Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:32 

Фик для Селии.

Violete Boudlere
молюсь за диких сердцем запертых в клетке
Симметрия.

Автор: ELLIPSIS
Переводчик: Violete Boudlere
Беты: Ira66, Эльга
Пейринг: Сириус/Люциус
Рейтинг: R
Предупреждение: AU в некоторых местах, смерть персонажа.
Разрешение на перевод: нет, перевод пиратский (пока)
Саммари: любовь, страсть, наказание, предательство, смерть – это все симметрия.
Дисклеймер: автор отказывается от всего, переводчик тем более. Все права у Роулинг.

Переведено для Селии, заказавшей
- желаемый пейринг: Люциус – боттом, с любым, кроме Волдеморта.
- желаемый жанр: все равно, лишь бы правдоподобно
- одно-два пожелания/ограничения: без пыток и изнасилований, не гет.

Комментарии
2005-05-01 в 19:35 

Violete Boudlere
молюсь за диких сердцем запертых в клетке
Сириус просто покорен Люциусом Малфоем. Каждый раз, когда ему доводится очутиться рядом с семикурсником, он не может отвести от него глаз. Все в Люциусе очаровывает: и выражение лица, и грациозные движения рук, и складки облегающей фигуру мантии. Сириус не знает, чем можно объяснить это – в конце концов, ему лишь тринадцать. Хотя он знает, что Люциус тоже на него смотрит.


******

Люциус же встречался с ним и ранее, просто Сириус этого не помнит. Их родители близко дружат. Семья Сириуса пришла в ужас, когда старший сын был распределен в Гриффиндор, но Люциусу известно, что виной всему одноклассник Сириуса.

Джеймс Поттер, некрасивый мальчишка с нечесаными волосами, настолько близорукий, что скоро ему понадобятся очки. С ним Люциусу тоже приходилось встречаться. Поттеры – уважаемая в волшебном мире семья, правда, они слишком снисходительно относятся к вопросам о чистоте крови. Сириус и Джеймс впервые встретились в Хогвартс-экспрессе, одиннадцатилетними мальчишками и понравились друг другу. Джеймс же представлял себя только в Гриффиндоре, и это все решило для Сириуса.

Но Сириус все же – Блэк, темный волшебник и по фамилии, и по происхождению. Люциус видит жестокость и злость, которые мальчик впитал с молоком матери, видит, что Сириус отмечен Тьмой, пусть даже тот пытается подавить ее.

Люциусу хочется стереть гриффиндорскую позолоту и обнажить истинную слизеринскую сущность мальчика. Поэтому он следит за ним.

*******

Лишь в апреле Сириусу удается близко столкнуться с предметом своего восхищения. Воздух уже наполнен теплом и пахнет летом – ложное обещание, которое воплотится в жизнь лишь к июню.

Профессор Сартин, учитель трансфигурации и слизеринский декан, не успевает провести занятие и обращается к Люциусу – слизеринскому старосте - с просьбой присмотреть за студентами.

А урок как раз у третьекурсников-гриффиндорцев, и Сириус среди них.

Как только раздается звонок, Люциус входит в класс и закрывает за собой дверь. Короткий взмах палочкой – и на доске появляется задание.


- Можете обращаться, если потребуется помощь. Правда, не могу обещать, что обязательно помогу, а на глупые вопросы буду отвечать проклятием, - мягкий баритон разносится по классу, атласной лентой сжимая горло Сириуса. Люциус заканчивает свою тираду и впивается в Сириуса взглядом, потом, усмехнувшись, отворачивается и усаживается за учительский стол


В классе царит мертвая тишина, а Сириус не сводит глаз с Люциуса. Тот случайно поднимает голову и натыкается на пристальный взгляд. Наконец Сириус собирается с духом, встает и выходит вперед.

- Прошу прощения, - начинает он громко и осекается. Как же обращаться к этому старосте-учителю? Просто «Малфой» прозвучит грубо, «мистер Малфой» будет слишком вежливо, а «Люциус» - чересчур интимно. В конце концов Сириус находит верное решение.

- Прошу прощения, но я не справился с пятнадцатым вопросом

Люциус презрительно оглядывает стоящего перед ним мальчика.


- Ладно, давай разберемся, - он хватает Сириуса за руку и подтаскивает ближе. Глядя на рассерженное лицо и слыша раздраженный тон, Сириус гадает, не ошибся ли он, но от захвата сладко тянет под ложечкой.

Он тычет пальцем в наугад выбранный вопрос. Люциус перечитывает его и принимается негромко объяснять.

- Смысл вопроса в том, что внешний покров…встретимся сегодня в девять вечера в старом классе чар… меняется. Если ты трансфигурируешь птицу в змею, заклинание заменит перья на чешую.

Сириус кивает. Может, те, другие слова просто почудились ему? Удары его сердца похожи на барабанную дробь.

Но взгляд, которым провожает его Люциус, убеждает Сириуса, что он не ослышался.

Сидящий рядом Питер Петтигрю громко сопит и наклоняется ближе, чтобы спросить о втором задании. Сириус закатывает глаза и советует приятелю обратиться за помощью к Ремусу, потом переводит глаза на Джеймса, увлеченно трансфигурирующего волосы сидящей впереди девчонки в ярко-лиловую шерсть.


*******

Около половины восьмого Сириус собирает свои вещи, раскиданные по гриффиндорской общей комнате, и относит их в спальню.


Он не уверен, что знает, где именно находится бывший класс чар – вроде бы, на втором этаже. Но комнату Сириус находит без труда - до встречи остается еще пятнадцать минут. Но он не скучает. Сириус осматривается, потом усаживается на пропыленный стул и задумывается. Пульс ускоряется, как и всегда, когда он думает о Люциусе – а Сириус очень часто думает о нем: о том, как ладно сшитые мантии Люциуса подчеркивают его фигуру; о том, как светлые волосы, отливающие то серебром, то золотом, обрамляют его лицо; о том – и тут на смену воспоминаниям приходит воображение, – как Люциус моется в душе и вода течет с этого угадываемого под мантией тела, еще больше серебря волосы.


Бьет девять, и на пороге, наконец, появляется Люциус. Сириус оглядывает черную мантию с высоким воротом и белоснежную рубашку слизеринца и стыдится собственной красной футболки.


Люциус не говорит ни слова. Он пересекает комнату, не сводя с Сириуса глаз, подходит совсем близко и рывком поднимает мальчика, разворачивая его так, чтобы они стояли лицом к лицу. Правда, Сириус все же ниже.
И вдруг резко отшатывается.

- Я хотел поговорить с тобой, - обычно ровный голос сейчас звучит хрипло, но Люциус надеется, что Сириус не настолько хорошо знает его, чтобы заметить что-то необычное в его поведении.


Сириус заламывает бровь – этот жест он перенял у Люциуса

Люциус по-прежнему не отрывает от него взгляда: - О твоей семье. Они скучают по тебе. По тому Сириусу, каким ты был когда-то.

Сириус мрачнеет: - Прошу, не надо говорить о моей семье... Люциус, - и слегка запинается, произнося имя.


Люциус выжидает несколько секунд. Он недаром ведет себя столь необычно - мальчишка попался в расставленную для него ловушку


- Ты ведь пришел сюда не для того, чтобы поговорить со мной о родителях, правда? - спрашивает Сириус.


Хвала Мерлину, мальчишка самоуверен. Он явно считает себя самым умным и уверен в том, что Люциус пытается прикрыться разговором о семье, чтобы поговорить с ним, что робость и застенчивость помешают слизеринцу вести откровенный разговор. Короче говоря, мальчишка верит именно в то, что и хотел внушить ему Люциус.


Люциус утвердительно кивает и тихонько шепчет: - Нет. Ты... ты такой красавчик, Сириус. Я просто хотел поближе с тобой познакомиться.


- И насколько близко? – Сириус наклоняется ближе, вопросительно поднимая бровь.


Люциус по-прежнему не отрывает глаз и ждет, ждет подходящего момента.


Внезапно он прижимает мальчика ближе и впивается в его губы. Ох, как хорошо! Губы очень нежные, и жар струится по телу, и кровь бежит в жилах вдвое быстрее обычного. Его раздирают возбуждение и желание, он чувствует, что вот-вот потеряет над собой контроль...


Сириус – сама невинность на вкус. Люциус резко отшатывается, бормочет какие-то извинения и выскакивает из класса. Растрепавшиеся волосы туманным облаком окутывают его.


Сириус смотрит вслед семикурснику и обессиленно опускается на стул.

*******

Поцелуй Люциуса лишь усиливает чувства Сириуса. Он влюблен в Люциуса, и ясно, что семикурсник тоже любит его – иначе с чего бы ему вздумалось целоваться. Тринадцатилетний влюбленный мальчик не в состоянии понять всей логики Малфоя.


Но Люциус с того вечера, непонятно почему, избегает Сириуса. Сириусу удается несколько раз перехватить блондина в коридоре, но тот лишь бормочет извинения да поспешно убегает.


Но недели через две, почти в конце года, Сириус получает от Люциуса сову. На записке пометка «срочно», и в ней написано лишь:


Я так больше не могу. Нам нужно встретиться. Сегодня вечером, в то же время, в том же месте. Приходи, пожалуйста! Обещаю вести себя хорошо.

2005-05-01 в 19:37 

Violete Boudlere
молюсь за диких сердцем запертых в клетке
Последняя строчка особенно нравится Сириусу, по коже бегут мурашки, когда он перечитывает ее снова. Хотя он уверен, что куда больше ему понравится, если Люциус не сдержит своего обещания.


*******

К комнате они подходят одновременно. Люциус бросает на Сириуса взгляд и распахивает дверь. Сириус чувствует себя всесильным: приятно думать, что ты имеешь власть над этим красавцем, что можешь огорчить его или заставить умолять. Это льстит.

Не отрывая глаз от Люциуса, он подходит ближе, приподнимается на цыпочки и целует слизеринца.


Сириус теперь не кажется наивным – он кажется знающим, но этого тоже недостаточно. Люциусу хочется, чтобы с этих юных губ текла сама Тьма – тогда он добьется своей цели. Он углубляет поцелуй, скользнув языком в рот мальчика.


Сириус теряет всю свою браваду. Он робко обнимает Люциуса за талию, прижимается к нему. Пальцы Люциуса скользят по детски-гладкому, еще не тронутому щетиной лицу. Он стонет. Прерывает поцелуй и обводит пальцем контур губ мальчика.


- Ты еще слишком мал, - мягко говорит он. – Но придет день, и я возьму тебя, красивый мой, - он снова резко разворачивается и уходит.



Во время выпускного бала Люциуса Сириус наблюдает за ним со смешанным чувством самодовольства и грусти. Он целовал эти губы, губы, которые сейчас кривятся в усмешке, когда директор пожимает Люциусу руку. Он обнимал эту стройную талию. Сириус не понимает, что попался в умело расставленную ловушку.


Выпускники уходят праздновать в Хогсмид. На следующий день они уезжают. А Сириус получает еще одно письмо:


Не думай, что я забыл о тебе, красавчик. Но тебе нужно подрасти. Увидимся в пятую годовщину нашей встречи, там же и в то же время. До встречи.

Всегда твой.

Сириус складывает письмо, осторожно прячет его в карман мантии и выходит из комнаты, смахивая со щек злые слезы


*******

Прошло пять лет. Какое-то время Сириус отращивал волосы, но потом ему надоело, и он их обрезал. Теперь они создают на голове впечатление художественного беспорядка.

Он вообще не общается с семьей и не показывается на Гриммольд-Плейс. Люциус женился на Нарциссе, кузине Сириуса, но Сириуса это не беспокоит. Просто в копилку счетов, которые он может предъявить своей семье, добавился еще один. Его детская влюбленность в Люциуса пережила молчание, разлуку и взросление. Нельзя сказать, что он думает о Люциусе постоянно, но дату их встречи он помнит.



Джеймс поглощен своими обязанностями старосты. Ремус по-прежнему спокоен и невозмутим – исключение составляют лишь полнолуния, когда они в анимагическом облике бродят по окрестностям Хогвартса. Питер все такое же ничтожество, как и всегда. А Сириус ждет встречи с Люциусом.


Чем ближе назначенный день, тем больше он нервничает. А если Люциус не приедет? Если он больше не хочет Сириуса? У Сириуса уже было несколько любовников, но лишь для того, чтобы не осрамиться перед Люциусом.


В 8:50 он, одетый в обтягивающие черные брюки и белую рубашку навыпуск, стоит в середине класса и ждет. Ровно в девять открывается дверь и входит Люциус Малфой. Сириуса не интересует, каким образом тот попал в школу – Люциус всегда добивается желаемого.


На нем зеленая бархатная мантия – темно-зеленая, точно лесное дерево в полночь, волосы распущены, расчесаны на пробор и аккуратно лежат на плечах. Люциус выглядит совсем взрослым и мудрым. Настоящий Малфой.


Сириусу удается не показать своих чувств, потому что он сдерживает их изо всех сил. Люциус внимательно оглядывает юношу. Маленький мальчик вырос в красивого мужчину: прямой нос, темные глаза, обрамленные длинными ресницами и пухлые губы. Белая рубашка выгодно оттеняет смуглую кожу – слишком смуглую для отпрыска чистокровной магической семьи.

Люциусу приходится признаться себе, что он жаждет обладать этим телом.


- Люциус, - медленно, почти по слогам, произносит Сириус.


Люциус улыбается: этой уловке Сириус выучился у него.


- Ну, как ты тут? – осторожно осведомляется он, присаживаясь на один из пыльных стульев.


Сириус опускается на колени у его ног.

- Можно подумать, ты не знаешь. Ты сам прошел через это пять лет назад, - голос звучит настолько язвительно, что Люциус впечатлен.


Сердце Сириуса стучит как сумасшедшее, когда он поднимается на ноги и усаживается Люциусу на колени.


- Давай не будем болтать, - с этими словами Сириус склоняется ниже, запускает обе руки в волосы Люциуса и нежно прижимается к его губам. Люциус приоткрывает рот, их языки встречаются во рту Сириуса. Блондин с шипением выдыхает воздух, с силой проведя руками по ногам гриффиндорца.


- Черт, - выдыхает Сириус, еще сильнее вцепляясь в волосы Малфоя.


Это отрезвляет Люциуса. Ругательство маггловское – они и сами не раз так ругались в школе. Сириус внезапно кажется ему совсем мальчишкой.


Люциус вспоминает своего господина, лорда Волдеморта. Тот считает, что совращение Сириуса – блестящая мысль, что Сириус займет достойное место среди Пожирателей смерти. Судьба этого мальчика решилась в тот день, когда Люциус его поцеловал.


Он замирает. Удивленный Сириус тоже останавливается.


- Какой же ты еще мальчишка, - говорит Люциус почти неслышно.

- Я не мальчишка, - хмурится Сириус. - Мне уже восемнадцать, черт бы тебя побрал.

Ну вот, опять. Настоящее мальчишество, просто он еще не понимает этого.

- Да ты хоть знаешь, что станет с тобой после? – Люциус резко вскакивает, почти сбивая Сириуса с ног. – Ты ему нужен, и он получит тебя, - он принимает решение. – Еще пять лет, Сириус. А потом я разыщу тебя и возьму - и отдам своему господину.



И Люциус торопливо уходит, недоумевая, что же, черт побери, на него нашло.


*******

Сириус заканчивает школу. Теперь он знает, что из себя представляет Вольдеморт. От того, что Люциус, говоря об ублюдке, назвал его своим господином, ему становится противно. Но, как бы то ни было, Люциус сказал правду. Пять лет. Через пять лет Люциус вернется за ним, и Сириус понимает, что когда этот день настанет, он нигде не спрячется от Малфоя. Он не сможет ничего сказать – да и не будет ничего говорить, - чтобы остановить Малфоя, потому что его судьба – принадлежать Люциусу, и ничего больше не имеет значения.


Джеймс женится на своей зазнобе. Сириус – шафер, он улыбается и радостно хохочет, но все его мысли о другой свадьбе, на которой ему не довелось присутствовать. Вскоре после этого Ремус уезжает в долгое путешествие. Но Питер по-прежнему рядом. Вот уж кто не меняется: Питер никому не нужен, никому не интересен и не представляет никакой угрозы. Из-за этого Сириус и уговаривает Джеймса взять Хранителем Тайны именно Питера – он понимает, что через несколько лет все равно продаст душу Тьме. Зачем же тянуть за собой Джеймса?..


*******


2005-05-01 в 19:38 

Violete Boudlere
молюсь за диких сердцем запертых в клетке
Поэтому Сириус смеется, узнав о предательстве Питера. Смешно, что не Люциус подставил его, а Питер, жалкий крысеныш Питер. Смешно, что Темный Лорд пал, а Люциус арестован. Смешно, что в этом чувствуется некая симметрия, ирония, чувство полной завершенности – судьба преподала каждому свой урок, злодеи наказаны, рассказ окончен.


Спустя пять лет после их последней встречи Сириус думает о Люциусе. Тому удалось избежать наказания, а Сириус гниет в Азкабане. Сейчас эти мысли не принесут вреда, и Сириус представляет, как его руки – гладкие и смуглые, как когда-то, не такие бледные и иссохшие, как сейчас, - скользят по бледному телу Люциуса, как Люциус выполняет свое обещание и берет его тело и душу. И как потом они лежат рядом, и Люциус обнимает его, и их волосы переплетаются на подушке. Проходит еще пять лет – и он снова думает о Люциусе, превращается в черного пса, чтобы не терзать себя мыслями о том, «что было бы, если». Но ничего не выходит - перед глазами по-прежнему стоят и холеная бледная рука, и соблазнительное местечко, где шея переходит в плечо, и бархатистая кожа, и шелковистые волосы.


*******

Через пятнадцать лет после их последней встречи к Люциусу Малфою приходит гость. Люциус не удивлен: он ждал этого с той самой минуты, когда прочитал, что Сириус Блэк сбежал из Азкабана, лишь проверил, что в доме никого нет и поместье защищено охранными заклятьями. Сириус сумеет их распознать.


Как и следовало ожидать, ровно в девять дверь в покои Люциуса открывается, и внутрь входит человек с длинными иссиня-черными волосами и холодными глазами. Он ничем не напоминает того жизнерадостного самоуверенного ребенка, которого Люциус соблазнил двадцать пять лет назад. Этот новый Сириус нравится Люциусу намного больше. У его поцелуев вкус крови, ненависти, обмана, мрака. Его поцелуи – сама Тьма.

Сириус пристально разглядывает Люциуса, а тот отвечает ему спокойным взглядом. Малфой полностью потерял свой золотой отсвет. Теперь Сириусу кажется, что перед ним создание изо льда и серебра. И все.


И ему хочется сломать это создание, растопить его, сделать что угодно, лишь бы вернуть того Люциуса, которого он помнит по школе.


Сириус улыбается. Он подходит ближе к Малфою, хватает его за воротник и швыряет на пол, стараясь не обращать внимания на голосок внутри, твердящий: «Трахни его, трахни, трахни...». Он пытается доказать Люциусу, что свободен от всех желаний, всех потребностей, поэтому бьет со всей силы. Кулак врезается в лицо, чуть ниже скулы. Сириус наваливается на Малфоя всем телом и снова бьет, не понимая, что Люциус может читать его мысли, как открытую книгу, что Люциусу нравится насилие. Жестокость Сириуса для Люциуса лишь доказательство того, что мальчик наконец повзрослел. Нет, он никогда не примет сторону Темного Лорда, но это не означает, что силам Тьмы не удастся использовать его.


Поэтому Люциус не сопротивляется.

Через какое-то время Сириус оглядывает свою жертву. Огромный синяк на скуле и еще один - на шее; губы разбиты в кровь, но лицо спокойно и глаза равнодушны. И Сириус читает в этом безразличном взгляде, что Люциус точно знает, чего именно добивается Сириус.


Как красиво течет кровь с разбитых губ... Люциус что-то говорит, но Сириус не слышит его. И вдруг резкое движение – и он уже лежит на спине, а Люциус наваливается сверху, так, что не двинуться. От резкого движения снова начинает течь кровь. Капли медленно срываются с разбитых губ и текут по щеке Сириуса.


- Доволен? – негромко спрашивает Люциус


Сириус отворачивается и кивает. Медленно. Он понимает, что проиграл.

Люциус улыбается, разворачивает его к себе и целует. Нежно, лишь слегка прикоснувшись губами. Потом поцелуй становится жестче, грубее. Сириус чувствует вкус крови Люциуса. Руки свободны, и Сириус задирает рубашку Люциуса. Тело покрыто синяками, от ключиц и ниже. Сириус улыбается, скользя пальцами по этим следам их «беседы».



Ночь принадлежит им, и Сириус делает с Люциусом все то, о чем мечтал долгие годы в Азкабане. Кожа Люциуса точь-в-точь такая, какой он и представлял себе ее – сливочно-белая, нежная, упругая. Совершенство, изуродованное синяками и кровоподтеками. Сириус наслаждается, нежно водя руками по этому телу, и каждое прикосновение – жар и огонь. Люциус тихонько стонет.

Люциусу нравится целоваться. Он покрывает поцелуями шею Сириуса, выемки ключиц, спускается к груди, ласкает губами живот. Сириус отвечает громкими стонами – он не настолько сдержан, - и Люциусу приятны эти звуки. Они теряют счет своим оргазмам, но все равно им хочется большего. Сколько времени потеряно, сколько они могли бы сделать, и это чувство заставляет их снова и снова прижиматься друг к другу, и любить, любить – жадно, бесконечно...


Они засыпают прямо на полу, обнаженные, тесно прижавшись друг к другу.


Утром Люциус просыпается первым. Поднявшись и тщательно одевшись – и не страшно, что от рубашки остались одни лохмотья, - он долго смотрит на спящего Сириуса. Потом шепчет «прощай» и выходит из комнаты.


Сириус открывает глаза чуть позже. Он внимательно оглядывает комнату и покидает Малфой-мэнор тем же путем, каким и пришел.


*******

Они встречаются еще раз, последний, во время схватки в Отделе Тайн. Сириус ловит взгляд Люциуса. Они даже сражаются, недолго, прежде чем разойтись и поспешить на помощь своим соратникам. А потом Люциус видит, как кузина Сириуса запускает в того проклятьем. Красный луч попадает прямо в грудь, и Сириус замирает, а потом медленно исчезает за Завесой.


Отчаянный вопль Гарри Поттера, бросившегося за своим крестным, заглушает тихий, потрясенный вскрик Люциуса. Невероятно, но в эту секунду Люциус ощущает странное чувство единения со своим врагом. Никто ничего не заметил – Люциус слишком хорошо умеет скрывать свои эмоции, - но сам он не понимает, что с ним происходит. А бой продолжается, и соратники Дамблдора одерживают верх над Пожирателями Смерти.


Люциус не сопротивляется, когда авроры подходят к нему. Участь его предрешена: пожизненное заключение в Азкабане. Но его это не беспокоит. Тут своего рода симметрия. Он знает, что Сириус оценил бы эту иронию судьбы.

Конец.


2005-05-01 в 19:49 

Ух ты! Не мой пейринг, но очень понравилось. Замечательная история и перевод очень хороший. Спасибо :)

2005-05-01 в 20:02 

Violete Boudlere
молюсь за диких сердцем запертых в клетке
Мильва
рада очень. ;-)

Не мой пейринг
и не мой, ну не вижу я Люциуса в пассиве.

2005-05-01 в 20:20 

Селия
Не важно, сколько человек ты убил. Важно, как ты обращаешься с теми, кто еще жив.(с)
Violete Boudlere
Мне понравилось. Хороший фик.
Я этих персонажей именно так и вижу:)

2005-05-01 в 20:25 

Violete Boudlere
молюсь за диких сердцем запертых в клетке
Селия
спасибо большое. Очень рада, что вам понравилось. :kiss:

2005-05-01 в 20:28 

принцесса Лангвидер
Violete Boudlere
мне всегда казалось эта пара интересной. Хороший фик, отличный перевод. Верится;)

2005-05-02 в 03:40 

Мазохист
Хороший перевод, и интересная история. Финал понравился особо)) Ирония судьбы. Весьма драматичный штрих.

2005-05-02 в 15:14 

Revolution will continiue after pub
Violete Boudlere
Сильно. Последние два предложения словно отражают в себе смысл фанфика.
Обожаю, когда отношения между героями описываются ТАК.
Люциуся я тоже, если честно, боттомом не воспринимаю. Но если в постели он тут боттом, то в отношениях он - яноый топ. ИМХО.
Спасибо переводчику за это чудо.:)

2005-05-02 в 21:20 

Violete Boudlere
молюсь за диких сердцем запертых в клетке
Kawaii Shu
Но если в постели он тут боттом, то в отношениях он - яноый топ. ИМХО

бесспорно!

Лая
спасибо

Люциус Малфой
спасибо. Кстати ТОТ перевод скоро будет :-D

2005-05-22 в 11:20 

О, какая потрясающая история! Некмного отстраненное повествование, но все равно - очень понравилось!

2005-05-22 в 18:06 

Violete Boudlere
молюсь за диких сердцем запертых в клетке
Полное_затмение спасибо ;-)

2005-05-27 в 17:00 

Shackleford, Rusty Shackleford
Сириус заламывает бровь (прямо как шапку). Семикурсник, обещающий вести себя хорошо – это уже AU, в любом случае. Но такой Люци – мой любимый. Мне кажется, что он тут в подтексте все же способен любить, и что он сам попался в ту ловушку, расставленную для тринадцатилетнего мальчика.

2005-07-20 в 01:33 

Randolf
Violete Boudlere
Очень понравилось. Кроме прочего и тем, что идеально вписывается в канон...

   

BottomMalfoyFest

главная