23:23 

01-37

Hellsing Fest
01-37. Андерсон | Максвелл | Юмико. В приемной Ада. Андерсона с Максвеллом определяют в седьмой круг и третий пояс. "Заполните эти анкеты, пожалуйста".

@темы: Андерсон, Максвелл, Юмико (Юмие)

URL
Комментарии
2010-02-03 в 17:28 

893 слова.

Замученный бесенок сплюнул на сторону, почесав ухо простецким пером из лучезапястной кости. Наконец-то спровадил!
Жизнь у Мурезия (в обиходе между коллегами – Мурзик), демона семьдесят второго уровня, была, мягко скажем, не сахар. Ребята рангом повыше, уровня сорокового там, или хотя бы пятидесятого, развлекались: тыкали людей ножами в пятки, раскаливали сковороды и кипятили масло, топили нечестивцев в бадейках… говорят, той еще рутиной со временем становится, но Мурзик-то знал – их братия местом никогда не довольна. Говаривали, кое-кто из «вторачков» - самая почитаемая каста демонов – метил на уютное местечко в центре Ада. Кто-то даже поговаривал, что неплохо бы Люциферу подвинуться. Погрызть Иуду и Ксеркса – много ли ума надо?
Но самому Мурзику было до этого ползти и ползти. Пока что на нем висела самая неблагодарная работа – бюрократия. Вот и новая партия – что-то зачастили они сегодня, тысячами прут – соизволила закончиться. Эти, троица взъерошенная, последними стояли. Обзорная экскурсия по Аду (Мурзик сам такие водил, когда был десятью уровнями ниже) должна была их несколько охолонить и заставить смириться. Иные проползали к столу для заполнения анкет на коленях – мучаются, болезные, надеются на скидочку за святость, да поздно спохватились, раньше надо было.
Его, Мурзика, дело – раздавать анкеты (как глубоко в рогах уже сидит это «Заполните эти анкеты, пожалуйста!») и заставлять всеми правдами и неправдами ставить на них оттиск большого пальца с точечкой от укола – кровью на пергаменте души. Потом заслушивать свидетельские показания (Демон и Ангел сотого уровня, те еще шестерки), а потом отправлять в нужные круги или пояса. Знающие демоны говорили, что именно с заполнения шестисот анкет начинается настоящий Ад. Хотя торопиться-то все равно некуда – все уже успели.
Демоненок покрутил хвостик, потрогал перо и даже погрыз его. Странная была эта троица. Вытаращила глаза попервости. Хотя Лаоокос, в кепочке гида и с флажком (иначе смертные его опознавать отказывались) наябедничал, что они не тряслись, глядя на муки нечестивцев – смотрели с интересом, а беленький, носатый такой, даже комментировал. Потом заполнили анкетки – все чин чином, никаких страданий и «может, не надо?» Только гигантище этот, белобрысый, пугал, если честно. Крестом (тьфу, гадость какая!) посверкивает, очками блестит, рожи корчит. Прямо демон третьего уровня, ни дать ни взять. Потом началось самое веселое – бесенок аж прихрюкнул. Ба, насильники над Господом! Не то чтобы совсем редко встречаются, но такие колоритные – впервые. Свидетели чуть хвост и нимб не растеряли, вопя и тыча пальцами в этих «еретиков» - на памяти Мурзика «сотники» так кипятились впервые. Напоследок, сдав свитки «с добрыми делами и прегрешениями», еще и плюнули в сторону подопечных. Ангел перекрестил и скривился, бесенок кукиш показал. И убежали – за новые плечи становиться.
Что самое интересное, троица даже не выглядела озадаченной или пристыженной. Блондинчик этот, ухоженный такой, весь в кровище и потрепанный, ногти рассматривал. Девчонка покачивала головой и кивала, а гигант этот их так бешено смотрел по сторонам, что Мурзик подумал – а не ошиблись? Может, к ним кого не того запихнули?
- Это все? – спросил блондинчик (по документам проходил «Энрико Максвеллом»). Да с таким удивленным видом, как будто у самого за душой еще сотня-другая грехов неучтенных, причем все до единого смертные.
- Да, теперь подпишите здесь и здесь – вас проводят в ваш круг, - вежливо ответил Мурезий, стараясь держаться достойно своего чина.
Ладно, увели их. Причем нехорошо так смотревшего гиганта (падре «Александр Андерсон». Знаем мы все про того «падре»!) тащили под белы рученьки аж втроем.
Мурезий сполз по стульчику. Может, позвать Наиванну? В кости на раздевание поиграть? Ходит, демоница, хвостиком так крутит – не устоять ведь!
Не успел Мурезий повертеть мысль со всех сторон, как тишину Ада, прерываемую только потрескиванием вечно горящего пламени, разорвал слоновий вопль, да такой громкий, что Мурзик аж подскочил.
- Вы! Меня! Меня!!! – еще секундой спустя Мурзика затрясли так, что аж копыта застукали друг о дружку. – Меня! В еретики!
- Вы весьма неосмотрительно поступили, мой друг, - манерно произнес блондинчик, садясь в кресло Мурезия. – Мой… Учитель несколько расстроен своим местом, - рык Мурзику в самое лицо был очень говорящим. – Да еще и по Данте, - укоризненно покачал головой Энрико.
- Почему не по Библии?! – возмущенно пискнула монашка, все пытавшаяся приладить на место сползающую голову. – Вы! Устроили Ад по образчику какого писателишки?! Для вас нет ничего святого!
«В общем-то, да», - едва не брякнул Мурзик, но вовремя осекся.
- Мы остались несколько недовольны устройством вашей… ммм… организации, - покачиваясь на месте, произнес Максвелл. – Так что, с вашего позволения, мы тут наведем порядок, - кивнул блондинчик, гигант с силой размахнулся и швырнул бесенка в стенку. – Надо бы добраться до вашего босса и потолковать с ним. Такой беспорядок!
- Котлы нечищеные! – тоненько возмутилась монахиня. - Сковородки температурой всего семьдесят градусов! Ножи тупые! И бесы не хохочут демонически, без огонька работают!
Мурезий потрясенно отскребся от украшавшего Приемную Ада сталагмита. Чего?!
- Вон, милейший, - сделал полный упаднической роскоши жест блондинчик. – Не мешайте работать. По-хорошему, начальнику такого бедлама давно пора бы в отставку, тут новые перспективные кадры.
Мурезий приладил на место отвалившуюся челюсть.
- Падре Андерсон, - вежливо и с некоторой опаской обратился блондинчик к метавшемуся по Приемной гиганту, - найдите ваших сослуживцев, у нас есть работа, - в ответ разъяренный «священник» (ничего себе кадры у Церкви! И она еще что-то смеет вякать на милейших сатанистов!) что-то пробурчал и ловко подхватил со стола свеженькие дела.
Неслыханная наглость!
- Но позвольте… - начал было Мурезий… и оказался впечатан в сталактит, когда его немилосердно пнули под зад - «Падре» сильно торопился вызволять любимых сотрудников.
- Развели бардак, - проворчал Энрико в сторону уползающего пластилиновым ручейком Мурзика, - ничего, я тут порядок наведу. Уж они у меня попляшут. Все попляшут!

URL
2010-02-03 в 17:54 

Non timebo mala quoniam Tu mecum es.
этапять хД
*как представила, как Падре наводит порядок в Аду... да еще и Юмие...*

восхищенный не заказчик.

2010-02-03 в 17:59 

Это я так, чисто теоретически.
Мне жалко чертей. Бедненькие, Максвелл у них там такие порядки наведёт!..

2010-02-03 в 19:14 

a monkey stole my juicebox
Энрико таки нашёл, куда приложить свои таланты! Драббл чудо ^^
Не заказчик

2010-02-03 в 20:39 

average ordinary everyday superhero
Боже, это феерия)) Очень понравилось, тащу в цитатник)
Не заказчик

2010-02-03 в 21:58 

Ka-mai
I'll take the arrow in the face every time.
АААА!!! *рыдает от счастья*
Оно прекрасно, от начала до конца, просто прелесть. *ин лав*

2010-02-03 в 22:33 

Всем спасиба.

URL
2010-02-03 в 23:52 

"На каждого Человека-паука найдётся свой Человек-тапок" (с)
ничего себе кадры у Церкви! И она еще что-то смеет вякать на милейших сатанистов!
Вот уж точно :lol:
Фанфик потрясающий! Автор, спасибо вам! Это что-то с чем-то =)

не заказчик

2010-02-04 в 02:01 

ЫЫЫЫЫЫЫ!! *неадекватен*
Отличный фик, спасибо вам. :))

Не заказчик.

2010-02-04 в 03:03 

MAlexx не за что)
Ti Flimmern и вам спасибо))

URL
2010-02-04 в 09:43 

Annatary
"I'm your angel Only a ring away"
Автор, спасибо огромное! Прекрасный драббл!
Очень, очень зря Энрико с папой Саней в ад пустили - сейчас они там такую демократию чистку кадров устроят, что мало никому не станет :lol::five:
Не заказчик

2010-02-04 в 21:54 

Сам Ты Барбара
не тряслись, глядя на муки нечестивцев – смотрели с интересом, а беленький, носатый такой, даже комментировал.
Представляю эту картину очень живо! :-D
Автор, вы великолепны! ))

не заказчик

2010-03-14 в 14:20 

680 слов


"Грешил ли ты, раб Божий, с блудницей, коя не была женою твоей?"
"Соблазнял ли ты, раб Божий, деву чистую, что была Господу посвящена?"
Отец Александр проскрипел зубами, ставя очередную галочку и мысленно проклиная все те приходы их Святой Католической Церкви, в которых провел он свою бурную молодость, и всех тех молодых очаровательных и бесконечно одиноких и несчастных монахинь, их населивших.
"Грешил ли ты, раб Божий, с блудницей в храме Божием?"
Припомнив добрым словом своих сестер по вере, он вернулся к выданной анкете. Это была увесистая книжечка, которая по виду очень напоминала Библию за тем исключением, что ни в Новом ни в Ветхом заветах не были столь подробно и красочно, во всех деталях и нюансах расписаны человеческие прегрешения. Для большего сходства со святым писанием книга была даже украшена на своей обложке крестом. Это, а так же сам архаичный стиль написания пунктов анкеты, наводили на мысль о том, что все это анкетирование было чьей-то очень злой и желчной издевкой.
"Грешил ли ты, раб Божий, с блудницей в храме Божием на алтаре церковном?"
Дальнейшие вопросы касались различных извращений и были расписаны с педантичной точностью настолько разнообразно, что от этого даже делалось мерзко. Настолько мерзко, что отец Александр мысленно чертыхнулся.
"Поминал ли ты, раб Божий, проклятья нечестивые или имя Божие всуе устами своими?"
Следующий пункт вопрошал, поминал ли "раб Божий" все буквально то же самое, только в своих “мыслях сокровенных”.
Андерсон оторвал глаза от ненавистной бумаги, и тут же заметил чей-то любопытный нос, с интересом заглядывающий в его книгу. Его (носа) обладатель с искренним восхищением пробегал глазами по отмеченным строчкам, в некоторых местах даже приоткрывая от удивления рот и бормоча что-то бессвязное, вроде "Ай да падре, ай да оплот святой церкви..." Заметив что он оказался замечен, носообладатель, изобразив на лице саму невинность отодвинулся от Андерсона как мог дальше, насколько это было возможно на узком и неудобном каменном подобии лавки, и уткнулся своим (между прочим очень длинным) носом в собственные изобличающие тексты.
Посверлив суровым взором своего бывшего ученика и бывшего же начальника еще несколько мгновений, отец Александр заговорил.
- Энрико, а помнишь ли ты, куда эти богомерзкие твари грозились нас отправить после заполнения всех этих нелепых бюрократических бумажек? - падре потряс в руке своей увесистой "бумажкой", наглядно поясняя, что он имеет в виду.
Тон его был недобрым и не предвещающим ничего хорошего, а потому Максвелл решил сыграть малость в дурачка, оттягивая возможные неприятности.
- В ад, если память мне не изменяет, - робко откликнулся белокурый "божий агнец". - Верно?
Андерсон мрачно оглядел окружавший их живописно горящий оранжево-красный песчаный пейзаж и такой же пурпурно-красный небосвод.
- Ну да, согласен. Это было бы логично.
- Третий круг, седьмой пояс... Или наоборот.
- Наоборот, - кивнул Андерсон, - и ты знаешь, за что попадают туда?
- За насилие над Богом, против естества и искусства, - мгновенно ответил Энрико, - и за что же, по-вашему, отправляетесь туда вы, падре?
Его вопрос повис в воздухе.
- Ты имеешь в виду, взяточник я или богохульник? – наконец произнес Андерсон. Теперь его голос звучал совсем не так уверенно, как раньше. – Честно сказать, я не припомню за собой ни одного из двух этих грехов…
И отец Александр нахмурил брови, усиленно пытаясь что-то вспомнить.
- Вот и я также, - ответил Максвелл и отвел от своего озадаченного наставника смущенный взгляд, которого том, впрочем, все равно не заметил.

Вдруг в отдалении послышался возмущенный девичий голосок, звонко разливающийся по округе.
- Да как вы смеете! Ой! Это все ошибка! Ой… Я не должна быть здесь, хотя бы не в этом круге… Ой! Раз оно “муже”, то и касаться должно только мужчин, разве нет? Ну, разве нет? - и Юмико в очередной раз ойкнула, когда подгоняющий ее низкорослый черт снова ткнул ее пониже спины своими вилами. – О, милая Хейнкель, зачем ты оставила меня одну…

- Учти, сын мой, – тихо шепнул Андерсон, - Если сестра Юми спросит, мы здесь из-за насилия против искусства. И не вздумай объяснять ей что это.
И два священника синхронно приняли самый благопристойный и мученический вид, на который только были способны. "Впрочем", - подумал про себя Андерсон, глядя в несчастные виноватые глаза своей подошедшей подопечной, - "Может статься, что она и не решит задавать вопросы".

URL
2010-03-14 в 17:32 

Эмиель Регис
Если пациент хочет жить, медицина бессильна.
Забавные драбблы, особенно, первый)))
Не заказчик.

2010-03-14 в 19:05 

За насилие над Богом, против естества и искусства
Я так и не поняла, что же им инкриминируют.)))
Понравилось.

Не заказчик.

2010-03-14 в 21:37 

Эмиель Регис
Если пациент хочет жить, медицина бессильна.
За насилие над Богом, против естества и искусства
Насилие над Богом -- богохульство.
Против естества -- соддомия.
Против искусства -- лихоимство(взяточничество).

2010-03-18 в 20:27 

Это я так, чисто теоретически.
Драббл великолепен. Вопросы в анкете фееричны.

2010-06-15 в 00:06 

Is this anime??
А вот и дико радостный заказчик! Он извиняется за опоздание и готов сердечно облобызать исполнителей хоть сейчас! ^^

   

Hellsing Fest

главная