально, неотрывно, и даже прикажи он ей тогда закрыть глаза, это ничего бы не изменило.
- Отец…
Бьякуган дает знание, а оно порой страшнее любого оружия. И Хияши сам подарил его дочери.
Что она видела в тот миг, глядя на него? Сеть почерневших от яда вен? Ползущую к сердцу смерть? Хияши не хочет знать. Он помнит лицо Хинаты, помнит отразившиеся на нем ужас и боль, и кровь вместо слез на ее щеках, и потому он никогда не спросит.
Вспухшие на ее висках сосуды были похожи на живую паутину.
Четыре шага длиною в вечность, и Хината положила ладонь на грудь отцу. Закрыла глаза, не желая видеть. Просто слышать уже вполне достаточно.
Живое.
Бьется.
Еще бьется.
Она не произнесла ни слова. Лишь шагнула ближе и прижалась лбом к плечу отца, все так же держа руку на его груди, слева, там, где отсчитывало свои последние удары его сердце.
Хьюга не скорбят об ушедших. Хьюга поднимают голову и, сжав зубы, идут дальше.
Но Хината плакала – беззвучно и горько, как плачут, теряя самое дорогое в жизни. И Хияши ее не останавливал. Не говорил, что не пристало дочери босса вести себя подобным образом, а просто гладил ее по голове, неумело и растерянно. Потому что Хината, наверное, последняя в их клане, кто еще умеет плакать. И кто бы что ни говорил, Хияши знает – она достаточно сильна, чтобы позволить себе эту слабость.


продолжение следует...

URL
2010-07-17 в 14:04 

Педантичная Сова // Вечно ты, Федор, куда-то вступаешь...(с)
Спасибо! С нетерпением жду продолжения. :)

2010-07-17 в 14:57 

gloomy sky
у богини победы нет головы
Ого, какие Хьюга. Ничего внятного сказать не могу, но таких их хочется любить.

2010-07-17 в 16:29 

хвалить и кормить!
зоказчег продолжает не знать что говорить в комментах, идеальный текст, всё настолько живое разом и каноничное, что слов никаких. Хьюги :heart:
спасибоспасибо всё-таки :squeeze:

2010-07-17 в 17:00 

nomad_child
being an arrogant asshole is a lot harder than it looks (c)
Хьюгафилы ликуют! :heart:

2010-07-17 в 17:18 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
Хьюгафилы ликуют!
блин, я не хочу, чтобы они мне настолько нравились!
но любовь к Саске непоколебима))
внимательно глядя на отца, сказала: «Тогда сделай нашу семью сильной, папа».
все выносите! Крестный отец
Остается надеяться, что они согласятся на еще одну встречу и на то, что Хияши собирается им предложить
брачный контракт? или это слишком предсказуемо? Нейджи от ревности помрет))
Потому что Хината, наверное, последняя в их клане, кто еще умеет плакать Хияши знает – она достаточно сильна, чтобы позволить себе эту слабость.
:heart: сильно

самой рыбку было очень жалко.
хм.. а мне нет. поплатился за собственную самоуверенность.
а можно хоть намек, что произошло между Какаши и Итачи? таится надежда, что обошлось без постели.. но очень слабая
Спасибо!

2010-07-17 в 17:47 

Амариллис Л
приятно видеть, каждый кусочек вас так радует :) спасибо)

gloomy sky
Хьюг надо любить, да) У них такие тараканистые тараканы!))

Миссис Малфой
:dances: ааа, тебе нравится-нравится-нравится! *прыгает* :ura:
Спасибо за заявку, я бы без нее и не втянулась в этот текст, а теперь ведь так штырит!
тут все самое свежее, неотбеченное, а на своем дневнике теперь выкладываю уже исправленное и нормально разделенное на главы. Доведенное до ума :)

nomad_child
это не тянет на развернутый отзыв, но зато эмоции, эмоции!)))))) :alles: :laugh:

Domino69
блин, я не хочу, чтобы они мне настолько нравились!
а надо)) *смех злобного гения* На самом деле это просто прекрасно, что вам понравилось :)
Саске тоже будет, не волнуйтесь)

а можно хоть намек, что произошло между Какаши и Итачи? таится надежда, что обошлось без постели.. но очень слабая
тут ничего не могу сказать, я этот момент не планировала подробно показывать, поэтому о нем не размышляла.
Но! После окончания этого фика я планирую писать небольшие сайд-стори к нему, поэтому пока можно копить на них заявки :)


Автор

URL
2010-07-17 в 17:50 

Миссис Малфой
хвалить и кормить!
Гость
вот что штырит - это отлично и главное *____*

ога, я видела и уже себе ссылочку в избранное добавила :inlove:

2010-07-17 в 18:00 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
вам от моего списка заявок дурно станет))
Саске тоже будет, не волнуйтесь)
я ж теперь переживать буду!
насчет Хъюг.. тут даже не знаешь, кому бы Хину-чан отдать.. Нейджи к ней так неровно дышит)

2010-07-17 в 18:12 

Миссис Малфой
вот что штырит - это отлично и главное *____*
:crzhug:

Domino69
я чувствую, взаимоотношения в Учиха вообще многих интересуют)))

я ж теперь переживать буду!
крепитесь :)

насчет Хъюг.. тут даже не знаешь, кому бы Хину-чан отдать.. Нейджи к ней так неровно дышит)
Неджи - лапа, автор с него свунится, если еще не заметно) Но спойлерить про его дальнейшую судьбу не буду, ему и так пока хватило адреналина: папаХияши же чуть было пулю ему в лоб не вогнал. :hot:

Автор

URL
2010-07-17 в 18:21 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
папаХияши же чуть было пулю ему в лоб не вогнал.
повезло вообще-то.. мог бы и грохнуть)) мне он тоже нравится.. ситуация прям как в манге: вижу Хинату с Кибой :inlove:, вижу с Нейджи тоже:inlove:, но по другому))
я чувствую, взаимоотношения в Учиха вообще многих интересуют)))
не то слово, но у меня узконаправленный интерес)) что происходит с Саске, остальные поскольку постольку)
дико хочется Саске/Ханаби, вот прям не знаю почему) мне кажется у них много общего

2010-07-17 в 19:04 

Domino69
ситуация прям как в манге: вижу Хинату с Кибой :inlove:, вижу с Нейджи тоже:inlove:, но по другому))
это прекрасная ситуация, от которой я сама прусь :friend2:

дико хочется Саске/Ханаби, вот прям не знаю почему) мне кажется у них много общего
ого, вот это пейринг! :alles:
пока Хината не докажет, что на нее стоит обратить внимание, Саске на нее даже не посмотрит, мне так кажется. У него в голове тоже те еще тараканы.


Автор

URL
2010-07-17 в 19:09 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
это прекрасная ситуация, от которой я сама прусь
:dance2:
ого, вот это пейринг!угу.. и он есть мозг, может скоро отп станет
Саске/Хината? зачем?
У него в голове тоже те еще тараканы.
это отличительное качество благородных родов)

2010-07-17 в 19:22 

Domino69
Саске/Хината? зачем?
ой))))) прочла и в голове что-то свое удумала))) суман, суман) :shame: Вы же Саске/Ханаби писали)
А что у них может быть общего, как вы считаете? Очень интересно узнать мнение)

это отличительное качество благородных родов)
видимо))))

Автор

URL
2010-07-17 в 19:40 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
А что у них может быть общего, как вы считаете?
для начала они оба младшие. Ханаби как признают все больше подходит для управления "семьей", у Саске Зато младшему сыну, Саске, амбиций досталось за двоих, и, наверное, именно это в дополнение к тому, с какой одержимостью он гнался за успехами брата, заставило Фугаку так испугаться. и при этом для отцов они вторые( для отцов они вторые ) Для него она все равно первая, даже при том, что Хияши понимает, не может не понимать: Ханаби лучше сестры практически во всем, что нужно, чтобы занять его место думаю она тоже тренируется как одержимая) а Фугаку сделал все, чтобы не потерять сыновей, но.. это приводит только вечному соперничеству со стороны Саске
канонная Ханаби точно знает себе цену как и Саске, и вся их холодность как мне кажется наносная, Саске брал пример с брата, Ханаби с отца, при этом они очень боятся не оправдать возложенных надежд?.
*надо еще подумать*

2010-07-17 в 20:05 

Domino69
ух ты, какой интересный взгляд на персонажей!
Соглашусь с тем, что:
- Саске хочет править семьей; Ханаби готовится к этому;
- для отцов они вторые.

при этом они очень боятся не оправдать возложенных надежд
а вот тут не совсем согласна. Ханаби - да, возможно, она воспитана в духе Хьюга, семья для нее - все. А вот для Саске важнее собственные мотивы; стремление доказать, что он достоин звания босса больше, чем брат. Оправдать надежды Фугаку - не его цель.

А еще: если Саске способен поставить собственные интересы выше интересов семьи, то Ханаби - нет. И здесь опять-таки срабатывает воспитание Хьюга: семья превыше всего.

Автор

URL
2010-07-17 в 20:11 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
вот для Саске важнее собственные мотивы; стремление доказать, что он достоин звания босса больше, чем брат
но Саске старше)) он это просто перерос) автору виднее
если Саске способен поставить собственные интересы выше интересов семьи, то Ханаби - нет. И здесь опять-таки срабатывает воспитание Хьюга: семья превыше всего.
как они дополнят друг друга)) но мне кажется целенаправленно Саске вреда клану не причинит. тут скорее сыграет роль темперамент, чем расчет
Итачи ведь тоже не будет ущемлять себя? именно поэтому он не рвался быть боссом. или я ошибаюсь?

2010-07-17 в 20:29 

Domino69
но Саске старше)) он это просто перерос)
:lol: некоторые на всю жизнь остаются с детскими обидами, но мы верим в лучшее, да) верим, что перерос)

но мне кажется целенаправленно Саске вреда клану не причинит.
думается мне, что если это не пойдет в разрез с его личными целями, то нет, не причинит. Но ведь всякая ситуация может быть. :hmm: Вообще отношение Саске к своей семье - это интересный вопрос, я в нем покопаюсь еще, когда будет часть от его лица. :write:

Итачи ведь тоже не будет ущемлять себя? именно поэтому он не рвался быть боссом. или я ошибаюсь?
Итачи не рвался, потому что ему это просто все не нужно. И он бы ушел рано или поздно. Но Фугаку не мог этого допустить, поэтому и привязал к семье и Итачи, и Саске.
Это как посадить в колесо двух хомячков: хомячок Итачи будет бежать вперед просто от нечего делать, а хомячок Саске будет гнаться за ним, чтобы догнать. И как результат будет двигаться колесо - Семья Учиха.

Автор

URL
2010-07-17 в 20:45 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
Это как посадить в колесо двух хомячков: хомячок Итачи будет бежать вперед просто от нечего делать, а хомячок Саске будет гнаться за ним, чтобы догнать. И как результат будет двигаться колесо - Семья Учиха.
суровый мужик Фугаку, только как бы такая политика семью раньше времени не развалила. хотя если бы Итачи ушел, Саске бы последовал следом, но на прощание бы что-нибудь устроил)
некоторые на всю жизнь остаются с детскими обидами, но мы верим в лучшее точно верим?)
Вообще отношение Саске к своей семье - это интересный вопрос, я в нем покопаюсь еще, когда будет часть от его лица.
это хорошо) очень-очень хорошо!
читать дальше

2010-07-17 в 20:50 

Domino69
точно верим?)
не, ну это откровенно провокационный вопрос)))))

читать дальше

Автор

URL
2010-07-17 в 20:56 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
а как нам жить без провокаций?)
читать дальше

2010-07-27 в 08:16 

sverhnovay
не пью, не курю, не ругаюсь матом
Мне очень понравился фанф, надеюсь на продолжение.

2010-07-27 в 09:15 

sverhnovay
спасибо) продолжение скоро будет)

Автор

URL
2010-09-06 в 11:14 

кусочек №10

Главный особняк семьи огромен. В нем около сотни комнат, немногим меньше коридоров и, наверное, тысяча ступеней – никто точно не считал. Неджи вырос здесь. Все дети любопытны, и он, не будучи исключением, в свое время, казалось, облазил каждый угол и распугал пауков за каждой шторой. По крайней мере, он так думал.
Сейчас, стоя у большого стекла, за которым семейные врачи хлопочут над бесчувственной Хинатой, он понимает, как ошибался. У этого дома еще много секретов, и даже сейчас Неджи не уверен, что ему позволили узнать их все. Впрочем, не важно. Если он может быть там, где сестра, этого вполне достаточно.
Целый подземный этаж. Этаж-лазарет. Этаж-лаборатория.
Людей здесь немного, зато много приборов, о назначении которых остается только догадываться. Часть из них подключена к Хинате. Окуклившаяся, ждущая своей весны бабочка в паутине проводов. Прижав руку к стеклу, Неджи смотрит на ее бледное лицо, на сухие бескровные губы, на плотно закрытые глаза. Она не хотела видеть; она кричала об этом так громко, что лопались стекла, а может, Неджи так просто казалось.
Он не знает, что это было, и никогда не видел таких глаз, какими Хината смотрела на него совсем недавно, но одно Неджи понимает ясно: он был глупцом, если думал, что просто быть рядом достаточно, чтобы защитить ее.
Когда это случилось? Когда Хината, которую он знал – точнее, думал, что знает, – стала такой? Зачем ей эти уколы, зачем капли в глаза и провода от сердца?
Неджи нужны ответы. Нужны так сильно, что внутри все сводит, будто без них ему не жить.
- Держи, - слышится чей-то голос рядом.
Неджи рывком оборачивается. Перед ним, протягивая чистую салфетку, стоит один из врачей.
- Вытри руки.
Неджи хочет спросить, зачем, и только через секунду понимает – его руки все еще в крови. Той самой, что текла по щекам Хината, когда он держал ее. Он берет салфетку. Пальцы дрожат, отказываясь слушаться. Неджи приходится приложить усилие, чтобы заставить их сомкнуться на влажной ткани.
- Ты ничего не знаешь, - произносит врач.
И это не вопрос.
На его лице нет ответов, которые Неджи хотел бы услышать, а значит, и нет смысла спрашивать.
- С ней все будет в порядке. Просто приступ. Сильней, чем обычно, но это пройдет.
Он уходит, не видя, как салфетка сминается в пальцах Неджи, когда те превращаются в кулаки.
Просто… приступ?
Сколько их было, таких приступов? Сколько раз Хината лежала здесь, опутанная проводами, бледная и неподвижная? Неджи хочет кинуть эти вопросы в спину уходящему врачу, но в горле будто ком, и слова не лезут наружу.
Кажется, проходит целая вечность, прежде чем он разжимает кулаки. Салфетка холодит пальцы. Неджи смотрит на нее некоторое время, а потом принимается медленно водить ей по испачканной ладони, наблюдая, как, впитывая кровь, розовеет ткань. Когда он вновь поворачивается к стеклу, возле Хинаты уже только два врача: один проверяет, надежно ли закреплены провода на ее руках, а второй осторожно приподнимает ей веки, чтобы закапать в глаза очередную порцию лекарства. Куда исчезли остальные, Неджи не знает, но ему нет до этого никакого дела. Сейчас он там, где должен и быть, – возле Хинаты. Большего ему не нужно.

* * *

Сегодня день мертвецов.
Это первое, что приходит Неджи в голову, когда на разделяющее их с Хинатой стекло ложится чужая ладонь. В ней, кажется, нет ни капли крови, а в четко различимых, вспухших под кожей венах течет лишь безжизненная серость. Впервые за последние полгода Неджи видит Хияши без перчаток, и, глядя на него, вопрос «почему» отмирает сам собой. У босса руки старика, которому едва исполнилось сорок.
Его плечи гордо расправлены, и в глазах все та же решимость, вот только пальцы на стекле дрожат и слишком плотно сжаты напряженные губы. Хината всегда сильней сестры была похожа на отца, но сейчас, объединенное этой мертвенной бледностью, их сходство почти пугает.
- Этого не должно было случиться, - тяжело роняет Хияши. - Я просто хотел сделать нашу семью сильнее. И она… она тоже хотела.
Неджи переводит взгляд на Хинату. Если не считать проводов, идущих от ее рук и висков, и ритмичного попискивания следящих за сердцебиением приборов, можно было подумать, что она просто спит. Неджи хотел бы в это верить; хотел бы считать, что все случившееся сегодня всего лишь плод его разыгравшегося воображения, но эта комната с белым, давящим потолком, это стекло, превращающее Хинату в экспонат диковинного зверя, и усталый, надломленный голос Хияши не дают забыть. Неджи слышит в его словах вину, которую не смогли стереть даже годы.
- Что вы… сделали с ней?
Слова застревают в горле, будто цепляясь за что-то; режут гортань, причиняя почти физическую боль.
Хияши отвечает не сразу. Опускает руку, надевает перчатки. На его пиджаке следы дождевых капель.
-Хьюга стали слишком зависеть от своего оружия, - глухо произносит он. - Отбери его, и мы останемся беззащитны. Учиха такие же, и рано или поздно они поймут свою слабость, но пока у нас еще есть время.
- Время для чего? - спрашивает Неджи.
В другой день, в другом месте он бы не осмелился сказать и слова, но здесь и сейчас у него есть право требовать ответов, и Хияши это понимает.
- Время, чтобы сделать наше оружие частью самих Хьюга, Неджи. Тело – лучшая кобура. Это слова первого Оружейника.
- Но он был безумцем!
- Значит, и я тоже, - отрезает Хияши. - И я плачу за это сполна.
Крик Хинаты все еще звенит в ушах Неджи. Ему кажется, он будет слышать его до конца своей жизни.
- А она? За что платит она, падроне?
Внутри поднимается забытое, сжимающее горло чувство. Впервые оно появилось в тот день, когда вместо босса жизнь отдал его брат, Хьюга Хизаши, отец Неджи. Это ярость – бессильная, подкатывающая волнами тошноты, гудящая, как рой потревоженных пчел. Ярость, которой нет выхода.
Неджи кажется, что Хияши слышит ее. Он смотрит на ждущего ответа племянника долго и пристально, возможно, ожидая, что тот склонит перед ним голову, возьмет свои слова обратно.
Напрасно.
- Хината – дочь Хьюга, - наконец произносит Хияши. - Она возглавит семью, когда меня не станет. Глаза Бьякугана – лучшее, что я смог ей дать.
Неджи нечего больше сказать и, главное, ничего уже не изменить. Все сделано, и сделано давно. До сегодняшнего дня он просто смотрел в другую сторону, самоуверенно полагая, будто достаточно силен, чтобы защитить наследницу от чего бы то ни было. Вот только ему и в голову не могло прийти, что защищать придется от ее же семьи.
- Когда-нибудь ты поймешь меня, Неджи. Пусть не сегодня и не завтра, но поймешь. И когда меня не станет, ты поможешь Хинате занять место босса, даже если для этого придется уничтожить весь Совет. Это приказ.
Неджи открывает рот, чтобы отказаться – резко, уверенно, но его «нет» так и остается непроизнесенным. Что-то меняется в глазах Хияши, и в следующий миг Неджи понимает: это не столько приказ, сколько просьба.
Власть босса в Хьюга веками поддерживалась Советом – четырьмя наиболее уважаемыми, выдающимися в прошлом бойцами. Они уже не участвовали в делах семьи, но их мнение по-прежнему высоко ценили, и потому каждый кандидат на место босса был обязан получить их одобрение. Без него семья не признает нового главу.
Пойти против Совета значит пренебречь порядком, установленным самым первым Хьюга.
- Вы просите невозможного, - сдержанно, контролируя свой голос, отвечает Неджи. Он не знает, почему так колотится его сердце – от неверия в то, что Хияши предлагает, или же от облегчения при мысли о том, что дочь все же много для него значит. – Я… я не могу пойти против семьи.
Хияши качает головой. Кажется, будто он знал, что Неджи ответит, заранее. Или просто это было слишком предсказуемо.
- Тогда они посадят на мое место Ханаби, - говорит он твердо, без тени сомнения в голосе. - И если я смог забыть, что когда-то Инузука убили ее мать, то она – нет. Она разорвет наш союз, и тогда пути назад уже не будет. Ты хочешь этого, Неджи? Хочешь, чтобы Хьюга исчезли вот так?
Неджи плотнее сжимает губы и отводит взгляд.
Напряженная тишина нарушается лишь равномерным попискиванием приборов за разделяющим стеклом. Дыхание Хинаты спокойное и ровное. Ее личный ад на сегодня уже закончился, зато для Неджи он только начинается.
- То, что ты видел, знают немногие, - продолжает Хияши. - Я никогда не отпускал Хинату далеко от особняка не потому, что она настолько слаба, а потому что боялся не оказаться рядом в нужный момент. Отчасти ты заменил меня в этом, Неджи. Ты был ее тенью все эти годы, и, наверное, стоило тебе все рассказать.
- Нет, - перебивает его Неджи. - Я не…
«Я не хотел этого знать» вертится в его голове, но слова примерзают к языку – холодные и острые, как льдинки. Хияши ждет, что он продолжит, но Неджи молчит. Молчит долго и напряженно, принимая, пожалуй, самое трудное в его жизни решение.
- Я останусь с Хинатой, - взгляд твердый, упрямый. Руки сжаты в кулаки. – Но не потому, что вы приказываете.
Хияши не успевает спросить, остановленный спокойным:
- А потому что я сам так хочу.
И это честно, считает Неджи. По отношению к ним обоим.
- И, пожалуйста, не говорите «когда меня не станет» так, будто завтра уже не наступит.
В ответ Хияши лишь слабо кивает, чуть ослабляя узел строгого серого галстука и расстегивая верхнюю пуговицу рубашки. Неджи слышит его дыхание – тяжелое, с пока еще едва уловимым, но явно усиливающимся хрипом на каждом вдохе.
- С вами все в по...
- Абураме прибыл, босс, - слышится голос со стороны лестницы. Похоже, спускаться вниз его обладателю строго запретили. - Может, стоит...
- Отведи его в мой кабинет. Я сейчас поднимусь.
Хияши уходит, не оборачиваясь, и потому не видит, как Хината открывает проклятые Бьякуганом глаза.

продолжение следует...

URL
2010-09-06 в 19:53 

gloomy sky
у богини победы нет головы
Итак, загадка Хьюга прояснилась))) Честно говоря, их и в каноне сопровождает некий ореол костенелой обреченности, но здесь вот очень четко чувствуется.
Кто следующий на очереди - Инуздука? Омбра? Звуковики? :)

2010-09-07 в 05:12 

gloomy sky
Хьюга заперты в стенах, которые сами же и построили(( Их нелегко сломать. Радует, что Хияши понимает, что это все-таки придется сделать.

Кто следующий на очереди - Инуздука? Омбра? Звуковики?
а вот не угадали ни разу из трех))

Автор

URL
2010-09-07 в 05:19 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
автор, спасибо за Нейджи, его забота-одержимость очень порадовала
что-то мне обидно за Ханаби.. не быть ей главой
и почему-то есть уверенность, что Учихи тоже поняли, чтотело – лучшая кобура.

2010-09-07 в 05:33 

Domino69
автор, спасибо за Нейджи, его забота-одержимость очень порадовала
:)

что-то мне обидно за Ханаби.. не быть ей главой
ну... вот так вот, да)

и почему-то есть уверенность, что Учихи тоже поняли, чтотело – лучшая кобура.
хм... :hmm: учитывая, что в Советниках там Орочимару, то неисключено, пожалуй, да *задумалась*

Автор

URL
2010-09-07 в 05:40 

Как вы считаете, я лучше Вас или Вы хуже меня? (с)
учитывая, что в Советниках там Орочимару, то неисключено, пожалуй, да *задумалась*
вот-вот.. я о нем тоже вспомнила))

2010-09-09 в 16:37 

mormat
"Мы молоды, пока мы можем совершать глупости" - капец, я буду вечно молодой -_-
Ну может тогда и Орочимару в следующей главе во всей красе? ^_^

ах-ах, читаю и получаю огромной удовольвие. все таки уметь писать - это талант!

2010-09-09 в 16:37 

mormat
"Мы молоды, пока мы можем совершать глупости" - капец, я буду вечно молодой -_-
Ну может тогда и Орочимару в следующей главе во всей красе? ^_^

ах-ах, читаю и получаю огромной удовольвие. все таки уметь писать - это талант!

2010-09-09 в 16:54 

mormat
:)
очень рада, что фик доставляет вам столько удовольствия)

Автор

URL
2010-12-29 в 22:28 

Автор, а автор... ты живой? :)

URL
2010-12-30 в 09:00 

Гость
автор живой, про фик помнит, но он пока в стадии заморозки.

Автор

URL
2011-01-21 в 09:07 

Lingua latina non penis canina
Ах, почему я так долго не набредала на этот фик?
Но зато так много и так вкусно!)
*кипячу чайник*

2011-06-25 в 14:24 

Нет слов... просто нет слов...

2011-06-26 в 22:23 

URL
   

Naruto NonKink

главная