16:41 

фик для daarhon'а

Никакун
we're on a ship. pun intended
На краю земли/At the Round Earth’s Imagined Corners
Автор: geoviki
Переводчик: nix
Редактор: Helga (helga@fanrus.com)
А также автор крайне приблизительного перевода названия.
Пайринг: РЛ/ДМ
Рейтинг NC-17
Disclaimer: все как всегда – не наше, да вобщем-то, не больно-то и…гхм, ладно, хотелось, хотелось, но все равно , все не наше))
Разрешение на перевод: получено
Фик переведен для daarhon'a, заказавшего Драко с кем-то из них: Ремус, Гарри, Сириус.
Юмор или ангст. Реалистичный финал
Примечание переводчика:
Я могу, конечно, поныть на тему как трудно найти что-то подходящее в английском фэндоме с этим пейрингом, могу рассказать, какой кастинг фиков мы устроили в процессе выбора и как в финале проиграл замечТательный фик с Мпрегом)) Но не буду.
Просто надеюсь, что получателю понравится)) Ну, понадеяться-то можно?))

Комментарии
2005-05-05 в 16:49 

we're on a ship. pun intended
Официально дом номер двенадцать по Гриммаулд-плейс по-прежнему, хоть и чисто номинально, считался штаб-квартирой Ордена Феникса. Спросите любого из его членов, и все вам это скажут. Но в течение тех нескольких изнурительных недель, что прошли с момента исчезновения Сириуса за Завесой, собрания в старом доме проводились все реже и реже.

Поначалу это было спонтанное «о, кстати, может, встретимся в Хогсмиде, чтобы не тащиться в Лондон?». Потом последовали приглашения на обед к Тонкс и в Нору к Уизли. Да, и ещё одно немаловажное обстоятельство: один раз появившись в этом доме, Гарри наотрез отказался когда-либо снова приезжать сюда. В сложившейся ситуации все решили, что настаивать не стоит. Поэтому как бы ни был важен и ценен этот дом, о нем предпочли забыть, и даже Молли Уизли отступилась от своего намерения вернуть ему хоть толику былого великолепия.



Спустя четыре года после смерти Сириуса вернувшемуся в эти старые стены Ремусу казалось, что его высадили на необитаемом острове на краю света, а уж никак не в старинном особняке, служившем родовым гнездом многим поколениям аристократов.

Ему не нравилось эхо, гуляющее в коридорах. Не нравились пустые комнаты, кричавшие, как и Гарри когда-то, о смерти Сириуса. И ему не удалось обуздать желание, точнее потребность как можно скорее убраться отсюда. Но уговорить Альбуса его отпустить ему также не удалось. Ремусу поручили найти контрзаклинание для нового темного проклятья, а библиотека Блэков, что ни говори, была в этом плане незаменимым подспорьем.

– Нам необходимо, чтобы хоть кто-то присматривал за домом, а то он совсем развалится. – В голосе директора было нечто, что делало его приказ очень похожим на просьбу. Но Ремус давно уже не велся на это. – Это ненадолго.

Пять месяцев спустя Люпин проклинал себя за то, что не уточнил – насколько долго это ненадолго. Работа над контрзаклинанием не задалась, Флитвик сумел найти его раньше. Причин оставаться здесь больше не было. И, если уж на то пошло, то он никогда до конца не верил словам Дамблдора о том, что ему необходимо здесь оставаться. Но, раз уж собственных пожеланий у него не было, то он мог хотя бы выполнить чужие.

Холодным ноябрьским днем до него дошло, что его просто отодвинули в дальний угол. И самое ужасное, пожалуй, заключалось в том, что ему было на это наплевать.

2005-05-05 в 16:49 

we're on a ship. pun intended
*****

Охранные заклинания предупредили его о посетителях примерно за три секунды до того, как в прихожей раздался приветственный вопль Аластора Хмури:

– Ремус Люпин! К тебе гости!

– Заходите! – крикнул он, направляясь на звук.

Старого аврора он не видел, наверное, пару-тройку недель, а вот стоявшего рядом с ним Малфоя – несколько долгих лет.

И если бы не ослепительно белые волосы и резкие черты лица, вряд ли он вообще признал бы его. В его бывшем ученике не осталось и следа от его главной особенности – невыносимой самоуверенности, благодаря чему, кстати, Драко Малфой так никогда и не стал любимцем Ремуса.

Этот молодой человек с поникшими плечами, упорно прожигавший взглядом дырку в ковре, нервно теребил ручку чемодана.

– Давай-ка, парнишка, унеси их отсюда, – рявкнул Хмури, указывая на ещё один чемодан, стоявший неподалеку. Скорее всего, он тоже принадлежал Малфою. В голосе аврора Люпину почудились нотки жалости.

И, разумеется, в бытность Ремуса преподавателем Зашиты от Темных Сил в Хогвартсе Драко Малфой обложил бы назвавшего его «парнишкой» так, что в ужасе вздрогнули бы вечно дремлющие портреты в кабинете директора.

Эта бледная тень не произнесла ни слова. Не возмутилась, почему это она должна тащить свой собственный багаж и почему бы этим не заняться, например, домовому эльфу, кстати, куда они подевались?

Драко просто перевел взгляд с Хмури на Люпина и спросил:

– Куда?

Люпин стряхнул, наконец, с себя оцепенение, сообразив, что судя по всему Малфой останется жить здесь, и ответил:

– Ох, прости. Это наверху, пойдем.

Но Хмури и шагу не дал ему ступить, придержав за локоть:

– Не надо. Сам справится.

Зная феноменальную бесцеремонность Хмури, ему захотелось пропустить слова аврора мимо ушей и все-таки проводить наверх явно чувствующего себя не в своей тарелке гостя. Но, похоже, Хмури надо было что-то сказать ему наедине.

– Как поднимешься – налево. Комната по правую руку, немного не доходя до середины, отделана зеленым. Разберешься.

Напротив спальни самого Люпина, ради сохранения духа мученичества, так сказать.

Малфой удивил его, подняв чемоданы без помощи магии и пробормотав себе под нос еле слышное «спасибо». Когда тот поднимался по лестнице, они вдвоем провожали его взглядом – до тех пор, пока он не скрылся из виду.

– Порченый товар, – как-то буднично произнес Хмури, словно хотел парой слов ответить на бесконечный список вопросов, крутившихся в голове у Люпина.

– Что это значит?

Хмури повернулся к Люпину своим настоящим глазом:

– Расскажу все, что сам знаю, – ухмыльнулся он. – Но только после стакана виски. Есть в этом доме виски?

Да, слишком много времени прошло с тех пор, как он в последний раз принимал гостей.

– В библиотеке. Там должно было что-то остаться.

Расположившись в прекрасно отделанной комнате, в обществе бутылки недурного скотча, оба одновременно невольно подумали, что, отправляясь на войну, вряд ли они могли даже мечтать о подобном. Хмури начал рассказ:

– Рон Уизли вытащил его из лагеря Упивающихся неподалеку от Ружейных Холмов где-то пару недель назад. Сказал, что узнал его. Да, тут трудно было ошибиться. Надо сказать, парень – точная копия ублюдка отца.

Люпин терпеливо дожидался, пока Хмури промочит горло скотчем, блаженно улыбаясь, и продолжит:

– Уизли поначалу считал, что он тоже Упивающийся. Драко он захватил в качестве заложника. Но что-то не сходилось... Во-первых, Малфоя-старшего нигде не было, и потом – сами Упивающиеся почему-то держали Драко в темнице. Короче, Рон запутался и на всякий случай решил не убивать Драко сразу, а отвезти его в Нору, пусть мама с папой решат, что с ним делать.

Люпин видел, как тот изо всех сил старается избежать скользкой темы об истинном расположении штаба Ордена – и младенцу понятно, что Рон отвел Малфоя туда, где обычно обитало большинство членов штаба.

– Что им удалось узнать?

– Мягко говоря, ничего хорошего. С животными они и то обращаются лучше. В-общем, юному Малфою как следует досталось от Упивающихся. Альбус говорит...

– Дамблдор? Он там был?

Хмури явно был не в восторге от того, что его прервали.

– Нет, сначала нет. Он появился немного позже. В любом случае, – он наградил Ремуса тяжелым взглядом, явно желая предотвратить любые дальнейшие расспросы, – он считает, что Драко необходимо время, чтобы отойти от всего, что они с ним сделали. Уизли говорит, что он сам на себя не похож.

– Ну, надо полагать, что он все-таки немного изменился после школы, – произнес Люпин задумчиво, но Хмури покачал головой, не соглашаясь:

– Нет, не то. Мальчик редко говорит, даже когда его спрашивают. Как я и сказал, порченый товар. Он сломан.

Кошмар.

– Но тогда зачем он здесь? Это же не госпиталь. Разве ему не лучше оказаться где-нибудь вроде клиники Святого Мунго, там, где ему смогут помочь?

Хмури снова покачал головой, всем своим видом давая понять, как сильно его разочаровали вопросы Люпина.

– Мальчик хочет отомстить Упивающимся за то, что они с ним сделали. По крайней мере, так говорит Альбус. Но сейчас он вряд ли что-то сможет сделать, а в Норе, сам знаешь, и без него не повернуться.

– Они ему не доверяют, – добавил Люпин.

– Нет, пока нет. Здесь требуется тщательный надзор. Тут-то о тебе и вспомнили.

Надзиратель? Больше смахивает на няньку.

– Почему я? – спросил он, потому что сложилось впечатление, что Хмури ждет от него этого вопроса.

– Ну, в конце концов, ты ведь учитель, это твоя работа. Ты хорошо ладишь с детьми и, кроме того, Альбус сказал, что ты сможешь нам с этим помочь.

Ремус промолчал – он не мог даже выместить раздражение на Аласторе – он прекрасно знал, что все это придумал вовсе не старый аврор.

Хмури же, наоборот, заметно оживился – очевидно, что он готовился к борьбе не на жизнь, а на смерть:

– Это ненадолго, – фальшиво улыбнулся он, не подозревая, что практически слово в слово повторил обещание, данное Люпину в начале его ссылки в это жуткое место.

– Надеюсь, ночью за ним следить не придется? Не хотелось бы, чтобы мне во сне перерезали глотку.

Хмури покачал головой:

– Да нет, вряд ли. Он не сумасшедший, если это тебя беспокоит. Ему ведь даже разрешили какое-то время пообщаться с Гарри.

– Так что именно мне с ним делать?

Аврор лишь развел руками:

– Пусть он остается здесь. Говори с ним, может быть, тебе он сможет довериться. Не мешало бы ещё и подкормить его – а то смотреть жалко, сплошные кожа да кости.

– Как ты себе это представляешь? Довериться мне? Он же слизеринец, может быть, Снейп всё-таки справится лучше?

Люпин прекрасно знал, что если бы Альбус и вправду считал, что Снейп больше подходит на эту роль, Хмури не юлил бы сейчас перед ним. Но ему очень хотелось выяснить, насколько хорошо тот отрепетировал свою речь. Да и вообще... Знаете, как скучно в изгнании?

– Лучше всего было бы выяснить, что ему необходимо, и дать ему это. В разумных пределах, естественно.

Люпин имел веские причины подозревать, что представления о разумных пределах у Хмури и Малфоя могут слегка не совпадать... или не слегка, но сейчас не стал заострять на этом внимания.

– А потом?

Хмури нацепил привычную маску покорности:

– Ну а потом тем временем кто-нибудь сообразит, на что он может нам сгодиться, и мы избавим тебя от этого тяжкого бремени.

Снова повисла тишина. В который раз, утихомирив собственные раздражение и злость, Люпин принял на свои плечи от и так порядком задолжавшего ему Ордена очередную нежеланную ношу.

– Ладно, как вообще у вас дела? Я тут словно на отшибе, ничего не знаю.

Хмури ухмыльнулся, мысленно добавив этот неприятный разговор к собственному списку заслуг перед Орденом, и, налив себе ещё скотча, принялся рассказывать Люпину последние новости.

2005-05-05 в 16:50 

we're on a ship. pun intended
*****

Драко оказался на редкость тихим соседом. Манеры у него были безупречные – всегда вежлив, он отвечал, только если его о чем-то спрашивали, сам никогда разговора не начинал. Поначалу Люпин побаивался, что ему придется как-то развлекать Драко и что это отвлечет его от собственных исследований. Однако все оказалось гораздо проще – Драко был в состоянии развлечь себя сам, частенько он присоединялся к Люпину в библиотеке, выуживал с полок какую-нибудь книгу и читал до ужина.

Спустя несколько дней Люпин уже относился к поселившемуся в огромном доме незваному гостю вполне снисходительно.

– Почему я здесь? – спросил Драко однажды, ковыряясь в пережаренной курице и недожаренной картошке.

Застигнутый врасплох Люпин оказался не в состоянии придумать подходящую ложь, да и нужна ли она была? Почему бы не рассказать мальчику правду?

– Они хотели, чтобы ты находился где-нибудь подальше. Пока не решат, насколько ты для нас опасен.

Драко явно был ошарашен – совершенно очевидно, он не ожидал подобной откровенности:

– Чем я могу им угрожать…

– Не стоит изображать наивность. Разумеется, что-то есть. И дело не в том, какой ты, скорее – кто ты. Твой отец, к примеру...

– Ага. Значит, и тут мне это вменяют в вину, – надувшись, парировал Драко. – Зачем вообще тогда надо было меня вытаскивать?

– Вряд ли ты так легко отделался бы там, – рявкнул Люпин, уже не контролируя себя.

От удивления Драко раскрыл рот:

– Я... простите.

Он был готов к тому, что Драко предпочтет роль невинно осужденной жертвы, и неожиданное извинение заставило его почувствовать себя виноватым.

– Подумай хоть минуту, Драко. Твое появление у нас – классический пример двойного шпионажа. Тебя вытащили со стороны врага. Ты весь такой раскаявшийся, горишь желанием отомстить. Орден принимает тебя с распростертыми объятьями, снабжает всей необходимой информацией, чтобы ты мог свершить акт возмездия. Но мир давно изменился, теперь все не так-то просто...

Присмиревший вид и угрюмый кивок дали Ремусу понять, что Драко разделяет его точку зрения:

– Так что? Мне придется все время до конца войны провести здесь?

– Не знаю. Но вероятность высока, – Люпин улыбнулся, – по крайней мере, еда здесь ничего, могло быть гораздо хуже.

Драко удивил его, от души рассмеявшись. Люпин осознал вдруг, что прежде никогда не видел Драко даже улыбающимся. С удивлением он смотрел на молодого человека, его улыбка и смеющиеся глаза весьма располагали к себе... За последнее время Драко стал выглядеть лучше, он уже больше не напоминал ходячий скелет, хотя и оставался невероятно стройным. Исчез куда-то и облик оборванца.

Люпину казалось, что он видит его в первый раз. И ему совершенно точно нравилось то, что он сейчас видел.

В почти монастырской тиши дома номер двенадцать по Гриммаулд-плейс это новое открытие стало для него почти божественным откровением.

– Ммм, а ты здесь зачем? Чтобы сторожить меня? – спросил Драко, и Люпину пришлось отвести глаза, чтобы избавиться от своего видения и ответить на вопрос.

– Не только. Кто-то же, в конце концов, должен защищать нашу штаб-квартиру, как по-твоему?

– Здесь? Это что, и есть ваша штаб-квартира? Но здесь же никого нет?!

– Вот видишь, потрясающая маскировка, правда?– он положил вилку и нож на тарелку. – И так уж и никого. Кингсли был здесь пару дней назад.

– Да, но… понимаешь, я имел в виду, что это немного странно, да и с точки зрения стратегии непонятно, почему ты мне все это рассказываешь…

– Хм, полагаю, теперь самое время тебя убить, – шутливо произнес Люпин, прежде чем успел сообразить, что, быть может, с Драко так шутить не стоило.

Он намеренно не мучил того расспросами об Упивающихся, надеясь, что вырвавшаяся случайно информация окажется более полезной.

Драко лишь рассмеялся – Люпин словно купался в этой улыбке, про себя удивляясь, как это у него получается так беззаботно улыбаться.

И ещё ему хотелось... Люпин с удивлением понял, что подался вперед. Рука словно сама собой коснулась руки Драко – он тут же заставил себя убрать ее – мимолетного прикосновения был вполне достаточно.

Драко уже не смеялся, но улыбаться не перестал:

– Ну что ж. В принципе, я понимаю, почему никто сюда не приходит… здесь немного странновато... ну ты понимаешь, что я хотел сказать...

– О да. И тем не менее здесь у нас есть все, что нам надо, ты не считаешь?

Он и не думал, что этот внешне безобидный вопрос повлечет за собой такую реакцию. С лица Драко исчезли все признаки улыбки.

– Всё, что нам надо? – эхом откликнулся он. – Разве хоть у кого-нибудь на свете есть все, что ему надо?

Люпин тут же вспомнил совет Хмури – добиться доверия Драко, выяснив, что ему надо, и обеспечив по возможности всем необходимым.

Тогда он отмел это как нечто слишком банальное, но сейчас... может быть, в словах старого аврора и было зерно истины.

– Тебе что-то надо, Драко? Просто скажи. Если я смогу...

Но тот, казалось, снова замкнулся в себе, тихо-тихо прошептав:

– Нет, ничего.

Однако Люпину показалось, что проблема скорее не в том, что Драко ничего не надо, а в том, что он просто не знает, как об этом попросить. Как это было ему знакомо...

2005-05-05 в 16:50 

we're on a ship. pun intended
*****

Постепенно Люпин обнаружил, что на него с появлением в доме нового жильца снизошло какое-то спокойствие. В Драко не было и намека на присущий его возрасту юношеский задор.

Разговоры за обедом и ужином теперь были приправлены изрядной долей здорового сарказма. Люпину потребовались годы, чтобы воспитать его в себе. Драко же, казалось, впитал его с молоком матери.

В общем и целом Ремус мог бы сказать, что его жизнь в доме на Гриммаулд-плейс значительно улучшилась, пока в один прекрасный день не пропали его наручные часы.



– Такое ощущение, что этот чертов дом меня провоцирует, – пожаловался он Снейпу, заглянувшему проведать Драко.

Разговор потихоньку увял после того, как Драко, извинившись, поднялся к себе. Хоть после смерти Сириуса вражда между Снейпом и Люпином немного поутихла, наедине друг с другом они все равно чувствовали себя некомфортно.

– Ты не пробовал «акцио»? – поинтересовался Снейп безучастно.

– Разумеется. Никакого толку. И это не первая пропавшая вещь.

Снейп, наконец, удостоил его заинтересованного взгляда:

– Что ты имеешь в виду?

– Именно то, что сказал. Вчера пропало моё любимое пишущее перо. За пару дней до этого – ножик для резки бумаги.

Какое-то время Снейп просто молча смотрел на него.

– С тобой когда-нибудь случалось что-то подобное, когда ты здесь останавливался? – спросил его Люпин.

– Нет. И я… я не думаю, что дело в доме.

– На что это ты намекаешь? – поинтересовался Люпин, прекрасно понимая, о чем идет речь, и тем не менее желая услышать это от самого Снейпа.

Тот недовольно поерзал в кресле:

– Понимаешь, насчет Драко... тут есть одна сложность… мда. Ладно, как ни крути, но по-другому об этом не скажешь... короче, Драко иногда таскал вещи у сокурсников.

– Ты шутишь?

– Не будь идиотом, Люпин. Я не стал бы шутить такими вещами. И как глава факультета я был прекрасно осведомлен о его проблеме.

Ремус с недоумением воззрился на него:

– И что ты предпринял?

– Ничего.

Его слегка озадачила подобная реакция:

– Но почему?

Снейп стал ещё угрюмее, чем обычно, если это вообще возможно. Впрочем, Люпину хотелось узнать ответ, и поэтому он не отводил от него глаз.

– Совершенно очевидно, что Драко воровал вовсе не потому, что не мог себе чего-то позволить. Надо иметь в виду, что все пропавшие вещи всегда находились на его кровати. Он никогда их не прятал. Поэтому если студент хотел вернуть что-то назад, он всегда знал, где ему искать. Драко никому и никогда не пытался помешать.

– Но все равно, Северус, ведь это неправильно – спускать ему это с рук и позволять и дальше воровать.

– Видишь ли, в Слизерине никто не относился к этому подобным образом. Все считали это эксцентричностью, а вовсе не воровством. И никто не жаловался.

– Тогда как ты вообще обо всем этом узнал?

Снейп одарил его снисходительной кривоватой ухмылкой и надменно приподнятой бровью:

– Вообще-то я не слепой. И, кроме того, некоторые студенты были совсем не против того, чтобы он оставлял у себя то, что стащил. Помнится, Блейз Забини таким образом распростился с половиной своего гардероба. Мне всегда казалось, что так Драко пытается доказать свое превосходство.

– Ну что ж, я не намерен оставлять свои вещи у него. – Он чуть понизил голос. – Разумеется, если то, что ты сказал – правда.

– Полагаю, да.

– Значит, ты считаешь, что я найду пропажу в его спальне?

– На его кровати, если быть точным. Ты, конечно, можешь закатить скандал, чего я искренне не советую делать, учитывая нестабильность состояния Драко, или можешь просто забрать свои вещи, когда он будет занят чем-нибудь другим.

– Что, вот так всё оставить? – спросил Люпин опешив.

– Решай сам.

На следующее утро, пока Драко был в библиотеке, Ремус заглянул в нему в комнату. Часы, перо и ножик были сложены на кровати с почти маниакальной аккуратностью. Как и предсказывал Снейп.

2005-05-05 в 16:51 

we're on a ship. pun intended
*****

Атмосфера за столом постепенно накалялась, раздражение Люпина с каждой минутой росло. За прошедшие пять дней склонность Драко к воровству не исчезла, наоборот – каждый день у Ремуса что-то пропадало. Разумеется, потом это что-то исправно обнаруживалось на кровати Драко в его комнате, куда Люпин пробирался тайком, чтобы забрать пропажу.

Они не говорили об этом, но Люпин чувствовал, что происходящее всерьез действует ему на нервы. Да и до полнолуния как назло оставались считанные дни – в такое время он и так заводился без особого повода, а уж тут…

Драко тоже явно чувствовал себя не в своей тарелке – это было заметно по его поведению. За столом он трещал без умолку, неся всякий вздор.

Люпину казалось, что их поменяли местами – теперь уже он удостаивал собеседника вежливыми немногословными комментариями в ответ на непрерывную болтовню. Оба вздохнули от облегчения, когда ужин закончился. Драко вызвался все убрать, а Люпин поднялся к себе наверх.

Теперь у него появилась привычка перед уходом наводить в комнате порядок, которому позавидовала бы любая казарма. Чтобы проще было выявить новую пропажу. И все равно он обнаружил ее лишь минут пятнадцать спустя после того, как услышал, что Драко вернулся к себе в спальню.

Пропал ошейник Сириуса.

Он занимал почетное место на ближайшем к двери прикроватном столбике. Никто не смел брать его в руки, кроме самого Люпина, ну и Сириуса, разумеется.

К черту Снейпа с его советами «не закатывать Драко скандалов из-за его нестабильного состояния». К черту эту странную потребность Драко воровать чужие вещи. Сломанный или нет, Малфой зарвался, явно выйдя за рамки того, на что Люпин еще мог закрыть глаза.

Или Драко и впрямь так слеп и наивен и по-прежнему принимает его за безобидного преподавателя из своего школьного прошлого?

Что ж, это было целую войну назад – того человека больше нет. Люпин вскочил с кровати и, рыча, влетел в комнату Драко, эффектным ударом распахнув дверь.

– Я хочу, чтобы ты мне его вернул, и немедленно! – проорал он, вылетев на середину комнаты.

Драко сидел в кровати, натянув одеяло до самого подбородка. Костяшки пальцев, вцепившихся в темную ткань в отчаянной попытке укрыться от гнева Ремуса, побелели. Он молчал, но вид у него был довольно перепуганный.

– Я тебя не понимаю, Малфой, – мрачно добавил Люпин. – Мне казалось, все у нас налаживается, и тут ты с этой хренью...

Он окинул комнату взглядом в поисках ошейника, но сейчас толком и не знал, где именно искать. До сих пор все его вещи непременно обнаруживались на аккуратно заправленной постели. Он стремительным шагом прошелся вдоль книжных полок и стола, бесцеремонно отшвыривая в сторону книги и туалетные принадлежности.

– Где он? Ты, маленький ублюдок, какое право...

Он удивленно смолк, когда Драко медленно и как-то слишком уж робко выпустил одеяло из рук, откинув его в сторону.

Теперь он мог с уверенностью сказать, что Драко дожидался его – дожидался именно этого момента. Совершенно спокойно Драко откинулся на спину, белоснежная кожа светилась в полумраке комнаты, выделяясь на темном покрывале. На нем ничего не было. Он лежал, свободно раскинувшись в ожидании Люпина и прикрывая руками... шею. Затем с лукавой усмешкой он убрал руки, выставляя на обозрение красный кожаный ошейник Сириуса. И медленно и грациозно перевернулся на живот, всем своим видом давая понять, кто именно здесь и сейчас является хозяином положения.

Внезапно всё стало совершенно ясно. Интересно, и как это Снейп умудрился подойти к разгадке так близко и не догадаться?

Странное поведение Драко говорило вовсе не о его желании доказать свое превосходство, скорее наоборот. В это самое мгновенье Ремус понял, как именно Блейз Забини распростился с половиной своего гардероба, и почему другие ребята не настаивали на возврате своих вещей. Как – чем именно – Драко расплачивался с ними.

И ещё интереснее игру – да-да, это была именно прекрасно спланированная игра – делало то, что сам Люпин довольно много знал о том, как подчинять и самому подчиняться.

– Сними ошейник, Драко, – медленно произнес он, – ему здесь не место.

На лице Драко мелькнуло чуждое ему ранее выражения сочувствия, но он сделал так, как ему было приказано. Люпин наблюдал за тем, как тонкие бледные пальцы расстегивают и стягивают ошейник. Драко протянул его словно дар. Люпин аккуратно отложил ошейник в сторону. Драко не сводил с него глаз – в них больше не было страха, но он словно бы ждал от Ремуса какого-то ответа.

Но сначала тому самому требовалось подтверждение.

– Это ведь не из-за Упивающихся? – он и не подумает продолжать, если окажется, что склонность к подчинению Драко приобрел в плену. – Тебя никто не заставляет делать это.

Тот, не задумываясь ни на секунду, уверенно ответил:

– Нет. Я сам этого хочу. Мне это необходимо.

Люпин на секунду прикрыл глаза. В нем бурлила, поднимаясь, энергия, первобытная и неуемная, он словно купался в ней – слишком рано ещё было, чтобы луна могла заявить на него свои права, но слишком поздно, чтобы покорный исполнитель воли Ордена смог остановиться. Всё на свете – Орден, его обязанности, его ответственность – сейчас все это было слишком далеко.

– Что ты хочешь, чтобы я сделал? – услышал он вопрос Драко и открыл глаза.

Медленно вдохнув, он собрался с мыслями:

– Всё, что я тебе прикажу.

Драко кивнул в ответ.

– Хорошо. Я... Мне не стоило брать у тебя вещи. Это неправильно, и я это знал.

Люпин нахмурился:

– Я не могу позволить тебе трогать этот ошейник. Он принадлежал Сириусу Блэку. Если ты возьмешь его снова, мне придется отослать тебя отсюда. Ты понял?

Драко торопливо закивал, и Люпин понял, что его потрясла неожиданная угроза.

– Я больше пальцем до него не дотронусь. Обещаю.

Люпин задумчиво посмотрел на него:

– Почему ты так в этом уверен?

Драко встал на колени, по-прежнему не поднимая глаз:

– Я сделаю все, что ты мне прикажешь.

– Возможно. Но сначала ты должен доказать мне, что умеешь подчиняться.

– О да, разумеется. Скажи, что мне сделать.

Люпин наклонился над кроватью, упиваясь открывавшимся прямо перед ним видом. И, не касаясь Драко, произнес:

– Раздень меня.

Хрупкие руки, те самые, что так неловко сегодня порхали над столовыми приборами за ужином, потянулись к верхней пуговице его рубашки. Ниже и ниже, очень-очень медленно высвобождая каждую пуговицу из петли, обнажая покрытую шрамами кожу. Наконец, расстегнув их все, Драко помог рубашке соскользнуть с плеч Люпина.

– Дотронься до меня.


2005-05-05 в 16:52 

we're on a ship. pun intended
Руки. Обжигающие прикосновения на раскаленной коже. Пальцы Драко дрожали, от страха или от возбуждения – Люпин не знал. Из-за еле сдерживаемого напряжения ноги подкосились, и он тяжело опустился на кровать.

– Ртом.

Язык. Влажные мягкие губы. Теплое дыхание. Постепенно движения Драко становились все увереннее и увереннее; прикусив ключицу, он спустился к груди, лизнув сначала один сосок, потом второй.

Замерев в нерешительности, коснулся рукой брюк Ремуса.

– Сними их.

Люпин должен был услышать звук расстегиваемой молнии – он знал это, даже почувствовал кожей холодный воздух – но неожиданный стон Драко отвлек его.

– Везде, Драко.

– Я хочу... – и Драко обхватил губами возбужденный член Люпина. Медленные ритмичные движения, светлые пряди, каждый раз касающиеся живота – все это завораживало. Не на шутку увлекшись, Драко раскраснелся и небрежно откинул мешавшие волосы.

Страсть грозила захлестнуть его с головой прямо сейчас, но Люпин хотел, чтобы это продлилось подольше – слишком много времени прошло с того момента, когда у него кто-то был, и он не хотел торопиться, даже несмотря на то, что Драко так откровенно себя предлагал.

– Не торопись, – выдавил он, и Драко тут же сбавил скорость, медленно-медленно лаская член Люпина, опускаясь к самому основанию, а затем так же невыносимо медленно поднимаясь наверх, к головке.

– Мерлин, да! Вот так, – Ремус запрокинул голову.

Тот вытворял руками и языком совершенно необыкновенные вещи. Люпин наслаждался, словно в прекрасном сне, но, почувствовав, что вот-вот кончит, запустил руки в волосы Драко:

– Хватит, – и снова Драко тут же остановился, внимательно ожидая его дальнейших приказаний.

– Молодец, – он изо всех сил старался не выдать волнения, не обращая внимания на предательски дрожавший голос.

– Я собираюсь хорошенько отыметь тебя, Драко и сейчас я хочу, чтобы ты приготовился к этому.

Драко серьёзно кивнул, но ему не удалось скрыть от Люпина торжествующую улыбку. Из прикроватной тумбочки была извлечена баночка с сильно пахнущим кремом. Драко откинулся назад и не отрывая глаз от Люпина аккуратно ввел внутрь смазанный кремом палец.

– Что ты чувствуешь?

Глаза Драко чуть расширились, щеки окрасились румянцем – очевидно, никто раньше не просил его описывать свои ощущения во время занятий сексом.

– Ах. Я... мне немного холодно, – тихий бархатный голос Драко звучал невероятно возбуждающе, но Ремус знал, что в этом уже нет никакой игры. – Теперь теплее. И... так тесно.

Люпин лениво ласкал себя, хоть в этом и не было особой нужды – слова, слетавшие с губ Драко, не давали расслабиться ни на секунду. Широко разведенные бедра позволяли ему беспрепятственно наблюдать за рукой Драко.

– Продолжай, Драко, господи...

– Что ты хочешь? – голос Драко чуть подрагивал от возбуждения.

– Я хочу, чтобы ты был готов принять меня.

Он слышал, как дыхание Драко учащается, становясь все сбивчивее.

– Я... мне так хорошо... и каждый раз, когда я... и это... пожалуйста, пожалуйста...

Соблазнительно умоляющий голос лишил Ремуса последних остатков воли – одним неуловимым движением сначала он оказался на Драко, потом вошел в него – тот едва успел убрать руки. От захлестнувшего волной удовольствия у них вырвался крик. Один на двоих. Люпин завел руки Драко за голову, прижав к подушке – крепко, но деликатно. Тело Драко под ним было одновременно и податливым, и невероятно сильным, оно выгибалось, стремясь доставить обоим как можно больше удовольствия. И, боже, это было восхитительно – молодое сильное тело под ним, плавившееся от страсти, манящее, почти втягивающее в себя.

Драко принадлежал ему, был его собственностью. Он мог делать с ним все что хотел, он был его – чтобы брать и давать одновременно.

Люпин обнажил клыки в опасной близости от шеи Драко, чтобы тот понял, что он не шутит, а затем принялся целовать её. Драко принял это за сигнал, что ему тоже можно включиться в игру, и запрокинул голову, открывая соблазнительное и невероятно возбуждающее горло.

– Пожалуйста, – услышал Ремус снова, – пожалуйста...

И Люпин, и Драко всю жизнь прожили, пытаясь обуздывать свои желания, от этого жизнь их казалась пресной. И эта ночь для обоих стала такой безудержно-страстной, словно они в глубине души боялись, что кто-то или что-то оторвет их друг от друга и вернет к опостылевшему одиночеству.

Движения становились все более дергаными и рваными – Люпин мертвой хваткой вцепился в Драко, они словно пытались раствориться друг в друге, спрятаться от всего, что могло разлучить их, помешать достигнуть отчаянно желаемого. Драко под ним всего трясло, сильные ноги обвились вокруг талии, он шумно вздыхал, а на выдохе у него получались только слабые стоны. Люпин жадно и грубо – первый раз – поцеловал его. И не отрывался от этих губ, подчиняя себе, и отпустил лишь тогда, когда стало ясно – еще чуть-чуть, и Драко лишится сознания от недостатка кислорода. Целуя, он продолжал ласкать влажной от пота и смазки рукой член Драко, дождавшись, наконец, того момента, когда тот, задрожав, затих и как-то сразу обмяк под ним. Люпин невольно улыбнулся такой непосредственной реакции.

Он замер, чтобы дать Драко время немного прийти в себя, а затем, для опоры ухватившись за его плечи, возобновил глубокие и почти нежные толчки. Драко что-то неразборчиво бормотал под ним, ослабевшими руками цепляясь за спину. Казалось, воздух в комнате пропитан сексом, Ремус кожей – каждой порой – чувствовал его запах. И очень скоро настал момент, когда Люпин не выдержал и с низким стоном кончил, изливаясь в Драко. Он пришел в себя, лишь почувствовав, как кто-то – Драко – облизывает его ладонь, выпачканную в сперме. Драко не остановился до тех пор, пока не вылизал всё дочиста.

2005-05-05 в 16:52 

we're on a ship. pun intended
*****

Стараясь не потревожить Драко, Люпин торопливо одевался в предрассветном сумраке
Он мимоходом поздоровался с Хмури, прибывшим присмотреть за Малфоем, и быстро аппарировал за пределы Лондона, чтобы успеть подготовиться встретить полнолуние подальше от густонаселенного города. После трансформации он на удивление быстро пришел в себя, обнаружив, что мечтает о том, как бы поскорее вернуться домой – никогда раньше он не испытывал ничего подобного по отношению к старому особняку на Гриммаулд-плейс.

Но сначала ему нужно было наведаться в один лондонский магазинчик.



Драко встретил его немного скованно. Люпин помог ему преодолеть застенчивость, приказав после обеда явиться к нему в спальню.

Тихонечко постучавшись, Драко вошел в спальню в одном лишь накинутом на голое тело халате. Ремусу пришлось сдерживаться, чтобы тут же не вытянуть руку и не коснуться длинных стройных ног юноши... Но, как говорится, всему свое время.

– Я кое-что привез тебе, Драко. Мне кажется, это то, что тебе нужно,– он улыбнулся, увидев, как тот удивился.– Иди сюда. Присядь.

Он протянул ему простую белую коробку.

– Спасибо, – поблагодарил Драко, не открывая ее.

– Ты же не знаешь, что внутри, – ответил Ремус спокойно, хотя ему очень хотелось узнать, как Драко прореагирует на подарок. – Но думаю, тебе понравится. Я специально выбирал это для тебя.

Тонкие пальчики аккуратно приподняли крышку. Люпин оценил вздох Драко, когда тот увидел содержимое коробки.

– Дай я...

Даже и не пытаясь спрятать довольную улыбку, Драко отдал ему коробку и послушно наклонил голову.

Несколько минут Люпин просто ласкал тонкую белую шею. Потом застегнул на ней искусно изготовленный черный ошейник. Драко отстранился, чтобы посмотреться в висевшее недалеко от кровати зеркало:

– Как красиво. Это...

– Именно то, что тебе было нужно? – тихо спросил Люпин, а потом добавил: – Думаю, ты уже сам понял: все, что от тебя требуется – просто сказать мне, что тебе надо. А я постараюсь тебе это дать. В разумных пределах, естественно.


Конец.

2005-05-05 в 17:43 

случайный попутчик
Ник, заяц, знаешь, немного странное поначалу ощущение - читать в твоем переводе не юмор и не гарридраку :)
Понравилось. Что-то из серии "встретились два одиночества", только без глумливого подтекста.
Верю безоговорочно. Иногда гуманнее не задвинуть в угол, а выкинуть за ненадобностью. Повезло, что они оказались нужны друг другу. Повезло, что выпущенные наружу демоны не оттолкнули их, не развели вновь по пыльным углам, а наоборот - создали целостность.

Ника, Хеля - замечательно! :kiss:



2005-05-05 в 17:52 

we're on a ship. pun intended
случайный попутчик
спасибо :kiss:
для меня тодже было странновато работать с таким текстом до момента с ошейником)) потом было веселее))

2005-05-05 в 17:54 

случайный попутчик
@Nika-kun

потом было веселее :lol: :lol: :lol: Почему меня это не удивляет?!


2005-05-05 в 18:14 

Мы, росянки, fuck it all, очень ранимые создания!
@Nika-kun Замечательный фик и перевод выше всяких похвал.
Герои действительно везунчики. Тепло так на сердце после прочтения... Спасибо:)

2005-05-05 в 22:07 

Revolution will continiue after pub
@Nika-kun
Мне так понравилась сама идея фанфика. Отношения Драко и Ремуса такие необычные. Вы выбрали отличный фик для перевода.
Фанфик очень приятно читать. Сначала подумала, что будет ангст, но потом поняла, что это романс, очень спокойный романс, но не флафф.
Тепло так на сердце после прочтения...
ППКС. Не люблю пафос, но это действительно так. :)

2005-05-10 в 03:34 

Who's in bunker?
@Nika-kun
интересно! клёвый перевод. да, после ошейника читать стало гораздо веселее.
ошейник сам по себе...:chups: подчинение - :chups::chups::chups:

2005-05-23 в 14:35 

Очень понравился и перевод, и сам рассказ. Спасибо!

     

BottomMalfoyFest

главная