Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:48 

раз

таки я не выдержала. таки это надо писать. прошу помощи: отпинайте меня по ошибкам, плз...

усе нахрен переделано. ну, почти усе...

ЗЫ: по мере написания буду выкладывать остальное в комменты. выкладывать по-немогу, чтобы если кто захочет сказать свое веское "КУ", я успела переписать. :)
запись создана: 11.09.2007 в 22:06

URL
Комментарии
2007-09-12 в 10:00 

- И где же ты себе пропитание берёшь? – когда было необходимо, Владимир отожествлял собой саму любезность.
- Ну как где…морги, разборки вон бандитские намечаются – мож и прибьют кого. Успею утащить – на неделю хватит.
- Понятно.
Я только заметила, что уже пять минут рассматриваю непотребные картинки, и перешла к другой стене. Ну, кто мы, в конце концов, чтобы упрекать существо за то, что оно живёт как может? Не по своей же воле…Мне стало надоедать общество сиплого живого трупа. Ясно же, что особой помощи ждать от него не приходится…
Вова был иного мнения.
- Скажи, а ты не знаешь, чьё бы это могло быть? – спросил он, доставая из кармана недавно найденный патрон.
- Хм…большой, 12.7мм. Серебряный. Знаю. Такими Петренко обычно пользуется, может и его вещичка.
- Петренко? А с чем он ходит? Ну, из оружия? Только большой калибр использует или пистолеты тоже?
Дима, похоже, даже опешил от того, с каким напором на него насел Володя.
- Так вроде да, вроде эти… Револьверы, что ли…, - он опасливо отодвинулся от человека.
- Револьверы? Не Colt случаем? – Вова, похоже, даже не заметил реакции зомби.
- Аа…а, ну да, они и есть. Хотя не уверен, я ж не специалист, - Дима спешно поднялся и ретировался куда-то в темный угол.
- Colt, говоришь, - протянул Вова, обдумывая ему одному понятную мысль.
- Слышь, - бросил он в след мертвяку, - а где его найти-то можно?
- Кого? Петренко? – удивленная рожа зомби высунулась из-за угла.
- Восьмой люк по Белинского от Башни смерти. Только не советую вам туда соваться.
Дима решил покинуть своё укрытие и вышел в залу.
- Почему?
- Так это… Он же совсем без башни. Сожрёт и не заметит. Известен в городе хорошо. Повезло ему, восстал почти сразу, так что по нему и не скажешь, пока не приглядишься. Он этим пользуется, в киллеры подался. Хотя зачем зомби деньги? Разве что в прямом смысле лопатой грести. – Дима хмыкнул.
- Нервный он очень. Чуть что – сразу драться. Но дело ваше, - подытожил зомби, оглядывая нашу компанию. – Собираетесь - так идите. А я …О! Заначка! - он нырнул куда-то в темень и смачно захрустел.
Ян скривился. Дианку передернуло. Я попыталась абстрагироваться от доносившихся звуков, но получалось плохо.
- Спасибо! – махнул рукой Вова и начал подниматься по лестнице. В ответ из угла раздалось мычание вперемешку с чавканьем.
Не дожидаясь особого приглашения, мы рванули за Володей.

С выходом на улицу немного полегчало. По-прежнему хотелось есть, но ощущение притупилось. Видимо, не так страшен этот «голод», как его сценаристы рисуют…
Дианка и Ян выглядели мрачнее тучи. Вова, очевидно, что-то задумал, так как с решимостью оглядывался.
Некоторое время все молчали, пока Дианин вопрос не нарушил тишину.
- Вова, я понимаю, то, что произошло восемь лет назад – твое дело. Но сейчас мы все в этом замешаны. Может быть, ты уже расскажешь, что случилось? И что, собственно, мы пытаемся исправить?
Владимир помолчал, собираясь с мыслями. Потом рассказал следующее:
- Ровно за месяц до даты, в которой мы ныне находимся, я познакомился с Женей. Все было замечательно, Женя – прекрасная девушка, мы быстро нашли общий язык. Дело шло к свадьбе. На «завтра» был назначен поход в магазин за платьем, – он отвернулся и замолчал. Никто не решился торопить Володю с рассказом.
- Так вот. «Завтра» мы собирались в магазин. Я не знаю до сих пор, кто это был, зачем он это сделал, но… В меня стреляли. Да. Стреляли в меня, а попали в нее… Вот так все просто… я не успел. Не смог ее защитить…
Рассказывая, Владимир будто заново переживал события восьмилетней давности. Как ни странно, я ни разу не видела его плачущим, истерикующим или как это у мужчин бывает? Практически всегда спокойный даже в критических ситуациях, всегда знающий что делать он выглядел много старше своего возраста. Рядом с ним мне было спокойнее. И кто бы мог подумать, что он носит в себе такой груз?
Мне внезапно стало стыдно за те вспышки ревности, когда Володя проводил время с Женей. Ну да, Вова мне нравился. Или я просто привыкла к мужскому вниманию и не хотела мириться с тем, что в моем присутствии это внимание достается кому-то другому.
Так, что-то я не вовремя самокопанием занялась.
Молчание все еще давлело над нашей компанией. Надо как-то разряжать обстановку.
- Итак, наша задача предотвратить происшествие, так? – вопросила я бодрым, внезапно охрипшим голосом.
«Проклятье! Неужто тело может так быстро разлагаться??»
Дианка посмотрела на меня как на дуру. Ну почему она всегда на меня так смотрит???
Подошла к Вове и положила руку ему на плечо:
- Не грузись. Мы справимся.
- Да я не гружусь. – Вова печально улыбнулся.
- Давно уже не гружусь…

- Значит, так. Вон мои окна. Скоро я…мы…они пойдут спать. Я проберусь в квартиру и пообщаюсь…хм…с собой…
- Думаешь, ты… он станет тебя слушать? – Диана участливо посмотрела на Вову.
- Станет. Придумаю что-нибудь. Зная себя в то время, он не поверит, если я расскажу правду. Я тогда вообще ни в какую чертовщину не верил.
- Может, ему нас показать? – отозвалась я.
- Нет. Ничего хорошего не выйдет. Я не знаю, как сочетаются зомби с крупным калибром. А стрелять он будет, если вас увидит, это факт.
- Ладно, тогда ждем.
Ждать пришлось недолго. Примерно через полчаса в кухне погас свет. А потом и в комнате.
- Ну, все, я пошел.
Володя проверил пистолет в кобуре. Интересно, а он сможет выстрелить сам в себя, если придется? Наверно, нет. Нет, точно нет!
Пока я размышляла, Вова скрылся в подъезде.
Три грустных зомби опять остались в одиночестве в ночной подворотне.
Владимира долго не было. Мы успели потрепаться ни о чем, походить кругами у подъезда, прислушиваясь к происходящему в доме. Проводить голодным взглядом случайного прохожего, неверной траекторией пересекавшего двор. Снова походить кругами пока, наконец, Володя не показался в дверях подъезда.
- Ну что, как прошло? Что ты сказал? – набросились мы на него.
- Да ничего особенного. Представился сотрудником спец. служб и одновременно его безвременно утерянным братом. В доказательство привел несколько фактов из моей биографии, которые известны только мне. И попросил никуда завтра не ходить. Предупредил, что его попытаются убить.
- И как? Ты думаешь, он…ты… кхм, короче, он поверил?
- Не знаю, - Вова вдохнул, - я сам не знаю. Теперешний я бы поверил. А тогда… Надеюсь, что да. Я старался быть очень убедительным.
Повисло молчание.
- Так что, - нетерпеливо спросила я, - получается, дело сделано?
- Ну не так быстро! – Володя хотел по привычке погладить меня по голове, но, натолкнувшись на голодный взгляд, передумал.
- Думаю, надо дождаться вечера и проконтролировать ситуацию. То есть, мы с вами пойдем в этот несчастный магазин и проследим, чтобы ничего не случилось! – оптимистично закончил он.
- Ага, - подытожила Диана, после того, как мы все скептически оглядели друг друга.
- Вот прямо так и пойдем, все такие красивые. А что? Не, ну, неужели у зомби не может быть свадьбы? Сделаем вид, что пришли за нарядами, точно!
- Конечно же нет! Мы загриммируемся! – Вова наставительно поднял палец.
Однако, идея все-таки не вызывала оптимизма, о чем я не преминула сообщить.
- Понимаешь, в чем дело, - Володя растеряно на меня посмотрел. – Мне почему-то кажется, что если бы мои действия возымели успех, то нас бы уже всех вернуло обратно. Видимо, нужно сделать что-то еще…
Видимо, как бы не хотелось, но придется тащиться в этот магазин и играть роль нянек Вове-тогдашнему и его девушке.
- Хорошо, - расстроено согласилась я, выражая общее мнение. – А где мы будем грммироваться? И где вообще досидим до этого времени?
Оказалось, и об этом Вова уже успел подумать.
- Значит, так. Машину оставим здесь. Тут недалеко есть консп… квартира моего знакомого. Он почти всегда в разъездах, так что там, скорее всего, никого нет. В ней и переночуем, и приведем себя в порядок.
Я насмешливо разглядывала нашего «предводителя». «Забавненько. Мы уже и в прошлое Вовино попали, и в голову его больную, а он все скрытничает…Про каждого из нас известно в два…нет, в три раза больше, чем про него. И вместе с тем каждый из нас ему доверяет. Все признали его право принимать важные решения. Может, потому что он этим правом не злоупотребляет? И не лезет в душу? Странный. Все равно странный…», размышляла я, разглядывая по ходу продвижения его спину.

URL
2007-09-12 в 10:00 

Идти пришлось минут тридцать. Наконец, проплутав дворами, Вова привел нас к старенькой пятиэтажке, быстро сбегал проверить, не сидит ли кто в подъезде, абы не напугать нашим видом обывателей, и проводил всю компанию в небольшую двухкомнатную квартиру на третьем этаже.
Квартира оказалась без излишеств: минимум мебели, старенькие паласы на полу, все было просто и чисто, настолько чисто, что невозможно было понять, живет ли здесь кто-нибудь вообще. Однако в шкафу обнаружилось несколько комплектов одежды, как мужской, так и женской, которые наша компания, с разрешения Владимира, принялась разбирать и примерять. Домашняя обстановка вкупе с отсутствием необходимости прятаться от посторонних глаз действовала расслабляюще. Мы обсуждали, как лучше загримироваться, а заодно пытались шутить по поводу зомбийских свадеб, строили планы действий на случай, если Вова-тогдашний не послушается Вову-сегодняшнего и таки пойдет в этот злополучный магазин.
Сам Владимир тем временем согрел чайник и уселся пить чай в одиночку, резонно полагая, что остальные в своем нынешнем состоянии, от горячего напитка откажутся.
Наконец все угомонились, расселись кто куда, и в комнате повисло молчание. Желание разговаривать ни у кого не возникало. Не знаю, о чем там думали остальные, но мне в голову лезли абсолютно пессимистические мысли, озвучивать которые не хотелось, а прогнать - сил не было. Что-то было не так, но ощущения никак не складывались в оформленные фразы, а пугать народ мне не хотелось.
Дианка в очередной раз перебирала и пристраивала свои метательные ножи, Ян просто сидел и отрешенно наблюдал, как она то вынимает их, то прячет. Володя пил уже шестую кружку чая.
Наконец мне надоела давящая тишина:
- Народ, а народ. Давайте спать? – робко предложила я, хотя сна не было, как говорится, ни в одном глазу. Все повернулись на мои слова, так что я даже пожалела, что подала голос.
- Правильно, - Вова кивнул. – Давайте спать. Завтра… вернее, уже сегодня неизвестно что будет. Нам надо быть в форме. Вы как?
- Угу, - буркнула Диана, пряча последний нож.
- Я не против, - пожал плечами Ян.
«Похоже, Дианке с Яном хочется спать примерно так же как и мне», - подумала я, вставая с кресла.
Спальных мест в квартире обнаружилось ровно два. По одной койке в каждой комнате. Я было предложила лечь по двое, но Ян как-то странно посмотрел на Вову и сказал, что ему не привыкать спать на полу. А в нынешнем состоянии даже подушка с одеялом не нужна. «Наверно, боится не сдержаться во сне и откусить кусочек от Вовы…маленький такой кусочек…чуть-чуть. Так, все!» - я непроизвольно всхлипнула, резко развернулась и ушла в другую комнату, чтобы не поддаваться вновь появившемуся чувству голода. Вслед за мной в комнату заскочила Дианка, глаза у нее были дикие. Она опередила меня, бухнувшись на кровать и уткнувшись носом в стенку. Через некоторое время появился Ян.
- Девочки, вы не против, если я у вас посплю? - жалобно и как-то растеряно протянул он.
Мы дружно помотали головами.
Через несколько минут все устроились и, как ни странно, заснули…

Мне снился сон. Странный сон, что солнце встало. В самом этом факте, конечно, нет ничего странного. Странно то, как это произошло во сне. Как в фильме про природу, на ускоренной съемке. Большой желтый шар резво выпрыгнул из-за горизонта, разгоняя редкие облака. Небо вмиг посветлело, будто осветитель включил лампы, и они постепенно, но довольно скоро набрали силу, окрашивая кулисы небес сначала оранжевым, потом желтым, и, наконец, пронзительно голубым.
Город. Сначала утренний, с редкими прохожими и машинам, затем дневной, заполненный суетой, движением, в котором невозможно вычленить кого-то конкретного, все так быстро, так бессвязно, и вместе с тем несется одним потоком по руслу улиц. Я хаотично прыгаю взглядом с машины на машину, с человека на человека, безрезультатно пытаясь зацепиться, уловить что-то, что важно, очень важно! Тщетно. Никто меня не видит, никто не понимает, насколько необходимо мне зацепиться, удержаться в этом потоке, и я продолжаю парить над ним, не прекращая попыток нырнуть и ухватиться. Удержаться. Приобщиться.
Вот оно! Наконец! Я ловлю взглядом небольшую крепкую машину, она не отталкивает, а как будто зовет за собой. И мне просто, очень просто за нее уцепиться. Я радуюсь. Радуюсь до тех пор, пока автомобиль не подъезжает к магазину, пока я не вижу, кто из него выходит. Вова. И Евгения. Он не послушался, он приехал! Идиот!
Пара идет внутрь. Владимир поддерживает девушку за локоть. Она легко и беззаботно опирается на его руку. Она радостна, она в предвкушении события, которое сделает ее счастливой на всю жизнь. Черт, я завидую, резкий болезненный укол ревности. Нет. Не правильно. Стыд. Будь у меня лицо в тот момент, я бы покраснела, а так я продолжаю парить над ними, не в силах ни отвернуться, ни продолжить поиск.
Мы входим в магазин. Володя, тот Володя, очень нервничает, напряжен, но старается не подавать виду, чтобы не испугать свою девушку. Он улыбается ей. Так улыбается…Черт. Нет, не ревновать! Я не имею права.
Вот они проходят между длинных рядов платьев: прекрасных, белых, воздушных. Вот к ним подходит продавщица. «Какое желаете? С перчатками? Открытое? Закрытое?» Вот Женя уходит в примерочную, а за ней несут два приглянувшихся платья. Вова же, оставшись один, быстро оглядывает зал, незаметно заглядывает в другие примерочные, улыбается продавщице, о чем-то с ней говорит. Женщина уходит и через некоторое время приносит перчатки, сумочку, шубку, диадему и много чего еще. Нда, Вова, ты никогда не был стеснен в средствах…
Тем временем Женя уже примерила платье, но Вову не приглашает смотреть, она зовет продавщицу. Две женщины о чем-то шепчутся, смеются… Владимир в это время вновь напряженно оглядывает зал, смотрит на часы, изучающе вглядывается каждого входящего человека.
Вот Женя закончила, она выбрала платье и выпархивает из примерочной, по другому не скажешь. Она обнимает Вову, смотрит ему в глаза. Он кивает. Женя расцветает улыбкой, хотя куда уж больше, она и так улыбается все это время.
Взяв будущую жену под руку, Володя ведет ее к кассе показать все покупки, которые подготовила продавщица. Путь туда проходит мимо входа.
Когда счастливая пара оказывается прямо напротив, в проеме появляется человек. Я не вижу его лица. Я догадываюсь, кто это и что произойдет, но никак не могу увидеть его лица. Я пытаюсь крикнуть и обнаруживаю, что у меня нет губ, нет рта, и вообще меня нет, кроме глаз моих. И потому я могу только смотреть, как уловив движение краем глаза, поворачивается к входящему Вова, как увидев, что тот достает руку из-за пазухи, резко толкает Женю и сам пытается встать на траекторию. Как искажается его лицо, когда он понимает, что не успевает, и пуля, толстая серебряная пуля, пробивает падающей девушке грудь.
Тьма заливает мне глаза.
Я просыпаюсь.

URL
2007-09-12 в 11:20 

Она так и не хочет отпускать меня, эта тьма. Раскрасила мир в грязные, черно-серые тона, наполнила слух шипящими и скрежещущими звуками, вколотила в нос тошнотворный запах гниющей плоти и поселила в желудке ноющее, тягучее чувство голода. Я стояла, покачиваясь, с трудом вглядывалась в смутно знакомые силуэты домов, деревьев в палисаднике. Шум в ушах стихал, но взгляд не прояснялся.
- Умрешь - начнешь опять сначала,
и повторится все как встарь:
ночь, ледяная рябь канала,
аптека, улица, фонарь...
Я вздрогнула от смутно знакомого голоса, медленно и обреченно выводящего стихотворные строки, и обернулась. Дианка, Ян, Вова... Мы так же, как в прошлую - а действительно ли прошлую? - ночь, стояли во дворе неизвестного дома вчетвером. Три зомби и человек. Очень страшный человек.
Владимир был мрачен. На побледневшем лице вокруг глаз проступили темные круги, скулы очертились, плотно сжатые губы превратились в тонкую бледную полоску. Он стоял неестественно прямо, закрыв глаза и сжав кулаки. Он все еще был там, все еще пытался допрыгнуть, заслонить. Не соглашался, не мог принять происшедшее, пытался изменить. И наверняка клял себя за ту беспомощность наблюдателя, которой будто в насмешку одарила его судьба. Второй раз пережить самый кошмарный день своей жизни, такого некому не пожелаешь. И хотелось помочь ему, сказать что-то, но... Не было таких слов...
Поэтому мы стояли и молчали. Обалдевше-растерянный Ян, мрачная Дианка и откровенно напуганная я.
Внезапно Володя сорвался с места и рванул куда-то в подворотню, откуда слышалось тарахтение машинного мотора.
- Вовка! - всхлипнула я и дернулась было за ним, но Ян меня удержал.
Вова скрылся за углом дома. Мы остались в тишине ночного двора. Меня била дрожь от обиды за друга, в глазах щипало. Уткнувшись в грудь Яна, я не сдержалась и начала всхлипывать. Музыкант молча обнимал меня за плечи.
Минуты через три Володя вернулся.
- Значит, так, - начал он как ни в чем не бывало, - План мероприятий на нынешнюю ночь: добраться до Петренко и по-дружески с ним пообщаться.
Я с подозрением уставилась на Вову, шмыгая носом. Вот это выдержка. Он уже пришел в себя, хмурый, но вполне живой, стоял, подкидывая на руке серебряный патрон, который, как мы уже знали, обронил Петренко, садясь в машину, и решительно смотрел на нас.
- Ну чего вы, ребята? Это же все не взаправду! - Вова смотрел на нас, как на маленьких. - Это как игра. Страшная, но все-таки игра.
- Эээ..., - протянула я.
- Ну, надо так надо, - перебила меня Диана. - Поехали, что ли?
Мы целенаправленно двинулись к старенькому "Запорожцу". Забавно. Прости, машинка, но нам надо тебя угнать. Второй раз. Хотя первого ты не помнишь...
По дороге мы так же подвезли зомби Диму, мило с ним поболтали и высадили у Вовиного дома. В гости на этот раз решили не идти. Зачем, если все, что он может нам рассказать, мы и так знаем?
Владимир постоял некоторое время во дворе, нарочито не смотря на окна своей квартиры, потом сел в машину, завел мотор и вывел колымагу на проезжую часть.
Некоторое время ехали молча. Игра это, или не игра, но свое действие она оказывала. Настроение было подавленное.
- А зачем мы, собственно, ищем этого Петренко, - размышления никогда не были моей сильной стороной, а ехать в тишине, нарушаемой лишь тарахтением машины, не хотелось.
- А. Ну, я совсем забыл сказать, - Вова порой говорил так, что не было понятно, действительно ли он забыл или понадеялся, что не спросят.
- В меня стреляли серебряной пулей. Похожей на ту, что потерял наш киллер-зомби. Вот я и хочу его спросить…
-… не он ли это был? – не то с сочувствием, не то с тоской закончила Диана.
- Нет, что ты! - порой даже с Дианкой Вова разговаривал как с ребенком.
- Просто поинтересоваться, не знает ли он, чье это может быть.
На дорогу до нужного «адреса» по улицам ночного города ушло не так много времени. Радостно отсчитав собственными колесами семь канализационных люков от Башни Смерти (прим. - официально: здание МВД г. Перми), «Запорожец» остановился у восьмого. Наша дружная компания вылезла, разминая затекшие конечности. Прохожих не наблюдалось, а от внимания редких водителей нас скрывали машина и отсутствие ламп на ближайших фонарях.
Владимир, первый покинувший автомобиль, с сомнением рассматривал не плотно, но аккуратно пригнанную крышку канализационного люка.
- А ну-ка дай-ка я, - заметив его замешательство, Ян подошел поближе. Предвкушая развлечение, он поплевал на ладони, покрепче ухватился за выступы на крышке и с небольшим усилием поднял ее над землей. Я в это время оглядывалась по сторонам. Повернувшись же, возымела удовольствие лицезреть «светящегося» радостной улыбкой зомби с крышкой от канализационного люка в руках. Да, зрелище не для слабонервных.
А Ян уже вошел во вкус. Уперев край в асфальт, он пытался согнуть многострадальную крышку на манер помятой пивной пробки. Жертва подрагивала, но поддавалась. Все терпеливо дожидались окончания эпопеи. Ну правильно, ведь после этого можно с чистой совестью рассказывать, что голыми руками крышки от канализационных люков гнул!
Терпеливо дождавшись, пока юноша закончит развлекаться, наша копания полезла в темную «железную нору». Я в первый раз была в подобном месте. Раньше как-то не возникало ни желания, ни необходимости прогуливаться по канализации. Как ни странно, запах не валил с ног и даже не заставлял морщить нос. Хотя, скорее всего, это не показатель чистоты подземных систем нашего города, а последствия неживого состояния моего тела.
Само по себе место было грязным, слегка мокрым и наводящим уныние. Кучи мусора, камни, палки, осколки стекла, арматура – и как здесь техники работают?
Сначала Владимир пытался идти бесшумно, однако недостаток освещения не способствовал подобному действу. Пару раз оступившись и прогремев куском железа, попавшим под ноги, Вова бросил бесполезное занятие и сосредоточился на безопасном перемещении.

URL
2007-09-18 в 11:48 

Седовласка
Некоторое время компания топала в полном молчании. Возможно, действовала на нервы обстановка, возможно, предстоящее общение с «неживым убийцей».
«Ну, окажется, что это он стрелял в Вовку, ну и что?», - думала я, привычно следуя за широкой спиной Яна. «Вовка драться полезет, скорее всего. Все остальные тоже ввяжутся. Только чем этот труп колупать?». Я вытянула голову, пытаясь рассмотреть наличествующий у пробирающегося впереди Вовы арсенал. На вскидку оказывалось немного: пара пистолетов… и вроде все. «У меня – ничего. У Дианки ее любимые метательные ножики, скорее всего. Хотя, стоп. У меня же был ремень, стилизованный под патронташ, куда мы собственноручно затолкали патроны с гремучей ртутью.» Я хлопнула себя по бедрам, где должен был болтаться убийственный аксессуар. Ничего. Значит, у остальных, скорее всего, с вооружением не лучше. Итого: два пистолета на всю компанию. Негусто, даже если учитывать, что в бою с человеком зомби имеет преимущество по силе. Особенно, если это учитывать. Вова-то так и остался Homo Sapiens. Неприятно.
Мои мрачные рассуждения прервало тихое шипение Владимира. Он остановился и знаками просил нас не шуметь. Привычная быстро реагировать, наша компания мгновенно замерла. Впереди слышалось хлюпанье, перемежающееся с шарканьем. Кто-то приближался, и это был не человек.
Вова достал пистолет, приготовившись встречать мертвяка. Диана запустила руку за пазуху, где находились ее метательные ножики, да так и застыла. Остальные прильнули к стенам.
Приближающийся не торопился. Размеренные хлюпы с пошаркиванием в гулкой тишине канализационного подземелья потихоньку начинали действовать на нервы. Я устала стоять. Хотела было опереться о стену, но слой зеленоватой слизи на оной заставил меня переменить решение. И, конечно же, пока я рассматривала стену, успела проморгать момент появления.
Вывалившийся из-за поворота зомби выглядел куда хуже нашей компании. Можно сказать, классически: землистый цвет не полностью сохранившегося лица, ошметки кожи, перемешавшиеся с остатками одежды, одна нога практически не функционировала, так что существо передвигалось с заметным усилием.
Увидев нас, мертвяк остановился. Владимир освещал его своим фонарем, так что все в полной мере могли насладиться живописным внешностью неупокоенного. Потратив пару минут на размышления, я решила, что когда-то это был мужчина.
Первым нарушил молчание зомби.
-Привет! – просипел он, осклабился и как-то странно хрюкнул.
-Пожрать ниче не найдется?
Мы переглянулись. Диана вынула руку из-за пазухи, Вова опустил пистолет, но убирать не торопился.
-Нет.
Снова повисло молчание. Зомби не-то решал, что еще сказать, не-то просто подтормаживал.
-Ааа..,- наконец протянул он, разочаровано оглядывая нашу компанию. При этом Владимир удостоился внимания меньше всех.
- Ну, я пойду..- сказал мертвяк и остался на месте.
- Погодь, - сказал Вова. – Где тут Петренко, не знаешь?
- Эээ.., - зомби еще больше скис. – Да знаю. Вам прямо и два поворота направо. Там и будет.
Собравшись с силами, мертвяк все-таки тронулся с места. Мы посторонились.
- Поставщик, значит, - просипел он, ковыляя мимо нас и упорно разглядывая захламленный пол.
- Поставщик? Какой поставщик? – спросил вдогонку Владимир.
- А! – не ответил зомби, разочаровано махнув рукой и расплескав грязь под ногами отвалившимся от нее куском плоти.
Меня накрыло. Я уткнулась в плечо Яна, впившись зубами в его куртку и сдерживая рвотные позывы. Ян сочувствующе погладил меня по макушке.
- Ничего, держись, Женька.
Все дружно вздохнули и продолжили путь.

URL
2007-10-15 в 14:46 

в обчем, остальное будет выкладываться по мере в Самиздате.
zhurnal.lib.ru/i/inga/

URL
2007-10-16 в 01:36 

Ариотелиа
Ждем-с! :)

2007-10-18 в 11:50 

Седовласка
глючный журнал какашка...

продолжение, типа:

Мертвяк не обманул. За «прямо и два раза направо» мы действительно нашли Петренко. Вернее, он нас нашел.
- Стоять! – раздалось откуда-то сверху, когда наша компания со всей предосторожностью ввиду близкого логова киллера, кралась по туннелю. Я с трудом сдержалась, чтоб не завизжать. Все замерли. Над головами что-то прошуршало, и перед Вовой спрыгнул высокий человек. Петренко (скорее всего, это был он) носил длинный кожаный плащ и шляпу в лучших традициях киношных борцов с нечистью.
- Ты пистолетик-то спрячь, - усмехнулся он Вове и продемонстрировал пару здоровых кольтов. Владимир как-то нехорошо на них покосился, но свое оружие убрал.
За спиной у наемного убийцы стали появляться тени других зомби, пробирающихся кто обычным способом, кто по стенам, кто по потолку. Всего около пяти штук.
Мне, почему-то, сильно-сильно захотелось куда-нибудь спрятаться.
Вова собрался что-то сказать, но киллер остановил его взмахом руки.
- И сколько ты за них хочешь?
- Чего? – не понял Владимир.
- Ну не знаю чего! Есть деревянные, есть баксы. Еще чего-нибудь нарыть можно, откуда я знаю, чего тебе надо? – Петренко явно забавлял разговор.
- Эээ… - Вова покосился на нас. – Вообще-то они не продаются. Мы, собственно, немного по другому вопросу.
- Ах, по другому, - зомби разочаровано оглядел нашу компанию.
- А я-то уже понадеялся, что ты мне пропитание приволок. Ну да ладно, я сегодня сытый, а потому немного добрый. По какому такому вопросу?
- Может, для начала выйдешь на свет? Хотелось бы удостовериться, что я говорю именно с тем, кого искал. А то ты нас видишь, мы тебя – нет. Согласись, не хорошо получается?
Ох, и наглый Владимир иногда, аж жуть берет. Особенно, в присутствии чувствующего себя как дома зомби-киллера. В прочем, он так и так дома. А мы-то в гостях. А вот как обидится?
Петренко не обиделся. Звучно гоготнув, сделал пол-шага вперед и оказался на самом краю круга слабого света от фонаря.
Вова вперился в него взглядом. Потом еле слышно выдохнул.
- Ну? – зомби всем своим видом показывал, что играть ему скоро надоест.
- Ты, случаем, ничего не потерял? - не стал ходить вокруг да около Владимир.
Петренко напрягся.
- Может, и потерял. А ты что-то нашел?
- Нашел, - кивнул Вова. Медленно, чтобы не раздражать нервного убийцу, Владимир забрался рукой во внутренний карман куртки и выудил патрон.
- Так-так, - нахмурился Петренко, разглядывая поблескивающий в свете фонаря цилиндрик.
- Значит, вот кто у меня казенное имущество тырит.
Мы и охнуть не успели, как зомби-киллер взял нас на мушку.
- Зря ты так, - сказал Володя, ничуть не смутившись под двумя дулами крупного калибра.
- Если б это мы, как ты выразился, «тырили», то уж приходить к тебе в гости не стали бы, не так ли?
- Может и так. И откуда, в таком случае, у тебя эта игрушка?
- Ну, если ты вспомнишь, то недале, как два-три часа назад ты был в Свердловском районе, где при посадке в машину у тебя и выпала, как ты сказал, «эта игрушка». Непорядочек.
- Хм. Стойте и не двигайтесь. – зомби сделал шаг назад и исчез во тьме канализационной шахты.
Я поймала себя на мысли, что ничуть не волнуюсь о том, что произойдет дальше. Нас всех скопом, и меня в том числе, столько раз пытались разными способами ранить, убить, просто устранить, что мое терпение, похоже, лопнуло, забрызгав и погребя под собой способность нервничать по пустякам. Ну, или не совсем по пустякам. Ну не стреляют же пока, чего напрягаться…
Из темноты что-то тихонько позвякивало. Затем в круг света снова шагнул Петренко.
- Ну что ж, похоже, ты прав. У меня действительно не хватает одного патрона. И именно из той обоймы, которая была сегодня с собой. Все же, я не совсем понял, зачем вы сюда приперлись? Просто патрончик отдать? – зомби растекся в едкой ухмылке.
- А как же! – вдохновенно начал Вова.
- Да будет тебе известно, наша группа – Хранители Равновесия! Мы следим, чтобы ничего не нарушало положенного течения вещей. А твой патрон могли найти обыватели, что не есть гуд! И тогда …
Ой, я кажется, упустила смысл сказанного. Чьего положения, какие Хранители?!? В замешательстве покосилась на Диану, стоящую у меня за спиной. Девушка плющилась и изо всех сил давила смех. Спина Яна, стоящего передо мной, тоже подозрительно подрагивала. Так. Я так и знала, что изо всей компании только я могу заниматься чем-то серьезно. Ну, еще Вова, конечно, этого не отнять. Бросив презрительный взгляд на Дианку, я придала своему лицу самое умное и загадочное выражение, которое смогла представить, чуть склонила голову и исподлобья уставилась на общающихся Вову и Петренко (я видела, так обычно делают плохие-хорошие герои в фильмах). Вовино лицо все больше и больше приобретало одухотворенное выражение. У зомби же выражение сменялось от ехидно-недоверчивого в начале до обалденно-уважительного по мере вещания Владимира. Однако никто из собеседников на меня не смотрел, и я, устав строить глазки, решила прислушаться к беседе, перешедшей на пониженные тона.
- …ну, и ты понимаешь, что знать о нас каждый второй просто не может. Мы приходим только тогда, когда есть необходимость. Да, еще вопрос можно? В этом городе только ты пользуешься такими патронами?

URL
2008-04-24 в 02:19 

О сердце моё, тебе равных не будет, усни.
А дальше всё-таки в журнале?..

2008-04-24 в 15:38 

шорт...меня застукали.
и чего это тебя выперло почитать, а? :-P
кусок в журнале. и вообще, оно не дописАлось...

URL
2008-04-24 в 15:41 

Зомби некоторое время молчал, словно не мог быстро переварить предоставленную информацию и составить ответ на вопрос. Потом буркнул:
- Ну да. Маньяков больше нет. Хотя…- о чем-то вспомнив, Петренко с силой сжал кулак, в котором держал отданный Вовой патрон. Серебро не выдержало такого издевательства. Оглядев полученный мятый кусочек металла, зомби сунул его в карман и продолжил:
- Вчера вот…влез какой-то идиот и выкрал обойму. Пока так и не поймал.
Последнюю фразу он почти прошипел.
- Хм, - Вова очень серьезно смотрел на собеседника.
- А хочешь, скажу, где ты его можешь найти?
Зомби прищурился.
- Ты и это знаешь?
- А как ты думал? В общем, слушай. Завтра…вернее, уже сегодня днем примерно в 16.40 он будет в «Салоне молодоженов». И, вполне вероятно, собирается применить позаимствованные у тебя патроны.
- Подставить, значит, решил, - засопел Петренко.
- Ну ниче, ниче. Достану я тебя…
Зомби хищно осклабился.
- Значит так, посидите тут у меня, пока я проверю этого нахала. Эй!.. - развернулся он к тихо маячущим за спиной подручным.
- Стоп, стоп! – Володя сделал шаг вперед.
- Не так быстро. Ты думаешь, ты у нас один такой?
Петренко скептически поглядел на Вову, видимо, размышляя, стоит ли нас выпускать, стянул с головы шляпу, задумчиво поскреб лысину, слабо отсвечивающую в свете фонарика, и плюнул:
- А, ладно. Валите давайте, Хренители фиговы. Но если ты прогнал – из под земли вырою, понял? – он мрачно покачал увесистым кулаком перед лицом Вовы. Владимир как будто и не заметил.
- Верим, - самым серьезным тоном ответил он. – Ну, так мы пошли?
- Валите, сказал, - Петренко развернулся и стремительно скрылся во тьме коридора.
Вова развернулся.
- Пошлите, ребята.
- Не «пошлите», а «пойдемте», - буркнула Диана, но послушно потопала в направлении выхода.
Обратный путь показался короче. Наверно, мы так стремились покинуть канализационные пенаты, что невольно прибавили шаг.
Наконец, выбравшись из канализационного люка и спугнув этим какого-то бомжа, мы сгрудились около машины. Некоторое время постояли молча.
- Ну что, пойдем до квартиры?
Ян кивнул за всех.

Только когда закрылась дверь за нашими спинами, я поняла, насколько устала. Не физически. Морально. Вся эта беготня, поиски то одного, то другого, просто попытки выкрутиться из ситуации. И неизвестно, сколько все это будет длиться.
Спать не хотелось, хотелось есть, но осознавать это желание я упорно отказывалась.
Вова, как только все расположились, заперся в ванной. Ян и Диана о чем-то тихо переговаривались в комнате, а я примостилась на подоконнике кухонного окна, разглядывая спящий темный город. Время, казалось, остановилось, и я равнодушно подумала, что на самом деле так было всегда. Всегда ночь, и мы зомби, и сидим в этой квартире. А больше и нет ничего. Воспоминания – это воображение, иллюзии больного мертвого мозга. Есть только эта квартира, эта ночь за окном и шум воды в ванной.
Потом пришла Дианка и позвала меня в комнату. Я послушно поплелась, но в беседе не участвовала. Все казалось пустым, глупым. Смотрела апатичными глазами, как ребята жестикулируют, обсуждая, получится ли в этот раз, как нервничает, но пытается это скрыть Вова. Понятно, чем ближе тот роковой час, когда убили его любимую, тем страшнее. Особенно, если опять не выйдет, что-то пойдет не так. Интересно, а как бы я вела себя на его месте? Если бы я так же вернулась в тот день, когда нашла бабку Марью в ее избушке? Побежала бы предупредить? Что бы сделала, чтобы предотвратить происшедшее? Ведь я даже не знаю, кто это был, не видела ни его самого, ни его следов. И если у Вовы есть хоть какие-то зацепки, то у меня лишь воспоминания восьмилетней девочки…
Придумать, что бы я делала в такой ситуации, я не успела. Потому что снова заснула. И снова видела сон.

URL
2008-04-24 в 17:06 

О сердце моё, тебе равных не будет, усни.
Атамираэль
А я вообще.. вредная :)
Ты дописывай, дописывай)

2008-04-24 в 19:38 

сяс как дописаю! :-P

URL
2008-09-22 в 10:21 

Седовласка
- Сволочь, - тихо высказала общее мнение Диана, когда наша компания в очередной раз оказалась в темном, ставшем уже почти родном, дворе.
Да, Петренко прибыл в этот злополучный магазин, да, он даже узнал того, кто выкрал его патроны, и это оказался именно тот человек, который стрелял в Женю. Но зомби-киллер не потрудился позаботиться о безопасности окружающих. Он выстрелил в убийцу, пуля пробила несчастного насквозь и попала в Женю. На излете, но все же достаточно, чтобы убить девушку.
Глупо и неотвратимо.
Черт, а если решения нет? Если, что бы мы ни делали - все впустую? Если всегда будет какая-нибудь случайность, роковое стечение обстоятельств, как говорится?
Я не заметила, что сдавленно шепчу эти слова вслух и вздрогнула, когда Вова положил мне руку на плечо:
- Нет, Женька, - тихо, но твердо сказал он. – Выход есть. Выход есть всегда. Ты и сама ведь это понимаешь. Подозреваю, что если бы Палыч хотел от нас избавиться, то вряд ли бы выбрал такой трудоемкий и странный способ, как запереть всю компанию у меня в мозгу. Ну. Жень. Сейчас мы хорошенько подумаем и найдем решение, правда ведь?
Он доверительно заглянул мне в глаза, и мне стало так стыдно за свою слабость, что слезы навернулись.
- Прости, - пробормотала я. – Да, конечно.
Я подняла голову, посмотрела на Яна и Диану. В их глазах, как мне показалось, было осуждение, но ребята молчали. Я сдавленно шмыгнула и спросила:
- И что предпримем на этот раз?

Почти два часа мы убили на разработку плана. Предлагались совершенно безумные идеи, как выкрутиться из ситуации, но ни одна не показалась нам достаточно надежной, чтобы быть реализованной. Наконец все выдохлись и молча уставились друг на друга.
- Я вот что подумал, - нарушил молчание Вова. – Если уж я такой упрямый и не убеждаюсь перенести день покупок, так может меня просто изолировать?
- Закопать где-нибудь? – мрачно пошутила Диана.
- Ну, зачем, - вполне серьезно ответил Володя. – Просто…ммм… не знаю, связать, что ли, положить куда-нибудь, откуда я буду достаточно долго выбираться, чтобы пропарить все на свете.
Он вопросительно уставился на нас.
- Знаешь, Вова, - осторожно начал Ян, - представляя себе, как ты дерешься, я, пожалуй, за это не возьмусь. Не то чтобы боюсь оказаться побитым, но… подозреваю, что толку будет мало.
- Не забывай, ты теперь нечеловечески силен, - покачал головой Владимир. – И, конечно же, я помогу. Думаешь, в стороне буду стоять и смотреть, как вы меня вяжете? Ну, уж нет, когда еще доведется самого себя крутить. - Он ухмыльнулся.
- Ну, в принципе идея, - согласился Ян. – Подробности? Надо продумать, как это лучше сделать.
- Сначала съездим до квартиры, возьмем кое-что, что может пригодиться. Я как думаю, - быстро говорил Вова, в третий раз взламывая злосчастный «Запорожец» и замыкая зажигание, - Надо его упаковать так, чтоб выбирался подольше. Как видите, обычные замки для меня не особая проблема. Так что используем некоторые приспособления…
Всю дорогу мы обсуждали предстоящее мероприятие. Потратив примерно еще полчаса на поиски того самого «кое-что», наша компания вернулась к дому, в котором находилась собственно квартира Владимира.
Когда мы выгрузились, свет в окнах уже не горел.
- Значит, так,- еще раз проинструктировал нас Вова, - Дверь я открою. Заходим тихо. Ты, Ян, встанешь сбоку у дверей спальни, я покажу, где. Потом немного пошумим. Когда он выйдет из комнаты, сразу хватай. Остальные помогают по необходимости.
Ян кивнул. У музыканта было такое сосредоточенное лицо, будто он уже пытался удержать вырывающегося Вову.
- Пакуем его быстренько и сваливаем. Все понятно?
Мы кивнули. Не смотря на нашу возросшую силу, мне все-таки было боязно. Володя уже не раз показал себя хорошим боевиком, и, чувствую, придется потрудиться, чтобы скрутить его, да еще и не поломать чего, и не нашуметь при этом.
Воровато оглядываясь и маскируясь от поздних прохожих, мы просочились в подъезд и поднялись на третий этаж. Вова открыл дверь - это все-таки была его квартира, хоть и в прошлом. Тихо-тихо все проникли внутрь, некоторое время постояли, прислушиваясь, но хозяин, похоже, не проснулся.
Владимир махнул рукой, и Ян занял позицию у дверей спальни. Остальные прижались к стенам вне пределов зоны видимости из комнаты. Затем Вова на цыпочках прошел к входной двери, приоткрыл ее слегка и захлопнул. Щелкнул дверной замок. Все замерли.
Примерно минуту ничего не происходило. Я уже начала подумывать, что "бумсик не удался", но Вова не торопился повторять трюк. Он ждал. И нам ничего не оставалось, кроме как делать то же самое.
Прошла еще минута. Наконец дверь спальни приоткрылась. Ян вжался в стену. Осторожный хозяин выждал еще несколько секунд, видимо, прислушиваясь, пока наконец не выскользнул из комнаты светлым пятном. В ночи зомбийское зрение играло нам на руку, и мы хорошо его видели. Надеюсь, что он нас нет.
Это был такой же Вова, как тот, что стоял у нас за спинами, разве что немного моложе и без того груза обреченности в душе, что носил наш друг. Чуть выше среднего роста, с хорошо развитым телом и короткой стрижкой. В правой руке обратным хватом зажат нож, на левой - кастет. Больше я разглядеть не успела. Ян, не теряя времени, обхватил мужчину со спины обеими руками и прижал к себе. Из груди того с легким всхлипом вышел воздух. Похоже, музыкант немного перестарался.
Однако, не смотря на это, Вова-тогдашний умудрился вывернуть руку с ножом и всадить его Яну в бок. Я тихо охнула, Дианка бросилась на помощь, но Ян только вздрогнул от неожиданного удара и сдавленно прошипел:
- Держу! Нормально!
На хозяина квартиры это не произвело ровным счетом никакого впечатления. Он начал вырываться, извиваясь всем телом, насколько это позволяло его положение, однако не кричал, хоть и пыхтел как мамонт. Видимо, боялся разбудить Евгению, опасался, что она тоже попадет под удар, если выйдет из комнаты. Подскочившая Диана вырвала у него нож и вцепилась в другую руку, в которой был зажат кастет.
Тем временем наш Вова проскользнул за спинами боровшихся и осторожно прикрыл дверь спальни. Затем снял пояса наручники из черного металла и не без помощи Дианы сковал сопротивляющуюся жертву.
Вова-тогдашний, как только почувствовал на запястьях холодный металл, сразу прекратил попытки вырваться. Он с ненавистью оглядел нашу компанию, и, видимо, только сейчас понял, что происходит что-то не то. Вытаращив поблескивающие белками в темноте глаза, он уставился на Яна. Рот человека в изумлении открылся, и Диана неприминула воспользоваться случаем – ловко втиснула кляп. Мужчина от неожиданности хрюкнул, но любоваться на нашу компанию ему долго не дали. Ян легко подхватил тело, взвалил на плечо, и мы навострились на выход.
Скрип кровати, донесшийся из спальни, прозвучал в ночной тишине, словно треск ломаемых ворот. Я нервно замерла, Ян вздрогнул, а Диана тихо выругалась. Все обернулись на Владимира. Тот как ни в чем не бывало махнул рукой, мол, двигайте дальше, я разберусь.
Ребята переглянулись, но послушались. Аккуратно, стараясь не пересчитать пленником косяки, Ян протиснулся на лестничную площадку, Дианка выскользнула за ним. Я шла последней в нашей троице, но не торопилась. Не понимая, что заставляло медлить – толи любопытство, толи невесть откуда взявшаяся неуместная ревность - я притормозила у дверей, точно зная, что Вова со своим человеческим зрением меня не заметит.
Тем времен дверь спальни скрипнула и оттуда показалась Женя.
- Вовка, - она с удивлением смотрела на стоящего перед ней человека. Было темно, но не различить, что Владимир одет явно не по-ночному, она не могла.
– Ты чего? – спросила она испуганно.
- Женька, - ответил Владимир неожиданно охрипшим голосом. – Жень, все нормально. Мне… - он запнулся, - мне надо прогуляться. Это ненадолго. Сейчас вернусь.
Девушка вышла в коридор и, приблизившись, положила руки ему на плечи.
- Что-то случилось? – спросила она тихо.
Вова слегка запнулся перед ответом.
- Да, - наконец сказал он честно. – Но ничего страшного. Все будет хорошо, я обещаю.
Евгения, похоже, не поверила. Да и я бы не поверила, что все хорошо, если бы мой любимый начал меня убеждать в этом поздно ночью, явно собираясь тайком куда-то отправиться.
Молчание затягивалось. Вова не торопился или, подозреваю, просто не мог заставить себя оставить девушку. Внезапно Женя быстро прильнула к нему и зашептала:
- Знаешь, мне снился такой странный сон. Как будто что-то проглотило меня целиком, и я плаваю внутри этого, а снаружи оно стало как я. А ты не хочешь поверить, что я это не я, и это не дает мне пропасть окончательно. И ты все ждешь, что я выберусь, а я не могу и… Не ходи ни куда, а? – переключилась она внезапно. – Мне страшно.
Девушка неуверенно замолчала. Похоже, она сама не слишком верила в чертовщину, и признаваться, что пошла на поводу необоснованных страхов, ей было тяжело.
Вова выдал натужный смешок. Он медлили с ответом, обнимая девушку за плечи, и мне показалось, что он колеблется, не бросить ли все и не остаться ли действительно с Женей, здесь, чтобы все было так, как раньше, хорошо и красиво…
- Я быстро, - сказал Вова окрепшим, но полным тоски голосом, с явной внутренней борьбой отстраняя от себя Женю.
Она стояла, опустив голову. Потом сказала.
- Я дождусь тебя. Не буду спать.
- Ну что ты, - Владимир ласково провел по ее щеке. – Не надо. Мне будет проще, если буду знать, что ты отдыхаешь и не волнуешься понапрасну.
- Значит, все-таки что-то серьезное? – почти утвердительно спросила Женя, но возразить Владимиру не дала. – Ладно. Я лягу спать. Усну или нет, не от меня зависит. Но учти, если утром не застану тебя в постели – весь город переверну.
Она чмокнула его в щеку, повернулась и скрылась в комнате, не дожидаясь ответа Владимира.

URL
2008-09-23 в 21:01 

Ариотелиа
:super: А дальше?!

2009-11-05 в 12:47 

Вовка застыл, уставившись на закрывшуюся дверь спальни. Плечи его поникли, да и сам он стал как-то меньше, словно придавленный невидимым грузом.
Мне внезапно стало стыдно. Ну, зачем, спрашивается, я полезла подглядывать? Влезла в чужие тайны немытыми, разлагающимися пальчиками, и что это дало? Потешила себя, называется. Да только любопытство кошку сгубило, как говорили древние…
Стараясь не шуметь, я сбежала вниз по лестнице и выскочила из подъезда.
Ребята, благоразумно решившие лишний раз не маячить перед окнами полуночников и случайными прохожими, уже ждали в машине. Пленника в салоне не наблюдалось. Похоже, его поселили в багажнике. Я втиснулась на заднее сиденье.
- Все в порядке, сейчас выйдет, - ответив на вопросительные взгляды Яна и Дианы, я отвернулась и уставилась в окно.
Володя появился минуты через три. Он молча преодолел расстояние от двери подъезда до машины, быстро распахнул дверцу, буквально запрыгнул на водительское сиденье и тут же завел мотор.
- До рассвета не больше трех часов. Нужно убраться как можно дальше, и так, чтобы выбираться ему пришлось до самого вечера, – объяснял Владимир, а сам уже выруливал на центральную улицу. «Запорожец» жалобно скрипел и покряхтывал, неуклюже подпрыгивая на ямках, но Вова был неумолим. Он гнал старую машину прочь из города, выбирая малоезжие пути. Через пятнадцать минут мы были уже на трассе. Подозреваю, что машина со времен юности не знала таких скоростей.
Светлые пятна фонарей, приглушенные зомбийским зрением, размеренно мелькали за окном. Меня укачивало и клонило в сон, но я боялась, что, заснув, перестану участвовать в происходящем и снова стану бессильным наблюдателем. Так что приходилось тупо пялиться за окошко, уткнувшись лбом в стекло. На кочках машина подпрыгивала, и холодная гладкая поверхность не сильно, но ощутимо прикладывала меня по голове. Таким образом борьба со сном велась достаточно успешно.
Постепенно небо начало сереть. Как сильно мы удалились от города, я не знала, расстояния – не мой конек. Два часа бешеной езды на колымаге, грозящей развалиться при очередном неосторожном повороте, постепенно измотали пассажиров. Диана все чаще пыталась упасть на Яна, а тот – на меня. Мне, впрочем, было уже все равно.
И только Володя сосредоточенно вел автомобиль. Он за все это время не проронил ни слова, лишь смотрел на дорогу, крутил руль, да дергал за рычаг переключения скоростей. Ни на лице, ни в движениях его уже не осталось и следа тех эмоций, которым удалось вырваться из-за стены внутреннего контроля еще несколько часов назад. Вновь спокоен и уверен в себе.
Наконец, машина остановилась. Судя по окружающему пейзажу, дорога, куда завез нас Владимир, проходила через глухие места. Густые заросли елей, корабельных сосен, изредка перемежавшихся с березками и осинами, обступали дорогу, создавая впечатление, что снаружи темнее, чем на самом деле. Впечатление обманчивое, так как часы показывали половину пятого утра. Еще пол часа максимум, и наступит рассвет.
Наша компания выбралась из машины на обочину, шумно сопя и разминая затекшие ноги и спины. Володя заглушил мотор, вышел наружу, обошел колымагу и задумчиво уставился на багажник. Затем вставил ключ в замок и пинком обломил его у основания.
- Это его задержит, - пояснил он.
- Мне кажется, надо убрать машину с дороги, - задумчиво оглядывая трассу, сказал Ян. - Ну-ка, взяли!
Я уцепилась за один угол «запорожца», Дианка за другой, а Ян подхватил машину с противоположной нам стороны. Володя лишь задумчиво наблюдал за процессом. Втроем мы без труда оттащили автомобиль за придорожные кусты.
Когда все выбрались обратно на трассу, Вова уже сидел на обочине, задумчиво разглядывая порозовевшее небо. Мы разместились рядом.
- Солнечно сегодня будет, - невпопад заметил Владимир, обращаясь к редким облакам.
- Угу, - не сразу отозвался Ян.
Чувствовалось напряжение, завладевшее каждым из нашей компании. Я следила за муравьями, бегающими вокруг моих босоножек. Было страшно. Особенно за Вовку. Я даже не пыталась представить, что будет твориться в его душе, если и в этот раз ничего не получится. Хотя, скорее всего, он справится. Вздохнет, улыбнется с грустью и начнет разрабатывать новый план. И мы снова будем его выполнять, истово пытаясь помочь другу. Ведь он у нас один. И мы у него тоже…

URL
2009-11-05 в 12:57 

Лисы по ту сторону дождя
О сердце моё, тебе равных не будет, усни.
А почему так ма?..)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Серебро

главная